"Мы уже в Евросоюзе"

Ольга Власова
10 октября 2005, 00:00

Мехмет Али Талат стал президентом Северного Кипра совсем недавно. Он пришел на смену "бессменному главе государства" Рауфу Денкташу, который правил республикой с 1974 года и последовательно проводил политику изоляционизма. Турки-киприоты избрали Талата, поскольку он выступал за воссоединение острова и развитие отношений с Евросоюзом. Прогрессивно мыслящий, по-европейски выглядящий и по восточным меркам очень молодой для президента (ему 53 года), Махмет Талат активно взялся проводить на острове политику компромисса и интеграции. О собственном видении будущего Кипра он рассказал корреспонденту "Эксперта" в своей резиденции.

- Господин президент, готова ли ваша сторона к объединению острова, и если да, то на каких условиях?

- Существовало много планов объединения острова, последний из них - план Кофи Аннана. Он обсуждался только с южнокиприотской стороной, поэтому учитывает интересы только греков-киприотов. Так произошло оттого, что при обсуждении плана Северный Кипр занимал изоляционистскую позицию. Прежний президент господин Денкташ хотел, чтобы Северный Кипр продолжал оставаться отдельным государством, единственным возможным вариантом объединения он считал присоединение Северного Кипра к Турции. Поэтому надо понимать, что когда в обеих частях Кипра проходил референдум по плану ООН, на голосование ставился документ, целиком и полностью подготовленный греками-киприотами.

Парадокс заключается в том, что в итоге мы проголосовали "за", а греки-киприоты "против". Это очень интересно. Раньше турки всегда были против любого объединения, и это было на руку греческой стороне. Они могли выступать в роли жертвы, в роли пострадавших от турецкой несговорчивости. Поэтому на международной арене греки-киприоты имели хороший имидж - им многие сочувствовали. Благодаря этому имиджу им даже удалось подать заявку и вступить в Евросоюз, получив таким образом все права, которые предоставляет ЕС. Но когда по результатам опросов общественного мнения греки-киприоты поняли желание турецкой стороны голосовать "за", они не на шутку испугались, что план объединения будет одобрен. И сами проголосовали "против". Теперь мировое сообщество знает: в действительности греки не хотят воссоединения и разрешения проблемы, в то время как турки-киприоты готовы даже одобрить план, учитывающий интересы лишь греческой стороны. Мы очень надеемся, что это понимание изменит ситуацию вокруг Северного Кипра и с нас наконец будет снято экономическое эмбарго.

- План ООН провалился. Что дальше?

- Сегодня мы готовы к любым дальнейшим переговорам. Мы действительно, а не показушно заинтересованы в решении проблемы разделения острова. Однако греческая сторона, используя преимущества, которые она имеет благодаря статусу единственного законного государства на Кипре и своему членству в ЕС, не хочет идти ни на какой компромисс. Что вполне понятно - у них и так уже все хорошо и они не хотят перемен.

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан лично убедился в этом в ходе последних переговоров и сообщил об этом в своем докладе на Совете Безопасности. Но, к сожалению, не все так просто. Как вам известно, греки-киприоты имеют близкие связи с некоторыми странами - членами Совбеза, особенно с Россией. Если быть до конца честным, они просто используют Россию. Именно из-за прогреческой позиции России рекомендации Аннана не вылились в резолюцию, способную положить конец той политической и экономической изоляции, в которой живет наша республика.

Аннан рекомендовал снять изоляцию, поскольку турки-киприоты продемонстрировали свою добрую волю и стремление к объединению. Санкции, принятые ранее Советом Безопасности, основывались на том, что турецкая сторона Кипра не хочет идти ни на какие переговоры и сама настаивает на изоляционизме и сепаратизме, - раз турецкая сторона виновна в раздробленности острова, то она и должна быть наказана. Но на последнем референдуме мы продемонстрировали - мы не сепаратисты. Прежние санкции Совета Безопасности больше не актуальны. Но они продолжают действовать, ведь их никто не отменял. Главная наша проблема сегодня сосредоточена в Совете Безопасности. Именно поэтому я обращаю такое огромное внимание на взаимоотношения с Россией. Я не понимаю позицию России по этому вопросу. Почему Москва продолжает наказывать нас, если виновник сохранения раскола острова теперь греческая сторона? Это просто нелогично, ведь Россия как раз высказывалась за воссоединение острова. Теперь турецкие киприоты за воссоединение, а греческие против, но Россия продолжает их поддерживать. Почему?

- Россия испытывала аналогичные проблемы с ЕС, когда в него вступили восточноевропейские страны. Новички стали негативно влиять на политику Брюсселя в отношении России. Однако постепенно ситуация улучшается.

- Все-таки наши ситуации нельзя сравнивать. Россия - независимая страна и может отстаивать свои интересы на международной арене, а Северный Кипр - это политически несуществующее государство, которое не имеет никаких прав. Все наши права принадлежат Южному Кипру, который делает все, чтобы воспрепятствовать развитию нашей части острова. Например, они не позволяют Евросоюзу импортировать товары с Северного Кипра напрямую, мы все должны делать только с их разрешения. На деле они блокируют экспорт любых товаров с Северного Кипра. Еще пример. Если вы русский и у вас есть южнокипрская виза, то вы все равно не можете попасть на территорию Южного Кипра через Северный Кипр. А американцам это позволено. Почему так? Вы их поддерживаете, а они вас дискриминируют, американцы их, наоборот, не поддерживают, а они им разрешают?

- Есть признаки того, что изоляция Северного Кипра будет ослаблена?

- Такие признаки есть, даже ваше присутствие здесь - это тоже признак ослабления изоляции. После референдума в западной прессе появилось много публикаций, поддерживающих северных киприотов и обвиняющих президента южных Попандопулоса в провале референдума. Увеличился поток западных туристов. Они приезжают сюда, видят, что северные киприоты мирный и дружелюбный народ, и в следующий раз приезжают уже с друзьями. К нам даже прилетали конгрессмены из США, причем прилетели напрямую из США, чтобы показать, что в этом нет ничего нелегального. Азербайджан заявил об установлении прямого рейса в Эрчан. Раньше такое было просто немыслимо. Даже российское правительство, традиционно поддерживающее греческую сторону, сейчас стало относиться к нам значительно более умеренно и благосклонно. Год назад я встречался с вашим министром иностранных дел Лавровым в Стамбуле. Раньше такое было невозможно. Я попросил его о встрече на Кипре, и он ответил, что если я приеду в российское посольство, находящееся в южной части острова, то он готов встретиться. Это очень положительная реакция - раньше министр определенно сказал бы "нет". А теперь он говорит: я не могу приехать в ваш офис, но если вы приедете в мой, то мы можем встретиться. Это большой прогресс.

- А какие у вас отношения с Турцией и ЕС? Вы собираетесь вступить в ЕС?

- А мы уже в Евросоюзе, потому что вся территория Кипра в ЕС, хотя мы и не признаны. Турция не имеет ничего против нашего членства. Конечно, у нас с Турцией были эксклюзивные отношения. Она единственная нам помогала, была окном в мир. Вот если я захочу позвонить за рубеж, то греческая сторона меня заблокирует. Поэтому я звоню только через турецкого оператора. Если я хочу послать письмо, то это возможно тоже только через Турцию. Но постепенно мы становимся все ближе к Европе, и я не вижу в этом никакой проблемы.