Еще один канал

Марк Завадский
24 июня 2013, 00:00

План строительства «второго Панамского канала» в Никарагуа — дитя короткой, но бурной встречи китайских амбиций с латиноамериканским менталитетом

Фото: Globallookpress
План строительства «второго Панамского канала» в Никарагуа — дитя короткой, но бурной встречи китайских амбиций с латиноамериканским менталитетом

13 июня 2013 года может войти в мировую историю как день, радикально изменивший структуру международной торговли: парламент Никарагуа одобрил выделение в 50-летнее управление гонконгской компании Nicaragua Canal Development Investment Co. (NCDI) участка земли для строительства нового канала, который соединит Тихий и Атлантический океаны (аренда может быть продлена еще на 50 лет). Бюджет проекта оценивается в 40 млрд долларов США, и это явно консервативная оценка — еще в сентябре прошлого года речь шла лишь о 30 млрд долларов. По плану, помимо собственно канала через территорию Никарагуа будет проложен нефтепровод, проведена железная дорога, а на побережье созданы свободные экономические зоны и построены современные порты и аэропорт.

Впрочем, «проект века» вызывает у экспертов массу вопросов. Сегодня это скорее повод поговорить о состоянии дел в международной торговле, чем реальная бизнес-история. Денег на строительство пока нет, не проведены и серьезные экологические и макроэкономические расчеты, хотя на них уже наняты авторитетные подрядчики — McKinsey.

Китайский аспект этой истории интересен и в связи с самим Панамским каналом, где право на оперирование двумя крупнейшими портами принадлежит гонконгскому холдингу Hutchinson Whampoa. 15 лет назад, когда гонконгцы только получали контракт, это вызвало истерику у ряда американских политиков. «Китайцы захватывают важнейший транспортный путь», «стратегические интересы США под угрозой» — с такими заявлениями выступили сенаторы-республиканцы. Время показало, что эти страхи были сильно преувеличены, но Китай действительно пришел в Латинскую Америку всерьез и надолго. Сегодня уже другие представители КНР претендуют на открытие нового пути из Тихого океана в Атлантический. Даже если у них ничего не получится, появление таких идей говорит о многом: кроме китайцев, на «проекты века» сегодня никто не отваживается.

«В Америке сменился экономический климат. Этот регион — больше не “внутренний двор” США. Их конкуренты чувствуют себя здесь все более уверенно», — говорит директор программ исследования Центральной Америки вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Карл Мичем.

Действующие лица

В истории с каналом немало странного. Контракт получила компания, созданная лишь несколько месяцев назад и зарегистрированная на Каймановых островах и в Гонконге. Сам по себе этот факт может и не вызывать особых опасений — многие крупные китайские компании прибегают к офшорным схемам. Хуже другое: у владельца NCDI нет опыта ведения крупных инфраструктурных проектов.

Сорокалетний Ван Цзин еще месяц назад был известен лишь отраслевым журналистам как владелец телекоммуникационной компании Xinwei, производящей различное оборудование для сотовых операторов. Представители Xinwei неоднократно бывали в Никарагуа в последние пару лет — компания пыталась получить подряд на модернизацию систем сотовой связи в этой стране. Впервые о возможности строительства канала в Никарагуа публично заговорили в сентябре прошлого года. Тогда же Ван Цзин провел совместную пресс-конференцию с президентом Никарагуа Даниэлем Ортегой. Xinwei подписала соглашение о развертывании сети 4G по всей территории страны, в этот проект китайцы собираются вложить 300 млн долларов США.

О том, на каком именно этапе Ван Цзин и Ортега начали говорить и о строительстве канала, стороны не распространяются, так что тут возможны самые разные варианты. Например, учитывая, что инвестиции на строительство гонконгская компания будет добывать самостоятельно, это похоже, скажем, на социальную нагрузку к потенциально прибыльному телекоммуникационному контракту.

Правда, у истории с новым каналом могут быть и интересные геополитические последствия. В последние годы Китай и Тайвань ведут активную дипломатическую борьбу за Латинскую Америку — традиционно именно здесь была основная масса стран, признававших Тайвань самостоятельным государством, однако с 2000 года под натиском КНР уже «пали» Доминикана и Коста-Рика. Представители NCDI подчеркивают, что на строительство канала не будут привлекаться государственные средства, но в любом случае столь крупный китайский проект может потребовать соответствующего дипломатического сопровождения. Любопытно, что Панама также является дипломатическим союзником Тайваня — с 1949 года.

В последнее время накал дипломатической борьбы несколько ослабел, стороны стараются поддерживать статус-кво. Если верить Wikileaks, где обнародовали переписку между американским послом в Панаме и Вашингтоном, в 2009 году Панама хотела переметнуться к Китаю в обмен на экономическую помощь, но в Пекине эту идею не поддержали, опасаясь конфликта с Тайбэем.

