Надежды и разочарования русского бизнеса

19 декабря 2011, 00:00

Представители бизнеса всегда более консервативны, чем интеллектуалы и даже офисные работники, так как их активы материальны и ответственность за компанию велика — ее развал не спишешь на дурную политическую конъюнктуру. Мы решили узнать, как предприниматели оценивают явную активизацию протестных настроений, чего ждут от политических перемен — уже прошедших думских выборов, ожидаемых президентских, — и как, на их взгляд, политическое обострение скажется на экономической действительности. Если коротко, то революции средний российский бизнес не хочет, но политические перемены, рост конкуренции и гражданской активности приветствует; институты исполнительной власти в стране считает равнодушными к своим интересам; хотел бы видеть более национально ориентированную политику, но на это не рассчитывает; инвестирует сдержанно.

Василий Гущин expert_783_024-1.jpg Фото: Митя Алешковский
Василий Гущин
Фото: Митя Алешковский

Василий Гущин, владелец текстильного холдинга «Мега»:

— Главная проблема, связанная с политической нестабильностью, в том, что долгое время никто в стране не будет заниматься экономикой. А она остро нуждается в модернизации. Для развития современной обрабатывающей промышленности сегодня в России нет никаких преимуществ: ни по зарплатам, ни с точки зрения стоимости энергоресурсов, ни по уровню налогов. Для бизнеса могут быть привлекательны два формата экономики. Первый представлен мощными финансовыми институтами и низкими рисками. Инвестор получает в такой экономике надежность, но невысокую прибыль. Второй формат — это, наоборот, слабые институты и высокие риски. Надежности инвестору никто не обеспечивает, зато прибыль может быть весьма высокой.

В России же сегодня высокие риски и низкая рентабельность. При таком раскладе никаких инвестиций не будет.

Стране необходима налоговая реформа. Снижения НДС не было, хотя и обещали. Зато увеличили единый социальный налог. Требуется и банковская реформа. Успешность экономики определяется спросом и доступностью капитала. Эта доступность в России всегда была низкой. Сегодня тем более нет предпосылок повысить ее.

Михаил Кокорич expert_783_024-2.jpg Фото: Photoxpress.ru
Михаил Кокорич
Фото: Photoxpress.ru

Михаил Кокорич, генеральный директор компании «Даурия» (торговля бытовой техникой):

— В краткосрочной перспективе увеличивается волатильность и неопределенность рынка. Ситуация заставляет бизнесменов, инвесторов быть более осторожными, они будут меньше вкладываться в развитие, потому что могут произойти изменения, например, в законотворческой деятельности.

Но эти риски не идут в сравнение с тем положительным эффектом, который проявится в долгосрочной перспективе. Люди проявили страстное желание жить в прозрачном обществе, где мнение граждан влияет на что-то. Это — стимул планировать жизнь и работать в своей стране. Это дает надежду на то, что гражданское общество в России не мифическое, а реальное, что наша страна станет привлекательной для бизнеса.

Зарубежные партнеры спрашивают, интересуются. У них тоже позитивное отношение, деловая атмосфера благожелательная: не так, что люди вышли на улицу и творится беспредел, а что люди выражают свое мнение, значит, мы как все.

Олег Васютинский, вице-президент компании «Морская политика» (рыбная отрасль):

— Выборы показали, что у нас нет конкуренции. Я надеялся, что Медведев возглавит партию, а Путин на основе Народного фронта сделает альтернативную партию. И лет через десять-двенадцать мы бы имели две мощные партии. Сейчас я уже не вижу этой перспективы. У нас вытоптали все альтернативы. И в этой ситуации Путин убедительно говорит, что мы не препятствуем конкуренции. Но конкуренции-то нет.

Напрямую российский бизнес от политики не зависит. Внутренние бизнесмены никуда не денутся, адаптируются, выживут. Тем, кто на госзаказах сидит, вообще хорошо. Для них ничего не меняется. А вот что касается перспектив развития России в целом, то мы не в состоянии ничего поднять своими запасами, резервными фондами. Нужны инвестиции — как финансовые, так и идейные, — а это без открытой экономики не сделаешь.

