Историк Игорь Курляндский о влиянии духовного образования на становление личности Иосифа Сталина, о «религиозном НЭПе», о государственной политике по отношению к религии в 1922–1953 годах

Эта необычная книга о Сталине состоит из двух частей.

В первой части семинария с ее учениками, наставниками, преподавателями и их последующая судьба впервые в научной литературе выступают как предмет самостоятельного исследования и как ключ к пониманию личности диктатора. По мнению автора, семинария (церковь) предоставила молодому Джугашвили все необходимое для созидательного духовного развития, но он выбрал революционный и разрушительный путь.

Одни исследователи утверждают, что «духовным поворотом» в жизни будущего вождя народов послужила душевная травма, полученная в детстве, когда он вместе с другими мальчиками наблюдал публичное повешение трех разбойников в городе Гори в 1892 году. Другие мемуаристы относят разрыв Сталина с христианством именно на семинарский период. Автор считает, что безбожие росло в Иосифе постепенно, еще в годы начального учения, а в семинарии укрепилось и стало цельным. И в дальнейшем, «перестав быть верующим, он так и не стал таким же убежденным, абсолютным атеистом, как Ленин, Троцкий и Бухарин,.. а враждебность Сталина к христианству, как и к любой другой религии, питалась скорее не идейным атеизмом, а низменными побуждениями отстаивающего свою абсолютную власть и готового ради нее идти на любые преступления политика…» По мнению историка, «изученные исследователем Борисом Илизаровым сталинские маргиналии на страницах классической литературы (сочинений А. Франса, Ф. Достоевского, Л. Толстого и других) показывают, что темы Бога, церкви, религии, бессмертия оставались в круге размышлений диктатора, вызывали у него интерес, который, однако же, не был духовным, сердечным, а сугубо интеллектуальным, рассудочным».

Семинарии конца XIX — начала XX веков по разным причинам стали рассадниками неверия, вольнодумства и кузницами революционных кадров. Семинаристами были известные большевики (А. Микоян, Н. Подвойский и другие), меньшевики, энесы, анархисты, эсеры, либералы.... «В декабре 1893 года ученики прекратили занятия и выдвинули требования начальству, среди которых были: улучшение бытовых условий жизни, ослабление жесткого дисциплинарного режима, разрешение свободного выхода в город, посещения театров, расширение преподавания светских наук, введение преподавания ряда предметов на родном языке». Курляндский рассказывает о двух «партиях» в семинарии: одни учились лишь по необходимости, другие же, вопреки модным тенденциям времени, решились посвятить себя духовному служению, и таких тоже было немало. Иосиф, хорошо сдавший экзамены и зачисленный в это учебное заведение в 1894 году, называл последних «замученными Христом».

«Тихий, предупредительный, стыдливый, застенчивый. Таким я помню Сосо с первых дней семинарии», — напишет о нем Сеид Девдориани, будущий руководитель грузинских меньшевиков. Другие позднее характеризовали его как «шалуна, с ироничным и проницательным взглядом», обладавшего сильной волей и с претензиями на безусловное лидерство. Что же интересовало будущего вождя? Книги, театр, стихи… Семинарист Джугашвили был та

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (787) 30 января 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Самоопределение Путина

    Путин попытался найти срединную линию между разными взглядами на национальный вопрос так, чтобы эту линию могло поддержать большинство здесь и сейчас

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама