Демонстрация на коммунальной кухне

Общество
Москва, 07.07.2008
«Эксперт» №27 (616)
Эстонии кажется, что она нашла симметричный ответ на обвинения в том, что на ее территории притесняется русское население. Эстонцы обвиняют Россию в дискриминации финно-угорских народов. Обвинения звучат неубедительно

Пятый конгресс финно-угорских народов, прошедший в Ханты-Мансийске в конце июня, мог бы остаться совершенно незамеченным: он шел параллельно с саммитом Россия—Евросоюз. В ходе саммита, например, был дан старт переговорам по новому двустороннему стратегическому соглашению между Россией и странами Европы, проанализированы риски и вызовы, которые стоят перед странами в связи с обострившейся энергетической проблемой. Конгресс финно-угорских народов, который проводится раз в четыре года с 1992-го, казался лишь очередным «приуроченным событием» — вроде ярмарки народных ремесел. Даже присутствие на нем президента России и лидеров трех европейских государств Венгрии, Эстонии и Финляндии — не спасало ситуацию, главным все же казался саммит.

Но все изменил демарш эстонской делегации. Напомним, 28 июня президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес в своем докладе подчеркнул, что сохранение национальной самобытности эстонского народа стало возможным после отделения от Советского Союза. «Мы сделали выбор в пользу свободы и демократии. Многим финно-угорским народам еще предстоит сделать такой выбор», — заявил эстонский президент. Он, к слову, постоянно подчеркивал свою этническую принадлежность: например, только он и его жена приехали на конгресс в национальной одежде, лишь стилизованной под официальную.

Представители России восприняли эту речь как намек на то, что народам финно-угорской группы, живущим в России (мордва, марийцы, удмурты, коми, ханты, манси, саамы, вепсы и карелы), тоже неплохо было бы «сделать выбор в пользу сохранения этноса». «Я считаю, что в очередной раз была предпринята попытка политизировать финно-угорский процесс, — заявил глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев. — Пусть и в очень закамуфлированном виде, я почувствовал некие призывы к финно-угорским народам России задуматься о собственном самоопределении». На следующий день тот же Косачев прозрачно намекнул на нерешенность «русского вопроса» в Эстонии. «У России, в отличие от новых государств на бывших территориях нашей страны, нет необходимости в специальной политике по отношению к различным этносам, — отметил Косачев. — У нас нет проблемы с уживчивостью и добрососедством людей самых разных национальностей». На этой фразе вся эстонская делегация во главе с улыбающимся президентом покинула зал. Эстонские политики назвали речь Косачева клеветнической.

Российские ученые давно заметили политическую подоплеку в финно-угорском вопросе. «В заявлениях об особых интересах финно-угорских народов и о необходимости консолидированно отстаивать эти интересы с помощью западных собратьев политические уши торчали изначально. Главное заключалось в том, чтобы эстонцам вместе с финнами и венграми “прижать” Россию по части положения их собственных меньшинств и ограничить критику Россией политики Эстонии в отношении нетитульного, прежде всего русского, населения. В мире появилась малопонятная группа “финно-угорских государств” с неоправданными амбициями судить, каким образом среди угро-

Новости партнеров

«Эксперт»
№27 (616) 7 июля 2008
Глобальный кризис
Содержание:
Больше правильных денег

Нынешний мировой экономический кризис предоставляет России неплохую возможность для повышения качества ее экономической структуры

Экономика и финансы
На улице Правды
Реклама