Попробуй укради!

Ирик Имамутдинов
15 сентября 2014, 00:00

Советский научно-технический задел, подкованные «домушники» и предпринимательский талант превратили маленький питерский стартап в мирового технологического лидера

Иллюстрация: Константин Батынков

Зима 1997 года. Начальник управления вневедомственной охраны по Новосибирской области проводит «натурные испытания» российских и зарубежных датчиков разбития стекла. Приборы установили в небольшой сторожке и предложили этапированным из соседней колонии опытным домушникам попробовать проникнуть через окно, не вызвав срабатывания установленных датчиков. Призы — возможность посрамить высоколобых инженеров-разработчиков и несколько пачек черного чая, оставленных внутри домика.
Начали с зарубежных датчиков. После пары неудачных попыток один из криминальных «спецов» сообразил, как обойти защиту: он помочился на газету, приложил ее к стеклу, дождался, пока бумага примерзнет, и аккуратно придавил фуфайкой. Стекло треснуло, но осколки остались на месте, зэк осторожно вынул их вместе с датчиками и пробрался вовнутрь. Он знал по опыту, что для того, чтобы датчик сработал, прибор должен обязательно проанализировать звуковые частоты сразу в двух диапазонах: когда стекло прогибается при ударе и когда оно разлетается на осколки, а при одном прогибе стекла импортный датчик просто не срабатывал. Российские же разработчики научили прибор регистрировать факт взлома, анализируя лишь один диапазон частот (это умение до сих пор остается нашим ноу-хау, утверждает генеральный директор питерского «Аргус-Спектра» Сергей Левчук), поэтому с датчиками отечественного производства такой фокус не прошел. И если в России на рынке охранных систем поначалу была жесточайшая конкуренция со стороны зарубежных грандов, таких как Honeywell, Ademco, General Electric, Tyco и других, то со временем более интеллектуальные приборы российских компаний просто вытеснили гостей с рынка. Одна из таких компаний — «Аргус-Спектр».

Промполитика от МВД

Генеральный директор компании «Аргус-Спектр» Сергей Левчук (посередине) демонстрирует министру обороны Сергею Шойгу новый комплекс «Стрелец-Часовой» 5.jpg Фото: предоставлено компанией «Аргус-Спектр»
Генеральный директор компании «Аргус-Спектр» Сергей Левчук (посередине) демонстрирует министру обороны Сергею Шойгу новый комплекс «Стрелец-Часовой»
Фото: предоставлено компанией «Аргус-Спектр»

«Аргус-Спектр» был основан пятью сотрудниками радиофизического факультета Ленинградского политехнического института. Научная специализация будущих аргусовцев в советское время была связана с разработкой приборов и систем с использованием сверхвысокочастотных технологий в гигагерцевом диапазоне, в частности микрополосковых технологий, необходимых для миниатюризации таких приборов, как антенны ВЧ- и СВЧ-диапазонов, выполняемых на печатной плате. Как и большинство организаторов других российских инновационных компаний, берущих свое начало в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия, радиофизики отдали изрядную дань советскому ВПК, поработали вместе с другими организациями оборонки в области высокочастотной радиолокации, создавали системы наведения ракет и автоматизированные радиотехнические комплексы ближней навигации для авиации корабельного базирования, разрабатывали пучковое оружие.
«Мы всегда занимались экспериментальной радиофизикой, а не теоретическими кабинетными изысканиями, — говорит Сергей Левчук, — и нами было создано много такой техники, работу которой не всегда возможно точно рассчитать на бумаге. Многое делалось за счет навыков, полученных именно экспериментально, что называется, на пальцах». Помимо академической нагрузки ученые выполняли работы по хоздоговорам, которые зачастую становились главным хлебом для научных сотрудников. Все эти навыки вкупе с блестящим научно-техническим бэкграундом пригодились потом, когда ученые создавали собственный бизнес, и приобретенные в институте компетенции стали привноситься в охранные технологии.
Когда после 1991 года в Россию хлынула зарубежная техника, стало понятно, что отставание в «мирном» сегменте охранных технологий в стране колоссальное. За границей конкуренция вывела это оборудование на очень высокий уровень. В СССР же производством подобных систем никто толком не занимался, заказы на них размещалось в качестве дополнительной нагрузки на военных заводах, и побочная «мирная» продукция разработчиками и производственниками всегда воспринималась как малопочетная и невыгодная обуза.
О действиях российской власти по развитию наукоемкой промышленности в начале девяностых известно мало. Но они были. В частности, руководство МВД России сформулировало задачу создания специализированных организаций по разработке и производству систем безопасности, потребность в которых становилась все более очевидной. «Возможно, — говорит Сергей Левчук, — читателей это удивит, особенно если учесть, что речь идет о начале девяностых, но появление целого ряда высокотехнологичных компаний в области систем безопасности — только в Санкт-Петербурге не менее трех, в том числе и нашей, — результат грамотной промышленной политики государства в это время». Причем речь шла не столько о простом размещении заказов на конкретное оборудование, сколько о построении комплексной системы: от поисковых научно-исследовательских работ до внедрения в серийное производство, от централизованных закупок до анализа опыта эксплуатации на местах и постановки задач для новых НИР. Были определенные требования и по локализации производства, и по привлечению российских разработчиков к западным технологиям безопасности. Такую работу проводило, в частности, руководство вневедомственной охраны МВД России. Головным постановщиком задач был выбран научно-исследовательский центр «Охрана», разрабатывавший грамотные технические задания. Далее проводились совместные НИР по разработке новых компонентов систем с привлечением сначала специалистов институтов и оборонных заводов, а позже и самостоятельных компаний, из которых выросли такие лидеры российского рынка безопасности, как московская компания «Болид», казанская «Теко», петербургские «Риэлта» и «Аргус-Спектр». После успешного завершения проекта продукт сертифицировался, и появлялась возможность поставки вновь разработанных компонентов как на закрытый рынок приборов и систем для нужд той же вневедомственной охраны, так и на открытый рынок.

