О способе обретать союзников

Разное
Москва, 18.08.2008
«Эксперт» №32 (621)

Убедившись в ходе недавних событий, что союзников ни в каком, даже самом расплывчатом смысле слова у нас нет, мы должны по меньшей мере задуматься. Не то чтобы геополитическое одиночество равнялось катастрофе — вовсе нет; истории известны случаи, когда оно бывало сознательной политикой первостатейных держав. Но в трудную минуту всё-таки хотелось бы, чтобы кто-нибудь на свете, кроме наших собственных политиков и дипломатов, посмел хотя бы вымолвить вслух, что «Градами» по Цхинвалу молотили не мы, а грузины. Об одном способе решать эту задачу я и позволю себе напомнить.

Ясно, что поддерживать тебя будет тот, кто получает от тебя в настоящем и надеется получать в будущем что-то для себя важное. Но нужно, чтобы он понимал, что обязан именно тебе. Вот многие думали, что страны ближнего зарубежья должны быть сердечно нам преданы, поскольку мы их снабжаем энергоносителями по бросовым ценам. Бред. Нефть и газ сделали не мы; мы хоть сквозь землю провались, Самотлор и Уренгой никуда не денутся — а потому единственным порождением наших демпинговых поставок в умах постсоветских элит оказывается страстное желание не быть нам обязанными. Поскольку это желание точно совпадает с интенциями главного раздатчика кнутов и пряников в современном мире, то есть Штатов, его оказывается легко и приятно удовлетворять. Что и делается.

Чуть лучше в этом смысле поставки нашего вооружения. Его и делаем, и продаём именно мы — и, случись с нами что-нибудь сильно неприятное, поставки прекратятся. Да только силу этих канатов, привязывающих к нам потенциальных союзников, ослабляют два фактора: проглядывающее в недальнем будущем угасание нашего оружейного экспорта — и явное изобилие конкурентов, готовых нас в такой роли заместить. Чудесно было бы оказаться страной — моделью государственного и общественного устройства, чтобы наше благоволение, сопровождаемое отеческими советами по обустройству бытия, само по себе было недорогим, но ощутимым магнитом для стран, «решающих, делать бы жизнь с кого». К сожаленью, никакой модели мы сегодня миру не являем.

Зато есть у нас ресурс, не поставляемый на рынок никем, кроме нас: русский язык — могучий и труднозаменимый инструмент приобщения к цивилизации. Очень немногие страны оказались способными создать на своём языке более или менее полную систему обретения и умножения знаний. Понятно, что сегодня не имеющие такой системы (да и кое-кто из имеющих) чаще тяготеют к английскому. Но на постсоветском пространстве у русского языка всё ещё есть шанс. Там есть нужда в языке, открывающем доступ к мировым запасам знания, — и осталась привычка считать таковым именно русский. По только что опубликованным результатам исследования Gallup, в 2007 году — впервые с момента распада СССР — русский язык упрочил позиции на постсоветском пространстве. Выросли доли людей, считающих его необходимым для себя и своих детей. В ключевых для нас странах региона для такой ответственной коммуникации, как собеседование при приёме на работу, большинство выбрало бы русский язы

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (621) 18 августа 2008
    Война в Грузии
    Содержание:
    Непропорционально убедительная победа

    Российская операция по принуждению Грузии к миру оказалась наиболее успешной военно-политической акцией России за всю постсоветскую историю

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Реклама