Андрей Бережной expert_783_024-3.jpg Фото: Сергей Крестов
Андрей Бережной
Фото: Сергей Крестов

Андрей Бережной, генеральный директор компании «Ральф Рингер» (производство и продажа обуви):

— Я считаю, что существующий либерально-монетаристский курс в развитии экономики — ошибочный. Надеюсь, что происходящие в стране политические события этот курс изменят и наша экономика станет в большей степени ориентирована на граждан, на национальные интересы, а значит, и на национального производителя. Поэтому на любое движение в этом направлении я смотрю с оптимизмом. Если, конечно, не будет каких-то крайних ситуаций, когда, например, раздосадованные работники начнут крушить свои фабрики. Но это вряд ли. Мы не отменяем пока никаких своих инвестиционных планов.

Андрей Петрухин, президент компании «Старатели» (производство стройматериалов):

— К сожалению, пока наша экономика не сходит с нефтегазовой иглы, а это мешает нормальному развитию. Мероприятия, которые осуществляются в этом направлении правительством, не совсем эффективны, меня это беспокоит. Результаты выборов примерно отражают расстановку сил в обществе. Другое дело, что динамика отрицательная — партия власти теряет доверие. Ей нужно меняться. Это был бы самый спокойный и стабильный сценарий. Возникновения какой-то другой политической силы я не жду — думаю, что это пока нереально. От президентских выборов я не жду каких-то сюрпризов — скорее всего Путин придет к власти, и скорее всего на 12 лет. Но мне кажется, что он должен понимать: нужны изменения, развитие экономики, образования, культуры. Не только монополиям и обороне надо уделять внимание. Если изменений не произойдет — это риск, потому что напряжение внутри общества будет расти.

Сергей Колесников, президент компании «Технониколь» (производство стройматериалов):

— В краткосрочной перспективе ничего не изменится. А в долгосрочной перспективе я жду изменений, поскольку ситуация на местах доходит до абсурда, и люди этот абсурд видят. Утрачен контроль. Чиновники делают все что хотят, и никто не может за ними проследить из Москвы; гражданское же общество в принципе лишено возможности их контролировать. Я за то, чтобы за чиновниками был установлен контроль. Чтобы люди, которые уличены в правонарушениях, хотя бы попадали на страницы газет. Я уверен, что в будущем ситуация изменится. Появится правая либеральная партия — огромное количество предпринимателей в стране нуждаются в такой партии, в том, чтобы она составила реальную конструктивную оппозицию. Я не заинтересован ни в каких революциях, это слишком дорого и слишком опасно.

Алексей Ковальчук, генеральный директор компании «Полаир» (производство холодильного оборудования):

— Нормальный конкурентный процесс в политике должен улучшить ситуацию с конкуренцией в экономике. Нам только лучше будет. Апокалиптические сценарии я не рассматриваю.

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, председатель совета директоров компании «Росинтер Ресторантс Холдинг» (ресторанный бизнес):

— Как показывает мировой опыт, экономический кризис негативно влияет на ресторанный бизнес, политический — положительно, так как подталкивает людей к общению и бурному обсуждению событий в кругу друзей и близких. В связи с турбулентной ситуацией компания будет инвестировать сфокусированно, но, безусловно, продолжит свой рост и развитие.

Максим Сотников, генеральный директор компании «Комстрин» (девелопмент):

— Чем более непонятная ситуация в обществе, тем хуже для бизнеса. Для бизнеса лучше плохой царь, чем безвластие, лучше правила, чем их отсутствие. Сейчас очень многое непонятно. Я так понимаю, власть тоже напугана событиями, отменяются совещания, боятся выдавать разрешения на строительство. Все находятся в шоковом состоянии. Общее правило: если что-то происходит непонятное, то для бизнеса, который занимается развитием, это плохо. Коррупция зашкаливает, люди не хотят работать, законы не могут их заставить подписать документы, взять на себя ответственность. Не двигается ничего. И это не вчера возникло, но после выборов еще хуже стало. Какое-то время люди будут напряжены. А в марте новые выборы. Я ничего хорошего до лета не жду.

