Второе прочтение НПО

Сергей Василенко
10 марта 2008, 00:00

Создание в Зеленограде высокотехнологичного кластера будет содействовать появлению продукции, конкурентоспособной на мировых рынках. Идея научно-производственных объединений (НПО) возвращается — но в совершенно новом значении и в других масштабах

В сентябре 2007 года во время визита мэра Москвы Юрия Лужкова в Зеленоград в числе других вопросов обсуждалось и создание технопарка на базе Научно-исследовательского института точного машиностроения (НИИТМ) и Московского экономического кластера (МЭК) в Северной промышленной зоне, в Зеленограде. В административном здании «Микрона» был установлен архитектурный макет района и развернута выставка возможной продукции. Руководство концерна «Ситроникс» доказывало мэру, что такой кластер создаст экономически привлекательную среду для производственных предприятий, научно-исследовательских компаний и команд разработчиков. Основная их выгода — возможность на льготных условиях выпускать опытные партии, использовать дорогостоящую лабораторную базу и специальное программное обеспечение для проектирования. Кластер должен возникнуть вокруг уникального производства, строящегося на «Микроне».

Сейчас вопросы практической реализации инициативы «Ситроникса» обсуждаются совместно с соответствующими департаментами московского правительства.

Что взять за образец

Существует два основных подхода к формированию кластеров. Первый — размещение их в проблемных регионах, что в первую очередь призвано уменьшить дифференциацию в развитии. Второй путь более соответствует российской действительности — создание экономических зон в местах концентрации технологий и ресурсов, прежде всего научно-производственных и кадровых.

Кластер может быть представлен в форме трехуровневой пирамиды. Первый уровень — это крупные предприятия, экспортирующие продукцию за пределы региона. Например, компания Nokia в Хельсинки, которая продает свои телефоны по всему миру. Второй уровень — это поставщики, большое количество мелких и средних фирм, которые составляют так называемую экосистему и поставляют для ключевой компании комплектующие, разработки, опытные образцы. Так, в районе Хельсинки расположено порядка тысячи компаний, которые поставляют для Nokia услуги и комплектующие. И третий уровень — бизнес-климат, социально-экономическая инфраструктура. Это различные организации, обеспечивающие крупную компанию кадрами, финансовыми ресурсами, инфраструктурой.

Яркие примеры кластеров можно наблюдать не только в индустриально развитых странах. В Индии уже тридцать лет реализуется национальная программа научно-технического развития, в рамках которой Бангалор превращен в центр интенсивных технологий. Благодаря государственным инвестициям, направляемым в институты и предприятия этого города, удалось запустить устойчивый инновационный процесс во многих секторах промышленности. Крупные компании госсектора действовали как ускорители технического прогресса, обеспечивая генерацию идей и внедрение новых технологий и одновременно готовя необходимые научные и производственные кадры.

Таким образом, кластер представляет собой некий организм, или «региональную деловую экосистему». Он объединяет крупные экспорториентированные компании, мелких поставщиков и инфраструктурные объекты. Этот организм обеспечивает конкурентоспособность ключевых участников кластера и загрузку сотен малых компаний. Универсальных правил и закономерностей развития для таких систем не существует, даже в пределах одной отрасли они могут функционировать и развиваться совершенно по-разному.

Доступ к оборудованию

Принципиальное преимущества кластера, привлекающее в него резидентов, — наличие современного технологического оборудования. Оно стоит миллионы долларов и недоступно для большинства компаний. Современная наука задает новые правила игры — в гараже не поставишь сканирующий зондовый микроскоп, а в подвале не откроешь «чистую комнату». Создание кластера предусматривает свободный доступ к самой дорогой современной технике, ее совместное использование.

Кластер — логичное завершение эволюции наукограда: бизнес-инкубатор, технопарк, кластер. Воссоздается цепочка, необходимая для устойчивого развития отрасли: НИИ-КБ-опытное производство-серийное производство. Только вместо НИИ и КБ выступают небольшие внедренческие фирмы.

Менеджер или предприниматель

Два года назад «Эксперт», обращаясь к теме состояния отечественной микроэлектроники, в качестве важной составной части национальной стратегии развития обсуждал проблему строительства современной «фабрики», заказы на которой смогут размещать и скооперированный частный бизнес, и государство. Директор зеленоградской компании «Элвис» Ярослав Петричкович подчеркивал, что условия для строительства в России «фабрики» уже созрели и лучше государству даже какое-то время дотировать разработки и потребление микроэлектронной продукции, потому что опыт Европы показывает: специалисты уезжают туда, где есть производство.

