Война, в которой армии не побеждают

Тема недели
Москва, 24.07.2006
«Эксперт» №28 (522)

Происходящее в Ливане трудно назвать полноценной войной. С одной стороны, все признаки классической войны налицо: армия одного государства ведет военные действия на территории другого, рвутся бомбы, рушатся дома, гибнут люди, в том числе израильские солдаты. Но при этом армия Ливана в боевых действиях совсем не участвует, а занята исключительно охраной дипмиссий и обеспечением безопасной эвакуации иностранцев. Израиль воюет с «Хезболлой», точнее, с ее призраком: стоило израильским войскам войти на территорию Ливана, как боевики «Хезболлы» сразу же растворились в жилых кварталах, причем не только на юге Ливана, но и в Бейруте.

В первые дни войны — а происходящее все же война — многие эксперты рассуждали о том, сколько времени понадобится израильской армии, чтобы дойти до Бейрута (некоторые говорили даже про Дамаск). Однако прошло уже больше недели, а войска, пожалуй, самой сильной армии мира все еще топчутся в Южном Ливане и теряют в засадах людей. Причина ошибки вовсе не в неожиданной слабости израильской армии — она по-прежнему сильна, просто эксперты руководствовались воспоминанием о прежних войнах, которые вел Израиль, и общими представлениями о классической войне. Но современная война — во всяком случае, на Ближнем Востоке — радикально отличается от тех войн, которые велись там еще в 50-е или 70-е годы. Те же американцы наголову разбили иракскую армию в классической войне, но вместо победы получили кромешный ад нынешнего Ирака. Причем «мирные потери» американцев в Ираке уже многократно превысили военные и, судя по всему, в обозримом будущем будут только расти.

Какие задачи всегда решали военные? Подавить сопротивление армии противника, занять города и стратегические объекты. Однако сегодня все это решающего значения не имеет, так как реальным противником является не государство, а силы, не имеющие однозначной государственной привязки. Более того, этим силам вовсе нет необходимости держать фронт, оборонять стратегические пункты. Фронтом может оказаться любая улица, любая дорога, а стратегическим пунктом — жилой дом или автомобиль, перевозящий мебель. Более того, их не интересует судьба какого-либо государства и его граждан — они вообще не имеют отношения ни к каким государственным институтам.

В этих условиях решение военных задач становится непосильным для армии делом. Она по-прежнему нужна, она по-прежнему важна, но уже не может стать решающей силой в отстаивании интересов государства и его безопасности. Профессиональный и опытный военный Ариэль Шарон это прекрасно понимал, а потому в своей политике не делал однозначной ставки только на армию. Опираясь на силу израильской армии, он тем не менее вел обширную политическую игру, договариваясь с тайными и явными противниками Израиля, устраняя с помощью спецслужб тех, с кем договариваться не хотелось или было невозможно, — он выстраивал политику, в которой военная сила была только одним из силовых аргументов. Нынешнее же руководство Израиля — политики, которые живут в логике прошлых войн, а потому

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (522) 24 июля 2006
    Кризис на Ближнем Востоке
    Содержание:
    На обломках мирного процесса

    Более чем десятилетний период попыток разрешить арабо-израильский конфликт путем переговоров завершился вторжением израильской армии в Ливан

    Разное
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Неизвестный русский бизнес
    На улице Правды
    Реклама