Терапевт для проблемного пациента

Влас Рязанов
кандидат географических наук
1 октября 2007, 00:00

Президент «Сибура» Дмитрий Конов — первый «технический» руководитель компании. С задачей превращения нефтехимического монстра в презентабельную корпорацию он вполне может справиться. Если акционеры не будут стоять над душой

Вряд ли нынешний глава «Сибура» оставит по себе такую же память в бизнес-сообществе, как один из его предшественников, Яков Голдовский, которого поминают разными словами даже через пять лет после скандальной отставки. Впрочем, и о других руководителях «Сибура» в разное время циркулировало немало нелицеприятных слухов. Новый глава крупнейшей в России нефтехимической компании поводов для подобных разговоров не дает. И неудивительно: Дмитрий Конов, по большому счету, — первый публичный и одновременно «технический» президент «Сибура», поставивший задачу создать положительный образ компании в глазах инвесторов.

Второй секретарь

До «Сибура» выпускник МГИМО финансист Дмитрий Конов работал в казначействе ЮКОСа и банковских структурах. В нефтехимический холдинг он пришел в начале 2004 года. К этому времени детище покинувшего Россию Голдовского уже возглавлял Александр Дюков, основным достоинством которого в глазах «Газпрома», надо полагать, была и остается абсолютная лояльность материнской компании. Очевидно, для вывода «Сибура» из кризиса этого оказалось недостаточно, и компании срочно понадобился квалифицированный менеджер-финансист, способный перенаправить денежные потоки в правильное русло и спасти холдинг от банкротства. То, что Дмитрий Конов в начале 2004 года начал исполнять обязанности вице-президента по корпоративной стратегии, не должно вводить в заблуждение — единственной стратегией «Сибура» в то время были финансовое оздоровление и выплата долгов «Газпрому» и прочим кредиторам.

В отличие от г-на Дюкова, которого нечасто можно было увидеть на публике дающим комментарии о настоящем и будущем «Сибура», Дмитрий Конов довольно быстро сделался узнаваемым в бизнес-сообществе лицом компании. В конце 2005 года после реорганизации корпорации (перевода активов на баланс нового Сибур-холдинга) Конов стал главой АК «Сибур», основной задачей которого стала выплата оставшихся старых долгов компании. Вероятно, именно после этой операции в «Газпроме» начали рассматривать Конова как возможного преемника Дюкова. В итоге опыт профессионального финансиста и харизма молодого топ-менеджера (обязанности вице-президента Конов начал исполнять в тридцать три года) в ноябре 2006 года привели его в кресло президента «Сибура». Формальным поводом стало назначение Дюкова главой «Сибнефти», только что купленной «Газпромом».

Артподготовка

Дмитрий Конов принял «Сибур» в неплохом состоянии — бизнес компании, несмотря на практически полное исчерпание всех мощностей, растет как на дрожжах. Успехи новый глава нефтегазохимического холдинга объяснил очень просто — рост внутреннего рынка привел к значительному превышению спроса над предложением и вывел цены на ранее недосягаемые высоты. Сбивать их с этих высот путем создания в России импортозамещающих производств Конов на коллегии Минпромэнерго в Нижнекамске в декабре прошлого года назвал вредным, поскольку это обвалит маржу основных игроков рынка. Экспортные же поставки нефтехимикатов, по версии «Сибура», сдерживаются высокими логистическими барьерами, которые убивают конкурентоспособность российской продукции за пределами страны.

Впрочем, эти слова были скорее обращением к конкурентам, а не планами действий самого «Сибура», позиции которого, скажем, на внутреннем рынке полимеров сейчас довольно скромны. Такое положение дел Конов счел ненормальным, поскольку более половины всего углеводородного газового сырья в России производят именно «Сибур» с «Газпромом». Для исправления ситуации нефтехимический холдинг сначала прижал конкурентов (например, весной был перекрыт вентиль этанопровода для «Казаньоргсинтеза»), а затем объявил о собственных инвестиционных планах: в Кстове и Тобольске через несколько лет будут созданы крупные мощности по выпуску ПВХ и полипропилена. Масштаб проектов впечатляет — мощность полипропиленовой установки в Тобольске составит полмиллиона тонн в год (нынешние мощности в России — 600 тыс. тонн).

Внутренний рынок проглотить все эти объемы вряд ли сможет. Вероятно, именно поэтому уже в августе этого года Дмитрий Конов поменял точку зрения на конкурентоспособность российской химической продукции за рубежом: в интервью одной международной аналитической компании он заявил, что основные надежды на развитие бизнеса «Сибур» связывает с поставками полимеров в Европу.

Упаковать слона

Политика руководства «Сибура» в последние годы, в общем, укладывается в стандартный набор мер, связанных с приведением компании в товарный вид. Оздоровление финансов, нейтрализация конкурентов, масштабные инвестпроекты с экспортными перспективами, повышение публичности и открытости бизнеса, выделение непрофильных активов — все эти шаги были сделаны большинством российских корпораций. В конце пути, как правило, — IPO или продажа акций стратегическим инвесторам.

Кстати, слухи о предстоящей продаже «Сибура» (целиком или по частям) появились сразу же после возвышения Дмитрия Конова в конце 2005 года, однако, как видим, пока не оправдались. Впрочем, в последнее время мероприятия по «наведению глянца» заметно активизировались. Например, вслед за шинным дивизионом из состава холдинга был выделен и бизнес по выпуску минудобрений. Руководить им был приглашен бывший коллега Конова по ЮКОСу Андрей Тетеркин.

Скорее всего, предпродажная подготовка «Сибура» сейчас находится в начальной стадии. Потенциальные инвесторы проявят серьезный интерес к компании только тогда, когда у нее появятся положительный опыт реализации крупных инвестпроектов, четкая стратегия развития и соответствующая ей корпоративная структура. Дмитрий Конов (скорее прагматичный тактик, нежели креативный стратег) — идеальный проводник для «Сибура» на этом пути. Однако, как нам кажется, процесс пойдет намного быстрее, если «Газпром» и аффилированные с ним структуры ослабят контроль над холдингом и дадут Конову и тем немногим толковым менеджерам, которых он пытается собрать в команду, большую свободу действий. Пока же из-за плотной опеки «питерских» любые решения в компании согласовываются месяцами, а четкой стратегии развития у «Сибура» как не было, так и нет.