Деловая конъюнктура

14 февраля 2011, 00:00

Расслоение россиян по доходам снова растет; Сказочное богатство москвичей — миф

Росстат на минувшей неделе опубликовал данные, позволяющие оценить сдвиги в распределении доходов населения и их использовании в 2010 году. Средние реальные денежные доходы на душу населения выросли примерно так же, как ВВП: на 3,9%. Но, как известно, показатель среднедушевого дохода в каком-то смысле «лукавая цифра», поскольку неоправданно большой вес в нем получают высокодоходные слои граждан. А как обстоит дело с доходом типичного россиянина, расположившегося посередине социальной лестницы? Таких данных, о медианных доходах, Росстат пока не выдал, зато сообщил сведения о долях населения, попадающего в те или иные доходные группы. И для грубых, но, как показывает практика, вполне адекватных оценок этого достаточно.

Итак, «типовой» доход (то есть больший доход имела половина населения) составлял в прошлом году 13,9 тыс. рублей в месяц (средний — 18,7 тыс.). Много это или мало? Для типовой же семьи из четырех человек (мать, отец, двое детей) 13,9 тыс. на душу — это 667 тыс. в год, или примерно 46–47 тыс. долларов США по паритету покупательной способности. Нельзя сказать, что на эти деньги можно ни в чем себе не отказывать, но это и не катастрофическая нищета. Во всяком случае, автомобиль, и даже не отечественного происхождения, такая семья может себе позволить. А из всего бывшего соцлагеря медианный доход сейчас выше (ненамного), по-видимому, только в Словении, Чехии и Эстонии и примерно такой же — в Венгрии и Хорватии. Притом что стартовый уровень жизни, если не замыкаться на одной только еде и обеспеченности детскими дошкольными учреждениями, в конце 1980-х там был несопоставимо выше советского.

Но оборотная сторона возобновившегося экономического роста в том, что типичный доход не рос так же быстро, как средний, и, по-видимому, увеличился он в прошлом году в реальном выражении не более чем на 3%. Небольшое отставание, но тем не менее приходится констатировать характерную для России закономерность: плоды экономического роста в большей степени достаются богатым, чем всем остальным. Возможно, даже еще в большей степени, чем вытекает из сравнения показателей, приведенных к «общему знаменателю» по единому индексу цен. Ведь и инфляция, как показывают расчеты, ощутимо больнее бьет по беднякам, чем по богатеям: последние потребляют больше импортных товаров, которые из-за реально укрепляющегося рубля дорожают не так быстро.

Этот рост неравенства на время был остановлен кризисом. Сегодня по показателям дифференциации доходов мы соответствуем уровню США примерно семи-восьмилетней давности, а там концентрация доходов у богатых тоже быстро растет. Но, конечно, это не самый высокий в мире уровень доходного неравенства — во многих африканских и латиноамериканских странах он еще выше. В целом же приходится констатировать, что совместить быстрый экономический рост с построением бесклассового общества нигде особо не получается — либо одно, либо другое.

Пожалуй, наиболее очевидный пример доходного расслоения дает сравнение среднероссийских доходов со столичными. Но на самом деле и тут все не так просто. Из-за того что уровень цен в Москве примерно в 1,4 раза выше среднероссийского, рубль для москвича означает примерно то же, что 70 копеек для среднего россиянина. И поэтому разрыв в доходах, который на первый взгляд кажется ужасающим, на самом деле заметно меньше. Еще меньше он становится, если брать не среднего, а типичного (медианного) доходополучателя: ведь в Москве, как и в любом типичном мегаполисе, дифференциация доходов огромна.

В результате — в зависимости от того, какой тезис мы хотим подкрепить, — можно говорить как об огромном разрыве в номинальных средних доходах, который составлял 3,62 раза на максимуме в 2000 году, так и о сравнительно скромном — всего 36%, если мерить его по реальным доходам типичных жителей Москвы и России в целом. Возможно, последнее более объективно — набившиеся в Москву поп-, теле-, бизнес- и прочие звезды, супердоходы которых формируют сказочно прекрасную среднюю цифру, в зачет не идут. А так — типовой москвич лишь чуть богаче типичного россиянина (в состав которого входят и жители таких мест, как Ингушетия и Калмыкия, доходы которых в 7–8 раз ниже московских и лишь чуть выше таковых в постреволюционной Киргизии). При этом видна тенденция сближения Москвы и России в части материального благополучия, особенно в кризис, который если и ударил по кому-то, то именно по москвичам.