Средняя партия для среднего класса

Вера Холмогорова
17 ноября 2008, 00:00

У новой правой партии есть шанс попасть в Думу, если она будет меньше рассчитывать на помощь Кремля и больше — на избирателей

В воскресенье 16 ноября в столичном «Президент-отеле» состоялся учредительный съезд партии «Правое дело». Напомним, что эта партия создана на базе Союза правых сил, Демократической партии России (ДПР) и партии «Гражданская сила».

К моменту сдачи этого номера результаты съезда были еще неизвестны. На должность сопредседателей выдвигались исполняющий обязанности председателя СПС Леонид Гозман, лидер «Деловой России» Борис Титов, журналист и политолог Георгий Бовт. В структуре партии также планировалось создать высший совет, член которого имел бы право участвовать в партийной работе, не будучи при этом членом партии. В совет, по плану, должны были войти глава «Роснано» Анатолий Чубайс, филолог Мариэтта Чудакова и бывший замглавы аппарата правительства (при Михаиле Касьянове) Алексей Волин.

В проекте устава партии, который был подготовлен к съезду, закреплены принципиальные для выходцев из СПС нормы, обеспечивающие права партийного меньшинства: возможность не исполнять решения федерального политсовета, а также право вето для каждого из трех сопредседателей на любые решения коллег. В ситуации, когда большинство российских партий функционируют исключительно по принципу демократического централизма, уставное закрепление фактической невозможности подавления меньшинства большинством действительно важно, независимо от того, как и по чьему указанию будут приниматься решения.

Проект программы «Правого дела», получившей название «Капитализм для всех», сводил Георгий Бовт, многие наброски к нему готовил Борис Титов. Представители СПС своего участия в этой работе тоже не отрицают.

Ключевой опорой новой партии в проекте программы объявлен средний класс. «Мы партия людей дела, которые привыкли зарабатывать сами», — подчеркивается в документе, хотя среди сторонников правой идеи, естественно, могут быть и интеллигенция, и рабочие, и «прогрессивно мыслящие чиновники». Ключевые ценности — права и свободы человека, демократия, рыночная экономическая и социальная системы. Партия требует «безусловного сохранения Конституции 1993 года», постепенного возвращения прямых выборов губернаторов «начиная с Москвы и Санкт-Петербурга» и снижения избирательного барьера до 5% (сначала хотели до 3%). Кроме того, представители новой партии выступили против увеличения сроков полномочий президента и Государственной думы, предложенных Дмитрием Медведевым в своем послании Федеральному собранию. Что до экономических предложений, то проект устава предполагает борьбу за снижение налогов для бизнеса и «уход государства из тех сфер экономики, где его участие не является обязательным или необходимым».

Стоит заметить, что в отличие от программных документов СПС здесь есть конкретика. Правда, проект программы несет на себе некоторые родимые пятна организации, из которой выросло «Правое дело». «В результате того, что подавляющая часть населения не включена в рыночные отношения — или не осознает себя включенной, — капитализм воспринимается большинством россиян как несправедливая и выгодная только кучке избранных система, большинство россиян не видит в рыночной экономике шанса для себя и своих детей», — говорится в документе. Это явный архаизм — большинство населения давно уже включилось в рыночные отношения и приняло рыночные правила игры. Странно начинать строить правую партию с сентенции о том, что она якобы не нужна «подавляющему большинству». Впрочем, спасибо и на том, что авторы проекта программы обошлись без крепких выражений по поводу «лихих 90-х» (по данным «Эксперта», на жесткой оценке этого периода настаивали представители ДПР и «Гражданской силы»).

Отсутствие идеологической определенности с периодическим, во время избирательных кампаний, креном влево, бесконечными попытками объединения с социал-демократическим «Яблоком» — все это было одной из проблем Союза правых сил. Относя себя к партии среднего класса, она никогда не закрепляла этого в своих программных документах, что неизбежно влекло за собой потерю потенциальных сторонников. Если «Правое дело» сумеет не только в программе, но и в реальных действиях опереться на средний класс, эту проблему можно будет преодолеть.

Сложность заключается в том, что потенциальный избиратель партии довольно привередлив. Он не торопится идти на избирательные участки. Он не жаждет радикальной оппозиционности и при этом едва ли захочет голосовать за партию, мало чем отличающуюся от «Единой России» в принципиальных вопросах: не стоит забывать, что у партии власти есть довольно заметное либерально-консервативное крыло. Если «Правому делу» удастся продемонстрировать свои отличия от ЕР, не скатываясь при этом в радикализм, у нее есть шансы. «Не знаю, можно ли сразу прогнозировать им шанс преодолеть семипроцентный барьер, но то, что в следующей Думе они могут иметь своих представителей по той схеме, которую предлагает президент (один-два мандата для партий, набравших от пяти до семи процентов голосов. — “Эксперт”), в этом у меня практически сомнений нет», — рассуждает первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов.

«Правое дело» подстерегает большой соблазн. Поскольку партия создавалась при активном участии администрации президента, ее лидеры могут подумать, что этого участия будет достаточно для успеха. «В условиях кризиса, когда в обществе неизбежно возрастают социалистические, а то и национал-социалистические настроения, без публичного обоснования в политическом поле очень разумной политики нашего финансово-экономического блока правительству будет очень сложно, — говорит Леонид Гозман. — И для того, чтобы проводить рыночную политику, Кремлю нужна правая партия». На самом деле партия нужна в первую очередь правому избирателю. А называть политику Алексея Кудрина «очень разумной» и при этом требовать снижения налогов — значит как минимум противоречить самому себе.