Однако, по мнению директора «Микрона» Геннадия Красникова, при всем желании невозможно сразу перейти на производство микросхем по стандартам 65–45 нанометров. Квалифицированных кадров, умеющих работать на таком оборудовании, просто нет. Во-первых, на Западе технологии появляются быстрее, чем мы успеваем вырастить специалистов, разбирающихся в этих технологиях. Во-вторых, недостаток трудовых ресурсов усугубляется близостью Москвы, которая переманивает работников большими УДАРЕНИЕ НА О БОЛЬШИМИ возможностями. И наконец, еще одно важное препятствие: МЭК ориентирован на инновационные компании. А инновации в основном создаются на малых предприятиях, разрабатывающих перспективные идеи. Но сегодня предпринимательство не в моде. Талантливые молодые люди все больше предпочитают работать в крупных компаниях, а не в малом бизнесе. Они видят себя скорее наемными работниками, нежели изобретателями-предпринимателями. Однако если таких малых предприятий не будет, то «инновационная экономика» рискует остаться лишь пустым словосочетанием.

Извлечение пользы из знаний

Россия все еще живет в режиме проедания технологических заделов. По данным фонда «Центр стратегических разработок — Регион», лишь 3% всех хозяйствующих субъектов в стране ведут самостоятельные исследования и разработки. В экономическом обороте используется менее 1% полученных патентов (в экономически развитых странах — порядка 70%). Причины такой ситуации известны — общий режим регулирования хозяйственной активности неблагоприятен для инноваций, а законодательство не стимулирует эффективное использование интеллектуальной собственности.

МЭКу предстоит организовать системное извлечение пользы из научных знаний. В зарубежных бизнес-корпорациях эта проблема решается автоматически: инженеры работают рядом с учеными. У нас же ситуация осложняется тем, что существует резкое разделение между фундаментальной наукой и прикладными исследованиями. МЭК должен стать тем механизмом, который преобразовывает научные результаты в технологии, привлекая к сотрудничеству компании, разработавшие и запатентовавшие идеи, но не имеющие ресурсов для их реализации. До сих пор многие идеи, родившиеся в Зеленограде, так и остаются на уровне идей, они нуждаются в доработке, экспериментальной проверке, «упаковке».

Геннадий Красников, рассказывая о том, как МЭК поможет небольшим фирмам выйти на новый уровень, подчеркивал, что отношения между заводом и малыми предприятиями города будут строиться исключительно на взаимовыгодной основе. «Ситроникс» не собирается выстраивать вертикаль, где будет главная компания и подчиненные. Такая структура в Зеленограде не приживется: все друг друга давно знают, отношения могут выстраиваться только горизонтально. Что касается ТВЗ «Зеленоград», то зона не замена кластеру, она станет его важной составной частью. Противоречия здесь нет. Они решают разные задачи и хорошо дополняют друг друга.

 vrez_picture_1

Сергей Асланян, президент ОАО «Ситроникс»:

— Одним из ключевых моментов, определяющих место и роль международной высокотехнологичной компании в мировом рейтинге, является инновационность ее бизнеса. Мы работаем в сфере, где без серьезного внимания к исследованиям и разработкам добиться успеха невозможно. Телекоммуникации, информационные технологии, не говоря уже о микроэлектронике, требуют постоянного научного сопровождения, развития R&D и внедрения новых технологий.

Исторически сложилось так, что в Зеленограде концентрировались научные и исследовательские центры в области электроники. В середине девяностых годов им удалось в основном сохранить свой научный потенциал, но для дальнейшего развития и конкуренции на мировом рынке высоких технологий его оказалось недостаточно.

Нужна собственная современная научная школа, которая будет определять вектор развития отечественной микроэлектроники на ближайшие десятилетия. Как показывает мировой опыт, вокруг современных R&D-центров и производств формируется своеобразная экосистема, которая притягивает небольшие исследовательские компании. Создание в Зеленограде Московского экономического кластера, центром которого станет производство микросхем с топологическим уровнем 65–45 нанометров, даст серьезный синергетический эффект, который выведет отечественную электронную промышленность на передовые рубежи и подтвердит статус Зеленограда как центра инноваций и технологий.