Образованный криминал

Заместитель генерального директора компании «Аргус-Спектр» Михаил Левчук в огневой комнате. Таких в стране всего две 6.jpg Фото: Олег Сердечников
Заместитель генерального директора компании «Аргус-Спектр» Михаил Левчук в огневой комнате. Таких в стране всего две
Фото: Олег Сердечников

При поддержке заинтересованных ведомств, прежде всего МВД, рассказывает Левчук, удалось ознакомиться с технологиями ведущих мировых компаний в области безопасности и закупать самое совершенное оборудования. История собственно компании «Аргус-Спектр» начиналась вполне «по-научному»: с аренды бункера одного из военных заводов, где стояла большая электронная пушка, формировавшая очень плотный электронный пучок в тысячу ампер при напряжении 100 кВ. Это было очень тяжелое для российской экономики время — 1993 год. Первый кредит начинающим коммерсантам дали под 210% годовых, но хуже было то, что за первые пять лет лопнуло пять банков, в которых были открыты счета компании, в том числе и известный банк «Империал». Но «Аргус-Спектр» устоял.
Рынок, возможно не столь заметный со стороны, оказался очень интересным. Начинал расти частный сектор, и все последующие кризисы показали, что безопасность — это то, от чего отказываются в последнюю очередь.
Первым полноценным коммерческим прибором, поставленным на рынок, был микроволновый датчик движения «Аргус-2», собранный в том самом бункере. Подобные извещатели непрерывно излучают радиоимпульсы, которые, отражаясь от несанкционированно попавшего в охраняемое помещение человека, в соответствии с эффектом Доплера возвращаются со сдвигом частоты, и прибор, сравнивая посланную и отраженную частоты, обнаруживает присутствие постороннего. Принцип работы устройства прост, но реализация для массового рынка, к которому аргусовцы еще не привыкли, таила в себе множество нюансов. Необходимость создавать сложные алгоритмы не страшила. Но вот с элементной базой для высокочастотной техники пришлось повозиться. В Советском Союзе такая микротехника выпускалась только для военных, и когда речь заходила о выпуске десятков приборов в месяц, то чипы для оборудования охранной системы того же авианесущего крейсера можно было выбрать и проверить вручную, с массовым же продуктом такой контроль был невозможен. В компании внедрили обязательный технологический прогон всех произведенных изделий и обязательный функциональный контроль, в процессе которого имитировалось движение человека на разных расстояниях с разными скоростями. Михаил Левчук, сын генерального директора «Аргус-Спектра» и теперешний его заместитель, вспоминает, что первыми жертвами такого прогона стали члены их семьи: опытный образец прибора висел у них дома и начинал истошно верещать, как только кто-нибудь подходил к кухне.
Следующим интересным прибором компании стал датчик разбития стекла «Арфа». В среде специалистов по безопасности, поясняет Левчук-младший, бытует термин «кража на рывок», когда злоумышленники разбивают, например, витрину магазина, хватая первое, что попалось под руку. Именно для предотвращения подобного рода краж и для максимально раннего обнаружения проникновения в охраняемое помещение были разработаны датчики разбития стекла. Однако, едва появившись за границей, они снискали себе довольно дурную славу, так как реагировали буквально на все звуки вокруг — звонок телефона, лязг трамвая и стук упавших на пол ключей, — обнаружительная способность таких приборов оценивалась самими производителями в скромные 50%. В России положение осложнялось еще и изощренной изобретательностью преступников, отличавшей их от зарубежных коллег. Из-за экономических перипетий без работы остались многие квалифицированные кадры, и немало таких «спецов» нашли себя в криминальном мире. Этого нельзя было не учитывать при разработке алгоритмов систем безопасности. Как-то, вспоминает Левчук, завязался спор с французскими коллегами из Гренобля. Один из русских инженеров сказал, что французскую систему защиты может обойти любой дурак, просто включив в схему емкостной конденсатор. Ответ французов тогда удивил: если во Франции человек знает, что такое конденсатор, то он уж точно зарабатывает на жизнь не криминалом. Более сложные системы предназначались на Западе только для банковской сферы. В России же преступники, разбирающиеся в элементной базе, вовсе не были редкостью, и человек с высшим техническим образованием мог просто саботировать работу системы в отличие от неграмотного европейского вора, как в описанном выше эксперименте в сибирской сторожке. Поэтому создание систем банковского уровня безопасности по ценам массового рынка стало очередным вызовом для российских компаний, с которым многие из них успешно справились.

