Семена в банке

Тема недели
Москва, 25.04.2011
«Эксперт» №16 (750)
Сокращение генетического разнообразия планеты угрожает продовольственной безопасности, считает Николай Дзюбенко, директор Государственного научного центра «Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства имени Н. И. Вавилова» (ВИР)

Фото: Юлия Лисняк/Agency.Photographer.ru

Николай Иванович, обоснованна ли тревога мировой общественности по поводу сокращения генетического разнообразия?

— Да, я считаю, что тревога обоснованна. Дело в том, что угрозу сокращения генетического разнообразия несет развитие науки, биотехнологий, агротехнологий в развитых странах — повышение урожайности, продуктивности, применение современных ядохимикатов. Сокращается и природное разнообразие — это то, что осталось в природе на уровне вида, и культурное — это то, что отобрано не природой, а человеком. Например, раньше было очень много сортов народной селекции, каждая деревня, каждая семья, каждая бабка имели свой генофонд — набор определенных сортов, видов и популяций, который они сами воспроизводили и выращивали. Сейчас большое количество народных сортов, стародавней селекции, не используется в производстве, а хранится в генных банках. А люди покупают семена на базаре, и, возможно, они все одного сорта, это ведет к унификации.

Для чего необходимо генетическое разнообразие?

— Чем больше видов, чем больше разнообразие, тем устойчивее внешняя среда. Иначе зачем на земном шаре более 240 тысяч видов растений? Когда можно было сделать пять видов на каждую зону — и достаточно.

Есть ли порог, за которым унификация генофонда становится угрожающей?

— Это плавающий показатель, потому что он зависит от многих факторов. Вспомним голод в Ирландии в восемнадцатом веке, когда ирландцы массово переселялись в Америку. А причина была одна. Вторым хлебом ирландцев был картофель, и его поразила болезнь, повсеместно уничтожившая весь урожай. Например, в Индии выращивалось до 10 тысяч сортов риса. Теперь фермерам Индии навязывают селекционные сорта, несколько десятков, а также ГМО-сорта. И тоже есть вероятность, что вредители мутируют, а растения не будут устойчивы к этим патогенам, наступит массовая пандемия и, соответственно, экономически значимый недобор урожая. Это приведет к тому, что часть населения будет голодать или умрет от голода.

В Индии, кажется, всегда голодали...

— Они голодали, но вот, например, Норманн Борлауг — знаменитый селекционер, лауреат Нобелевской премии — на базе коллекционных образцов нашел короткостебельные сорта пшеницы, которые чуть ли не в два раза подняли урожайность, и в принципе в Индии проблема с голодом была решена в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов.

Он предложил им много сортов?

— Целую серию, и все они были короткостебельные, но с большим колосом, и по урожайности значительно превосходили старые сорта. А главное, они не полегали, их было легко обмолачивать.

Растение-наркоман

Вы упомянули ГМО-сорта риса, навязываемые Индии сейчас. В чем разница между генной инженерией и селекцией? Существует точка зрения, что это одно и то же.

— Это не так. Когда мы скрещиваем и получаем генетическое разнообразие между видами или внутри вида, то мы фактически не нарушаем структуру других сообществ, например микроорганизмов в почве, пчел, бабочек, других насекомых. А что такое ГМО? Например, в пшеницу переносят ген от с

Новости партнеров

«Эксперт»
№16 (750) 25 апреля 2011
Продовольственная безопасность
Содержание:
Бич индийских фермеров

В мире производится в два раза больше продовольствия, чем нужно, но только 60% доходит до конечного потребителя. Это означает, что основной аргумент в пользу индустриального пути развития отрасли — обеспечение глобальной продовольственной безопасности, то есть искоренение голода и недоедания на планете, — не столь основателен, как кажется его сторонникам.

Международный бизнес
Общество
Русский бизнес
Индикаторы
На улице Правды
Реклама