Латиноамериканская мечта

С точки же зрения Никарагуа, ситуация выглядит вообще беспроигрышной. Согласно договоренностям, местным властям канал не будет стоить ни копейки, при этом за государством будет закреплен 51% акций совместного предприятия. Основные доходы от деятельности канала пойдут гонконгцам и привлеченным ими частным инвесторам, но сама постройка этой водной артерии так или иначе приведет к бурному росту никарагуанской экономики. По мнению экономического советника Ортеги Пола Оквиста, строительство канала позволит утроить занятость населения и выведет страну на двузначные темпы экономического роста, что будет означать «социальную и экономическую революцию в Никарагуа».

Планы строительства канала обсуждались десятилетиями, к этой латиноамериканской стране присматривались многие крупные американские бизнесмены, но до конкретных предложений дело так и не дошло. В последний раз всерьез о водном транзите через Никарагуа говорили в начале 1980-х годов, тогда по заказу правительства США проводились исследования Панамского канала и его возможных альтернатив, но комиссия пришла к выводу, что существующий канал способен справиться с грузовым потоком как минимум до 2020 года.

«Одно из богатств Никарагуа — географическое положение, вот почему идея обсуждалась раньше, выступать против этого проекта непатриотично», — заявил на заседании парламента Никарагуа депутат от правящей Сандинистской партии Ясинто Суаре. В результате конгресс утвердил соглашение с результатом 61 голос против 28. Пока, впрочем, точный маршрут неясен, известно лишь, что новый канал частично пройдет по крупнейшему пресноводному озеру Никарагуа — и это уже вызвало опасения экологов. Если начнется реализация проекта, его противники, скорее всего, будут использовать именно экологические аргументы, которые уже помогли остановить целый ряд китайских проектов в Юго-Восточной Азии (из последних — крупнейшая дамба на реке Иравади).

Будет ли спрос?

Представители NCDI пока объясняют необходимость строительства канала в довольно общих терминах. «Быстрый рост торговых потоков между Западом и Востоком является убедительным аргументом в пользу строительства второго, более широкого канала через Центральную Америку. Есть значительный потенциальный спрос, который может быть удовлетворен лишь с помощью никарагуанского канала», — говорится в официальном заявлении, размещенном на сайте компании.

Экспертные оценки звучат менее оптимистично. «Никарагуанский канал начинают строить на пороге серьезного видоизменения товарных потоков. Последнее такое изменение случилось в начале 1980-х годов, то есть 30 лет назад. Какими будут эти потоки, пока неясно. Очевидны две вещи. Во-первых, внутриамериканская торговля обеспечивается сухопутной логистикой, там и Панамский канал роли не играет. Во-вторых, даже Китай, несмотря на растущий спрос на сырье, не обеспечит в ближайшие двадцать лет загрузку никарагуанского канала, да и основные владельцы китайской судоходной отрасли — немцы и японцы, а они резких движений не любят», — поясняет «Эксперту» генеральный директор исследовательского агентства Infranews Алексей Безбородов.

Напомним, что к 2015 году должны быть закончены работы по расширению Панамского канала, и тогда через канал смогут проходить грузовые суда водоизмещением более 65 тыс. тонн. Это сделает дорогостоящий план строительства нового канала еще менее убедительным.

Критики отмечают также поспешность в принятии столь важного решения: для расширения Панамского канала в 2006 году был проведен общенациональный референдум, в Никарагуа же оказалось достаточно решения конгресса, находящегося под полным контролем Ортеги. Оппозиция внутри страны уже обвинила Ортегу в «продаже родины». Фактически речь идет о создании внутри Никарагуа зоны, находящейся под контролем Китая, канал разделит страну, да и всю Америку на две части, при этом контроль над переходами де-факто будет у китайцев. Планы строительства не могут похвастаться четкостью, фактически теперь значительная часть Никарагуа находится в зоне риска, если через нее будет идти канал, это будет означать реквизицию земель и собственности у нынешних владельцев.

Безусловно, Китаю бы очень хотелось более чем через сто лет повторить успех США в Латинской Америке и проложить новый путь между двумя важнейшими океанами. Под это NCDI сможет привлечь какое-то количество квазигосударственных денег, не напрямую, а через аффилированные с госкомпаниями частные структуры. Но речь будет идти максимум о двух-трех, а не о четырех десятках миллиардов долларов. Остальные средства NCDI предстоит добывать у банков и стратегических инвесторов, которым придется доказывать востребованность нового канала в международной торговле. Пока большинству экспертов кажется, что расширенного Панамского канала вполне хватит на ближайшие 10–15 лет.

Гонконг