Об образовательном стандарте

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
21 октября 2002, 00:00

Вы, наверно, даже не замечаете, а ведь сейчас обсуждается, принимается и будет принят образовательный стандарт общего образования - документ, определяющий, чему будут учить - и чему обязаны выучить - человека, пришедшего в российскую школу. Дело это серьезное. Такие документы действуют, как правило, не менее десяти-пятнадцати лет, на их основе разрабатываются школьные программы.

Конечно, преувеличивать значение стандарта не нужно. Действующий учительский корпус (плюс директорат школ, плюс органы управления образованием...) может учить детей только тому, чему учит сейчас; действующие педвузы - также структуры крайне инерционные; заметно сдвинуть эти махины никакой отдельной бумагой - хотя бы тем же стандартом - заведомо нельзя. Однако стандарт должен и может задать направление желаемых перемен, показать стране, чего она, страна, надеется в ближайшие годы добиться от своей школы.

В проекте коллектива авторов (более теоретиков, чем практиков) под руководством академиков Российской академии образования Э. Д. Днепрова и В. Д. Шадрикова заметнее всего два вектора перемен. Первый таков: детей нужно разгрузить. Мне это не кажется аксиомой. Переутомленность от научных бдений - это последнее, что может прийти в голову при виде сегодняшнего подростка. Да, здоровье детей в России становится все хуже - но едва ли только из-за ботаники с геометрией, а не, например, от скверного питания, дурной воды и качества здравоохранения. Скажем, тридцатикратный рост врожденного сифилиса - уж никак не от геометрии. Тем не менее проект выстроен под знаменем "разгрузки".

(Иное дело, что разгрузка в проекте жульническая: число часов по всем предметам стабильно или растет, а общая сумма часов уменьшается - просто потому, что сумма в "старом" варианте учитывает физкультуру, а в "новом" - нет. То, что авторы позволили себе такую наглость, даже хорошо: значит, в РАО все-таки не принято бить друг друга канделябрами...)

Как же под этим знаменем поменялась значимость отдельных предметов? Расцвели, конечно, информатика (не совсем бесполезная, если у школьника есть компьютер, - и со всех точек зрения вопиющая, если ни у школьника, ни у учителя компьютеров нет), а также экономика и право (не хочется даже воображать, как они будут выглядеть в рядовой школе) - в обоих случаях спорить очень можно, но бесполезно: мода-с. Другое дело - перемены в привычных дисциплинах. Тут, хочется верить, еще можно поменять подход, поскольку тот, что наблюдается в проекте, как-то не радует.

Количество часов, отводимых на литературу и историю, урезается; на русский язык часов станет меньше, чем на иностранный. Коротко говоря, делается заметный шаг в сторону колониальной школы: ну, мол, их к чертовой матери, ваш тарабарский язык и вашу варварскую историю - никому они не интересны. Главное - чтобы вы понимали приказы белого господина. Чтобы в такой направленности не оставалось уж никакого сомнения, в проекте мелькает термин "мировой язык" - боюсь, под ним понимается примерно то, что в годы расцвета Британской империи именовалось pigeon English: две-три сотни английских слов с дикарски упрощенной грамматикой. (Когда я на публичном обсуждении выразил несогласие с тем, чтобы родной язык учили меньше, чем чужой, один солидный человек мне попенял: как же вы не понимаете - русский язык дети и так знают, там нужно только подправить... Ну-ну.)

Впрочем, все это, повторюсь, поправимо - как и (по отзывам специалистов МГУ и РГГУ) десятки, если не сотни разного рода ошибок и нелепостей в тексте проекта. Непоправимо, пожалуй, другое. Проект не содержит представления о том, как должна меняться наша школа. Это особенно видно при внимательном рассмотрении второго (после "разгрузки") вектора перемен: разделения школы на основную - и старшую, где предметы могут изучаться на двух уровнях: базовом - и профильном.

Насколько можно понять, проект предполагает введение чего-то вроде западной системы Oberschule, где в старших классах ученик усердно работает над несколькими предметами по своему выбору. Все бы хорошо, но суть нововведений предательски сквозит в цифрах. Если до сих пор математику в старших классах изучали по 350 часов в год, то теперь так ее будут учить в профильных классах, а в базовых на нее отводится 210 часов. То же с литературой: раньше ее учили по 280 часов, теперь столько будет в профильных классах, а в базовых - 210. Итак, "профильная", продвинутая школа будущего - это просто нынешняя школа, а "базовая" школа будущего - это... как бы помягче... это школа для разгруженных детей.

Политические ярлыки - вещь значимая. Год назад было принято политическое решение, что наше образование требует всего лишь модернизации, - вот мы и видим теперь проект образовательного стандарта, совершенно неприемлемый именно потому, что этому решению вполне соответствует. По этому проекту российская школа останется в своих лучших образцах такой, какой стала сейчас в среднем, всем же не лучшим ее образцам будет предоставлено право спокойно ухудшаться. Этакий патент на вырождение.

Нет почти никаких сомнений, что этот проект будет принят. Не зря же нынешним летом поправили федеральный закон "Об образовании", убрав из него требование готовить стандарты на альтернативной основе. Что-то в проекте, безусловно, подчистят, но качество его останется прежним - никуда не годным. Нация, таким образом, распишется в том, что понятия не имеет, чему и как должна учить школьников в наступившем столетии. Родителям, не желающим, чтобы их детей "разгружали" до полной безмозглости, предоставляется право нанимать репетиторов...