Пора подумать о гигабитном интернете

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
17 декабря 2012, 00:00

В Саранске начато строительство завода по производству оптического волокна. В случае успешной реализации этого проекта у многих российских граждан появится возможность доступа к действительно высокоскоростному интернету

Телекоммуникации в России быстро развивались во все постреформенные годы. Последний писк моды — оптоволоконные кабели, которые, с точки зрения конечного потребителя, могут оказаться крайне привлекательными. С помощью оптоволокна, в частности, можно подключиться к действительно высокоскоростному интернету (до 10 гигабит в секунду) и без проблем смотреть онлайн фильмы на дисках blu-ray. Такую технологию, например, уже внедряет МГТС. Спрос на оптоволоконные кабели уверенно растет (график 1), в последние годы объем рынка в натуральном исчислении удвоился.

Однако кабель все еще достаточно дорог — оптоволокно, сырье для его производства, полностью импортируется. Но проблема решается: в Саранске начато строительство завода по производству оптоволокна. Обычно мы подробно рассказываем о реализованных инвестиционных проектах, но в случае с саранским заводом решили сделать исключение.

Отчего же такое повышенное внимание? Об импортозамещении мы уже сказали. Кабельная оптоволоконная промышленность, потенциальный потребитель продукции завода, бурно развивается, но пока целиком зависит от импортного сырья. Кроме того, имеют некоторое значение былые советские достижения в этой области. Признанное всем миром первенство в изобретении лазера, с помощью которого и идет передача информации по оптоволокну, принадлежит советским физикам Басову и Прохорову. Однако СССР удалось наладить лишь опытное производство оптоволокна, немного отстав от США, которые в середине 1980-х приступили к его массовому выпуску. И вот эти технологии появляются и у нас, но уже в иностранном формате. Однако, что немаловажно, собственниками и выгодополучателями от внедрения оптоволоконных технологий будут исключительно российские компании.

В Саранске, где строится завод, имеются мощности по производству оптоволоконных кабелей, а местный университет готовит специалистов по оптоволокну. Предполагается, что завод будет запущен в 2013 году, а в 2015-м выйдет на полную мощность (2,5 млн км оптического волокна в год). Стоимость проекта — 2,713 млрд рублей. Инвесторами стали Газпромбанк и «Роснано» (по 47,7% у каждого), а также структуры, подконтрольные региональной администрации Мордовии.

Кабели есть, волокна нет

Свыше 90% оптоволоконных кабелей в России сегодня востребовано именно телекоммуникационным сектором. Основные потребители — «Ростелеком», «Вымпелком», «Мегафон», МТС, а также «Теле 2» и ряд региональных сотовых операторов. Растет количество предприятий, занятых производством оптоволокна, — их уже 15, а продукция успешно конкурирует с импортом (ее доля доходит до 85%). Но до последнего времени производство оптоволокна зависело от импортного сырья (график 2), главным образом из США и Японии (график 3).

В принципе у нас есть предприятия, способные производить оптическое волокно. Среди них Пермская научно-производственная приборостроительная компания, питерская компания «Тензор», «Оптолинк» из Арзамаса, но они работают на оборонку. Промышленного производства оптического волокна гражданского назначения у нас нет, хотя попытки создания собственной сырьевой базы были.

«Несколько лет назад при поддержке правительства Мордовии уже была предпринята попытка реализовать проект, и даже было закуплено оборудование для будущего завода, — говорит начальник департамента прямых инвестиций Газпромбанка Андрей Кормилицин. — Но осуществить проект не удалось, так как в результате кризиса доткомов в США спрос на волокно упал в несколько раз, и предполагаемая к использованию технология MCVD оказалась неконкурентоспособной. В настоящее время в результате технологической революции и уникальных запатентованных технологий Nextrom проект снова экономически эффективен». Сейчас, по словам Кормилицина, производство кабеля в России полностью ориентировано на использование импортного оптического волокна, что приводит к сильной зависимости от конъюнктуры внешнего рынка. Были случаи, например в 2000 году, когда иностранные поставщики не успевали за спросом и отказывались поставлять волокно. В результате целый год на заводах были перебои с поставкой сырья, что сдерживало развитие инфраструктуры волоконно-оптической связи.

Сделай сам

По словам Андрея Кормилицина, все лидеры мировой экономики обладают собственным производством оптоволокна. Создание в России современного производства — задача государственной важности, ее решение позволит значительно сократить зависимость отечественных системообразующих предприятий от импорта, придаст импульс дальнейшему развитию отрасли высоких технологий.

В проект уже вовлечен Всероссийский научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический институт кабельной промышленности (ВНИИКП) — главный научно-технический центр кабельной промышленности России и стран СНГ. В советское время его усилиями удалось произвести опытную партию оптоволокна. ВНИИКП участвует в монтаже и запуске оборудования в производство, сертификации оптического волокна и защите авторских прав, а также в маркетинговом сопровождении проекта.

Никакую сверхуникальную продукцию новый завод в Саранске, конечно же, производить не будет. Это будет стандартное телекоммуникационное волокно, по сути commodity, имеющее полную международную стандартизацию и сертификацию. Именно по этой причине, насколько можно понять, и удалось организовать трансфер технологии его производства в Россию.

Эта технология европейская, а не американская, как можно было бы ожидать. Непосредственный исполнитель работ и поставщик оборудования — финская компания Nextrom, «оптическое» подразделение крупного австрийского холдинга Knill Gruppe, специализирующегося на производстве и обслуживании оборудования по выпуску кабелей и комплектующих.

По контракту оборудование и технологии сдаются под ключ, производится монтаж и пуско-наладочные работы, а также поддержка в эксплуатации на случай аварии на начальном этапе работы предприятия. Компания Silitec, которая также входит в Knill Gruppe, передаст технологии производства стандартного телекоммуникационного оптоволокна, патенты и ноу-хау, проведет обучение и стажировку персонала.

Как отмечают в Газпромбанке, пока предприятием управляет менеджмент с опытом реализации в России высокотехнологичных проектов. В банке не скрывают, что не видят себя в качестве стратегического инвестора этого актива. То есть после запуска и выхода на проектную мощность завод может быть продан российским стратегическим инвесторам, например производителям оптоволоконного кабеля.

От потенциальных покупателей, судя по всему, отбоя не будет. Директор научного центра волоконной оптики РАН Евгений Дианов оценивает потенциал российского рынка оптоволокна к 2015 году, то есть к моменту выхода саранского завода на полную мощность, в 10 млн километров. То есть саранский завод в лучшем случае может претендовать на четверть рынка, а значит, у него будут прекрасные возможности по расширению производства без существенных дополнительных инвестиций.