Решение без задачи

Наталья Литвинова
26 июня 2006, 00:00

Рассматривая вопрос об эффективности снижения пошлин на ввоз обуви, правительству предстоит решить, развиваем мы собственное обувное производство или же делаем ставку на импорт

В ближайшие дни в правительстве обсудят эффективность снижения таможенных пошлин на ввоз обуви, осуществленного в октябре прошлого года. Либо результат признают удовлетворительным, и новые сниженные пошлины станут постоянными, либо не признают, и тогда снижение будет просто продлено на девять месяцев, по истечении которых все и решат окончательно. Участники обувного рынка — импортеры и производители — заинтересованы в прямо противоположных решениях, и, по сути, правительство, рассматривая этот вопрос, должно определиться: будем мы развивать собственное производство обуви или импортировать ее.

До последнего снижения тариф на импорт обуви во всех ценовых категориях составлял 15% плюс 1,4 евро за пару. С октября прошлого года на обувь стоимостью свыше 15 евро пошлину снизили до 10%, но не менее 1,8 евро за пару. В итоге снижение совокупных выплат (пошлина плюс НДС) в этой ценовой группе обуви составило 12–15%. В дешевом сегменте обуви — до 15 евро за пару — была назначена пошлина 2 евро, при этом совокупный платеж уменьшился на 4–9% и составляет от 35 до 65% от стоимости обуви.

Снижение пошлин лоббировал Национальный обувной союз, в состав которого входят ведущие импортеры обуви. Цель этой акции — борьба с теневым ввозом обуви в страну, который сегодня составляет практически 70% от общего объема импорта и две трети от объема всей приобретаемой обуви в стране.

Проблема серого импорта в обувной отрасли уже давно имеет угрожающие размеры и, по сути, является главным тормозом в развитии собственной обувной промышленности. В последнее время и сами импортеры стали страдать от серых схем. «Теневой ввоз обуви приводит к тому, что вся дальнейшая цепочка по ее реализации также оказывается в тени, — говорит Наталья Демидова, генеральный директор Национального обувного союза. — Сегодня импортерам такая ситуация невыгодна, они уже обросли своими розничными сетями, официальными каналами сбыта и просто хотят спать спокойно».

По данным Национального обувного союза, снижение пошлин принесло свои положительные итоги: за I квартал этого года физический объем задекларированного ввоза обуви — количество пар — вырос более чем в два раза в сравнении с I кварталом прошлого года. Объем налоговых поступлений по одному только Центральному таможенному управлению вырос примерно на 20 млн долларов, то есть тоже практически удвоился. В Национальном обувном союзе эти цифры считают главным подтверждением того, что снижение пошлин — действенный инструмент в выводе импорта из тени и этот успех следует развивать дальше. Более осторожен в оценках Российский союз кожевников и обувщиков, выражающий интересы отечественных производителей. Генеральный директор союза Александра Андрунакиевич сомневается, что уже можно делать выводы о положительном (или отрицательном — для внутреннего производства) влиянии снижения пошлин — по результатам одного квартала это преждевременно. «Во-первых, в этот период завозилась обувь только одного сезона — летняя, она беспокоит российских производителей меньше, чем осенне-зимняя, поскольку летнюю обувь мы практически не производим, — говорит Александра Андрунакиевич. — Во-вторых, мы все видим, как усиливается администрирование на таможне. Каждый день поступают обнадеживающие сигналы, говорящие, что таможенники взялись за наведение порядка. Так, может быть, увеличение официального объема ввоза связано с ужесточением порядка, а не с доброй волей импортеров? Эта причина кажется более реальной».

Российские производители разделяют эту точку зрения. «Я не верю, что снижение пошлин подвигнет кого-то честно платить все налоги, — считает генеральный директор компании Ralf Ringer Андрей Бережной, — пока можно будет сэкономить хотя бы доллар, люди будут экономить и использовать серые схемы. Только жесткое администрирование на таможне и неотвратимость наказания: не будешь выполнять закон — сядешь в тюрьму — способны прекратить контрабанду».

Обсуждаемое снижение пошлин на дорогую и среднюю по цене обувь в любом случае не решит задачу вывода из тени огромной массы неучтенной обуви. По оценкам игроков, около 80% контрабандной обуви продается как раз в нижнем ценовом сегменте и реализуется на рынках, где средняя цена на кожаные туфли составляет 350 рублей.

Какими методами бороться с теневым обувным рынком, станет ясно лишь при наличии внятной промышленной политики. Если правительство сочтет, что стране нет смысла конкурировать с Юго-Восточной Азией в производстве дешевой обуви, то, возможно, решение снизить пошлины действительно станет одним из важнейших инструментов легализации рынка. Но тогда и ныне существующим производителям придется переносить свои производственные площадки в этот регион и закрывать фабрики в России, убежден Андрей Бережной. Если же внутреннее производство (а это сотни тысяч рабочих мест) стране необходимо, то вести борьбу за легализацию рынка можно другими путями. Например, г-н Бережной предлагает вместе с жестким контролем на границе и таможне ввести квотирование поставок из Китая: «Да, такие меры приведут к повышению средней цены на обувь в стране, но, думаю, народ сможет это пережить, если ему внятно объяснить цель — это делается для спасения целой отрасли промышленности. Если же внутренний рынок будет защищен от нелегального ввоза, то есть шанс, что мировые обувные компании придут сюда с инвестициями и начнут размещать производственные площадки у нас, а не только в странах Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. А при сегодняшних условиях на таможне им выгоднее экспортировать сюда готовую обувь».