Мешает ли России ее история

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
14 июля 2014, 00:00

Известный историк российской науки пытается ответить на вопрос, почему все российские модернизации заканчивались неудачей

Грэхэм Лорен. Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России.

Лорен Грэхэм — один из самых известных исследователей истории российской науки, автор нескольких монографий на эту тему. Его новая книга посвящена удивительному феномену, который он усмотрел в этой истории: великие открытия, сделанные российскими учеными и послужившие основой процветания многих западных стран, не стали основой российского процветания. И Грэхэм задается вопросом: «Почему современная Россия остается таким слабым игроком на мировом рынке технологий?» — причем и в царское, и в советское, и в наше время. Почему почти триста лет Россия рождает блестящие технические решения и не получает от них никакой выгоды? Причем, характеризуя современное состояние дел в России, Грэхэм ссылается в том числе и на известную статью в «Эксперте» («Мы ничего не производим», № 47 за 2012 год).

Грэхэм отмечает, что его исследования российских источников подтвердили многие утверждения российских и советских авторов, которые на Западе воспринимаются как пропаганда: «Русские действительно построили первый в континентальной Европе паровоз и первый в мире тепловоз. Они действительно первыми осветили улицы крупных городов посредством электричества. Они действительно начали передавать радиоволны до Гульельмо Маркони. Они действительно построили первый многомоторный пассажирский самолет и сделали это всего спустя несколько лет после первого полета братьев Райт. Они действительно были пионерами в области разработки транзисторов и диодов. Они действительно первыми опубликовали работу о принципах действия лазера, на десятилетия опередив всех остальных. И они действительно создали первую в Европе электронную вычислительную машину».

Чтобы объяснить феномен, о котором речь шла выше, Грэхэм задается вопросом: что необходимо для коммерческого успеха человеку, который желает развить свое научное открытие? Какие для этого необходимы условия? И отвечает на него так: «Общество должно ценить такие качества, как способность к изобретению и практичность. Экономическая система должна обеспечивать инвестиционные возможности. Законодательная система — защищать интеллектуальную собственность и вознаграждать изобретателей. А политическая система должна не бояться технологических инноваций, успешных предпринимателей, а продвигать их. Необходимо снизить административные барьеры, обуздать коррупцию». И последовательно доказывает, что таких условий всю историю России от Петра I до настоящего времени не было и нет.

Развитие России можно представить, по мнению Грэхэма, в виде синусоиды. На ее вершине — заимствования иностранных технологий, причем совершаемые государством или, по крайней мере, по государственной инициативе, позволяющие совершить технологический и экономический рывок, который заканчивается очередным экономическим провалом именно по причине отсутствия в России условий для развития и совершенствования технологий. Оружейные заводы, созданные Петром по самым современным западным технологиям, пришли в запустение; заводы, построенные при Александре I, тоже по западным технологиям, ко времени Крымской войны устаревшие, стали источником поражения России. А царей, которые пытались вручную руководить прогрессом, просто нагло обманывали. Изобретатель радио Попов сам не хотел заниматься коммерцией, потому что по-интеллигентски, в российском смысле этого слова, коммерцией пренебрегал, и не нашлось коммерсантов, готовых подхватить его дело. Советская власть вообще о коммерческих проблемах не думала и гражданам не давала их самостоятельно решать. А административные барьеры и коррупция в современной России стали уже притчей во языцех.

В конце книги автор пытается дать свой ответ на вопрос: сможет ли Россия после всех попыток, растянувшихся на несколько веков, провести устойчивую модернизацию, чтобы не свалиться в очередную яму синусоиды своего развития? И отмечает, что другим странам это удалось: «Япония модернизировала свое традиционное общество менее чем за сто лет. Более близкий пример — Южная Корея добилась этого за 40 лет. Обе страны, Япония и Южная Корея, сегодня являются основными игроками на международном рынке высоких технологий, в отличие от России». Хотя справедливости ради стоить заметить, что лет пятьдесят назад и советский опыт многие рассматривали как пример успешной модернизации и технологического развития.

Казалось бы, все, что говорит Грэхэм, верно, и мы слышим от наших собственных авторов такой же набор в известном смысле стандартных претензий к российской истории и к самим россиянам. Но когда автор в качестве решения проблемы предлагает России стать просто «обычным западным государством» (как будто Китай, феномен которого, к слову, Грэхэм не берется объяснить, Япония и Корея совсем обычные западные государства), понимаешь, что за этим стоит упрощенное понимание истории России и путей ее развития. Те же Китай, Япония и Корея в своем развитии, бесспорно, не только заимствовали западный опыт, но и находили собственные решения, которые многим западным исследователям кажутся абсолютно самобытными. Тысячелетнюю культуру, хороша она или плоха, не перешибешь лозунгами и даже самой передовой политикой. И не Чубайсу ли, на мнение которого автор ссылается, этого не знать. (Обращение Грэхэма к Чубайсу как эксперту по модернизации выдает его наивность, которая присуща многим западным авторам, до сих пор воспринимающим наших реформаторов как специалистов в модернизации.) А решение задачи состоит в том, чтобы, опираясь на лучшее, что есть в собственной культуре, искать собственные ответы на те вопросы, которые справедливо задает Грэхэм.

Грэхэм Лорен. Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 272 с. Тираж 2000 экз.