Тайна верховной власти

На улице Правды
Москва, 12.05.2008
«Эксперт» №19 (608)

Задолго до случившейся 7 мая церемонии, в ходе которой второй президент РФ В. В. Путин передал третьему президенту Д. А. Медведеву державные инсигнии, представители самых разных политических направлений сделали все, чтобы по возможности эту церемонию девальвировать.

Концепция двоецарствия, подаваемая в стилистике начальственных указаний, не могла не порождать того естественного соображения, что двоецарствие так двоецарствие, сердце царя (тем более двоих) в руце Божией, но в чем тогда торжественный смысл предстоявших церемоний? Венчание на царство Симеона Бекбулатовича может быть триумфом глубоких политтехнологий, но к мистерии власти — чем, в общем-то, является вручение державы — такой триумф имеет слабое отношение. Тут уж или премудроковарно, или мистериально, а смешивать два этих ремесла контрпродуктивно. Во всяком случае различные жесты и установки, исходящие из Кремля и его окрестностей, объективно работали на создание образа Симеона Бекбулатовича, т. е. на упреждающую девальвацию.

Притом что можно было так и не усердствовать, поскольку весь оппозиционный спектр занимался тем же самым. Уверенно объяснявшие, что будет третий срок, когда выяснилось, что его не будет, с легкостью переложились в ту же концепцию двоецарствия, как будто, невзирая на свои освободительные убеждения, нанялись оказывать агитационные услуги АП РФ.

Слаженными усилиями что тех, что этих, единомысленно объяснявших, что институтом верховной президентской власти можно вертеть что так, что эдак, этот институт должен был бы по всем законам обратиться в сознании людей в нечто странное. То ли это главный (а по факту так даже и единственный) столп государственной власти, то ли это трость, макиавеллистами колеблемая. Тем более что сами макиавеллисты, надувая щеки, усиленно утверждали последнее.

Но состоявшаяся 7 мая церемония показала, что даже столь дружные усилия могут оказаться непроизводительными. Ибо она оказалась sui generis* детектором лжи. Свойства какового детектора заключаются в том, что, когда человек хочет уверить других (а зачастую и самого себя) в чем-то, противоречащем действительности, его выдает собственная плотская натура. Можно искусно симулировать убедительную речь, но такие непроизвольные вещи, как давление и пульс, не поддаются симуляции. При обесценивании слов бывает важнее обратить внимание не на то, что человек говорит, а как он себя ведет.

Поведение же и обоих президентов — ушедшего и пришедшего, и публики, причем как благожелательной, так и совсем не благожелательной, было весьма далеким о того, что естественно было бы ожидать, соответствуй действительности модель, соавторски предложенная нам лоялистскими и освободительными аналитиками.

Положим, вполне заметное смутное волнение В. В. Путина и Д. А. Медведева, не вполне укладывающееся в предполагаемый жанр политтехнологической комедии, еще можно объяснить либо тем, что оба — гениальные артисты, либо даже не предполагая гениальности. Человек так устроен, что при всяком решительном шаге его одолевают смешан

Новости партнеров

«Эксперт»
№19 (608) 12 мая 2008
Новый президент, новый премьер
Содержание:
Обзор почты
На улице Правды
Реклама