Большой террор

Политика
Москва, 13.08.2007
«Эксперт» №29 (570)
70 лет назад, 5 августа 1937 года, органы НКВД приступили к реализации приказа за № 00447 — началась одна из самых крупномасштабных кампаний массовых репрессий, впоследствии названная Большим террором

Сразу стоит оговориться, что, выделяя эту дату, вовсе не стоит считать ее началом репрессий как таковых. Массовые репрессии были и до 5 августа 1937 года и не закончились в 1938-м. Еще в «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицын очень точно писал: «Когда теперь бранят произвол культа, то упираются всё снова и снова в настрявшие 37-й — 38-й годы. И так это начинает запоминаться, как будто ни ДО не сажали, ни ПОСЛЕ, а только вот в 37-м — 38-м. Не имея в руках никакой статистики, не боюсь, однако, ошибиться, сказав: поток 37-го — 38-го ни единственным не был, ни даже главным, а только может быть — одним из трех самых больших потоков, распиравших мрачные вонючие трубы нашей тюремной канализации». Под двумя другими потоками Солженицын имеет в виду раскулачивание 1929–1930-х годов и 1944–1946-е годы, когда репрессиям подверглись солдаты и офицеры, оказавшиеся в германском плену. И это только самые крупные потоки — и в другие годы людей ссылали, сажали и расстреливали (в том числе и за антифашистскую пропаганду). А ведь был еще и большевистский революционный и послереволюционный террор, тоже чрезвычайно массовый, затронувший самые разные группы населения.

Однако, отказавшись от одного мифа, вовсе не следует впадать в другой и представлять себе репрессии 37–38-х годов исключительно как чистку большевистской политической верхушки.

…и др. антисоветских элементов

Собственно «кадровая революция» — репрессии против партруководителей, хозяйственной, политической, военной и творческой элиты — началась еще осенью 1936 года. Весной-летом 37-го аресты пошли уже по нарастающей. К августу, например, уже закончился масштабный процесс над маршалом Тухачевским. Что же касается приказа НКВД за № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов», то он провозглашает именно массовый террор против простых граждан.

Контингент, подлежащий репрессиям в соответствии с указом, менее всего большевистская и интеллигентская элита: «…в деревне осело значительное количество бывших кулаков <….> репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий, а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т. п. <…> Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников — скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др., отбывавших наказание или скрывающихся от репрессий».

Что же до массовости, то и она была прямо заявлена в приказе и даже прописана в виде региональных квот на репрессии. Общее число репрессированных в соответствии с приказом должно было составить 268 950 «антисоветских элементов». Впрочем, в документе значилось, что это только ориентировочные квоты, которые могут быть расширены при необходимости и соответствующем ходатайстве. Мер наказания в приказе всего две: расстрел (квоты на расстрел, разу

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (570) 13 августа 2007
    Региональная политика
    Содержание:
    Судьбы губернаторские

    Нынешняя волна региональных скандалов свидетельствует о кризисе нынешней модели выстраивания вертикали власти. И своими последними действиями Кремль дал понять, что он готов поменять эту модель, несмотря на грядущие выборы

    Реклама