Он должен найти новое равновесие

Общество
Москва, 22.12.2008
«Эксперт» №50 (639)
Человек 2008 года по версии журнала «Эксперт» — глава Банка России Сергей Игнатьев. Политика ЦБ далеко не безупречна, но именно его усилия пока удерживают страну от скатывания к полномасштабному финансовому кризису

Центральным банкирам по должности пристало быть лаконичными и загадочными. Жрецам ликвидности не к лицу многословье. Сергей Игнатьев, глава российского ЦБ, довел это амплуа до абсурдного совершенства — он просто молчит.

Позицию и прогнозы ЦБ он озвучивает за редчайшим исключением лишь президенту и премьеру, раз-два в год — депутатам; за общение же с широкой публикой и СМИ отвечает первый зампред Алексей Улюкаев. Тяжелый подбородок, мрачный взгляд из-под толстых линз очков в нарочито старомодной роговой оправе. Молчание Игнатьева нечитаемо и поэтому излишне многозначно. Поэтому его как никого другого можно судить только по тому, что он делает.

Заступив на пост главы ЦБ в марте 2002 года, он начал с того, что собрал качественную команду финансистов-профессионалов, определивших ключевые векторы политики ЦБ на годы вперед. Хотелось бы упомянуть троих.

Это Олег Вьюгин, задавший параметры макроэкономического регулирования ЦБ: усиленное накопление международных резервов, стерилизационная связка с Минфином в виде Стабилизационного фонда (2004 год).

Это Андрей Козлов, усилиями которого была создана система страхования вкладов, ужесточен надзор и развернута кардинальная чистка банковской системы от схемных и обнальных псевдобанков — работа, за которую Козлов поплатился жизнью.

Это уже упомянутый Алексей Улюкаев, сменивший Вьюгина на посту первого зампреда ЦБ в 2004 году и начавший отстраивать систему рефинансирования банков, проверка которой на прочность проходит сегодня.

Впрочем, при всей важности этих деяний команды Игнатьева наш выбор главного банкира страны человеком года определили не они, а гибкость и решительность, с которыми ЦБ сражается с нынешним кризисом. Сразу подчеркнем, что не все элементы тактики и стратегии антикризисного регулирования Банка России кажутся нам эффективными и даже просто удачными. Более того, сама острота нынешнего кризиса во многом предопределена ошибочными, на наш взгляд, решениями ЦБ. Чего стоят, например, последовательные повышения базовых ставок и нормативов обязательного резервирования в начале текущего года, когда механизм засасывания России в глобальный кризис ликвидности уже был запущен. Да и сама хрупкость и уязвимость нашей финансовой системы — следствие хронического невнимания главного банка страны к стратегическим задачам ее развития.

Но все это не отменяет очевидной констатации: событие года — кризис; человек года — важнейший актор борьбы с кризисом. Мы считаем, что по факту таким важнейшим актором является Центральный банк, политику которого символизирует Сергей Игнатьев.

Если бы работа по расширению «дисконтного окна» Банка России не была начата три года назад, а в последние месяцы не была столь решительно продолжена уже, что называется, «на кризисном марше», сейчас мы гарантированно имели бы несколько сотен банков-банкротов и паралич расчетной системы по образцу поздней осени 1998 года (когда платежи уходили из банка и никуда не приходили).

Пока можно твердо сказать: финансовый кризис в России находится в уп

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (639) 22 декабря 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Реанимация слушает

    Расшифровка кардиограммы пораженной кризисом экономики говорит о том, что первый, самый тяжелый, спекулятивно-финансовый этап потрясений, похоже, близок к концу. Еще одна хорошая новость: есть признаки того, что сильной девальвации рубля в будущем году удастся избежать и ЦБ сможет сосредоточиться на разогреве кредитного рынка

    На улице Правды
    Реклама