Виктор Никитин, генеральный директор ЗАО «Микрон» (производство торгового оборудования):

— Я считаю, что нынешняя политическая ситуация отрицательно скажется на моем бизнесе. Поскольку другого проходного кандидата в президенты, кроме Путина, я не вижу, я делаю вывод, что положение среднего бизнеса в России в ближайшие годы останется таким же, как и сейчас. То есть правительство не будет думать о развитии российских компаний. Сейчас хорошие условия создаются для кучки олигархов, «сидящих на трубе», и для иностранных инвесторов. В результате такой политики конкурентное положение нашего предприятия за последние годы ухудшилось. Во-первых, в кризис на российский рынок производства торгового оборудования пришло несколько иностранных игроков, и они работают успешнее меня, потому что они построили свое производство в Калужской СЭЗ, то есть с льготным налогообложением. Кроме того, они берут кредиты в европейских банках под 2,3 процента, а я в российских банках — более чем под 10 процентов годовых. Правительство даже не понимает, что об этом надо говорить.

Олег Попов expert_783_025-1.jpg
Олег Попов

Олег Попов, генеральный директор клининговой компании Cristanval:

— Морально я с теми, кто был на митинге на Болотной площади. Но, думаю, революционных изменений не будет. Возможно, власти примут к сведению ошибки, которые они допустили, и на будущих выборах будут следить за порядком. Если рассматривать наш бизнес, сферу услуг, то мы зависим не столько от внутренней политики, сколько от внешних факторов. К примеру, нам выгодно сегодняшнее падение евро, потому что нашей компании приходится большую часть материалов импортировать.

Политическая верхушка занимается решением проблем крупных компаний, а на малый и средний бизнес внимания не обращает. Поэтому не важно, кого мы выберем, — для нас как компании ничего не изменится. Конечно, хочется, чтобы в России наступили изменения и была поддержка бизнеса, как в западных странах. Мы за любую власть, которая в первую очередь сделает так, чтобы было меньше коррупции, — это самое главное.

Юрий Яблоков expert_783_025-2.jpg Фото: Митя Алешковский
Юрий Яблоков
Фото: Митя Алешковский

Юрий Яблоков, владелец корпорации «Нордтекс» (текстильный бизнес):

— С точки зрения инвестиций политическая нестабильность — неблагоприятный фактор. Потенциальные инвесторы, готовые строить бизнес в отечественных индустриальных парках, сегодня взяли тайм-аут. С точки зрения инвестиционной привлекательности личность губернатора чрезвычайно важна. Инвесторы приходят на конкретного губернатора, на его конкретные обещания. Сегодня ряд губернаторов находится в подвешенном состоянии из-за итогов выборов. Инвесторы спрашивают, насколько возможны перестановки в том или ином регионе.

Текстильный же бизнес зависит от спроса. Когда в стране волнения, безусловно, народ будет на всякий случай экономить, что неблагоприятно для бизнеса.

Мушег Мамиконян expert_783_025-3.jpg Фото: Photoxpress.ru
Мушег Мамиконян
Фото: Photoxpress.ru

Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России:

— Вчерашняя прямая линия с премьером Владимиром Путиным показала, что социальная направленность политики российских властей будет продолжена. Это позитивно для пищевого сектора экономики, так как рост благосостояния неминуемо приводит к росту потребления и стимулирует промышленный рост. Собственно, эта закономерность уже была доказана на примере автопрома и мясной отрасли.

Что же касается критики губернаторов, то, мне кажется, гораздо эффективнее для экономики не искать и публично судить провинившихся, а популяризировать эффективных губернаторов, которых много. Например, губернатора Белгородской области, где произошел взрывной рост в сельском хозяйстве, или губернатора Калужской области — лидера по привлечению инвестиций. Я сторонник умеренной кадровой работы, потому что профессионалов очень мало и их надо ценить. А если в обществе поощрять ненависть и недоверие к местным чиновникам и губернаторам, то люди просто не захотят ими быть.

Я вообще сторонник «Единой России», но мне не нравится, что заслуги российского бизнеса и власти не популяризируются в обществе, не защищаются перед критиками.

Например, произошла революционная реформа в аграрном секторе, колоссальный рост эффективности и производства, который поразил даже Запад, а россияне об этом ничего не знают, их делают лишь потребителями зрелищ. Теперь им стало скучно, и они начинают заниматься политикой.