На страже Эрмитажа

Зарождение систем беспроводной тревожной сигнализации ознаменовало очередной этап в технологическом развитии компании. Необходимость развивать экспериментальную науку в этой области и кадровый голод побудили растущий «Аргус-Спектр» в 1997 году открыть в стенах альма-матер, Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, профильную кафедру «Радиоэлектронные средства защиты информации».
Тогда становилось понятным, рассказывает Михаил Левчук, что бурное развитие мобильной связи и интернета, ставших локомотивами развития беспроводных технологий, провоцирует серьезную ломку старых технологических парадигм, а советский запас знаний к этому времени во многом себя исчерпал. Ученых и студентов новой кафедры сразу привлекли к разработке радиосистемы тревожной сигнализации «Радиокнопка» — первой системы беспроводной передачи извещений для вневедомственной охраны и частных охранных предприятий. «Радиокнопку» поддержали и в государственном Фонде развития малых форм предприятий в научно-технической сфере. «В каком-то смысле, — вспоминает Михаил Левчук, — руководитель фонда Иван Бортник сыграл едва ли не ключевую роль в дальнейшем развитии нашей компании. И дело вовсе не в деньгах: эта организация тогда не обладала большими финансовыми возможностями для поддержки; главное, что у ее сотрудников были значительный опыт и знания в области инновационного бизнеса. Бортник проговорил много важных вещей с нашими специалистами, заложив основы управления фирмой именно как растущей высокотехнологичной компанией и предотвратив многие наши возможные ошибки».
В 1997 году «Аргус-Спектр» внедрил автосборку, в цех был куплен новый японский робот. При дешевой тогда рабочей силе многим такая модернизация казалась абсурдной, но ставка делалась на уменьшение числа технологических ошибок, и она себя оправдала: доля рекламаций потребителей упала до десятой доли процента, а компания начала выпускать продукцию с невиданным тогда сроком гарантии пять лет.
К началу 2000-х годов экономическая ситуация в стране изменилась в лучшую сторону, и в «Аргус-Спектре» решили диверсифицировать бизнес — занялись средствами пожарной сигнализации и автоматики. Это совпало по времени с переломным этапом в истории компании — переходом от выпуска отдельных компонентов к законченным системам безопасности и передачи извещений, все чаще базирующимся на беспроводных платформах. Такой переход сулил значительно большую маржинальность конечных продуктов, но их разработка означала и необходимость решения существенно более сложных научно-технических задач.
Апофеозом в истории компании стала работа с Государственным Эрмитажем. Ни в одном музее мира сейчас нет такой сложной и в то же время надежной пожарно-охранной системы, как в этом музее, уверяет Сергей Левчук. Дело в том, что технические службы Эрмитажа поставили задачу: охранять сотни тысяч экспонатов не только ночью, но и днем, в присутствии посетителей. Это означало, что предстоит рассчитать систему из 50 тыс. постоянно работающих датчиков, которая должна в случае срабатывания в течение нескольких секунд доставить сообщение на пульт. Было и другое важное требование: ни при каком серьезном воздействии система не должна зависать дольше пяти секунд, даже если все датчики сработают одновременно. Задание не было прихотью сотрудников музея, они по опыту знали, что подобные зависания не редкость: так, стрелявшая каждый день в полдень на противоположном берегу Невы пушка Петропавловской крепости вызывала одновременное срабатывание сразу половины извещателей.
Почти все иностранные фирмы сочли техническое задание Эрмитажа трудновыполнимым. На тендер вышли «Аргус-Спектр» и Bosch. На финальном этапе отпал и немецкий гигант. Нерасчетные проблемы начались неожиданно для самих разработчиков уже после запуска первых приборов: ночью все работало прекрасно, но с приходом в музей посетителей то один, то другой датчик начинал выпадать из связи. Причем с таким эффектом никто в мире прежде не сталкивался, потому что никому не приходило в голову включать охранные беспроводные системы в помещении с людьми. Конечно, было известно, что тело человека хорошо отражает волны, но то, что переотражаемые множеством людей волны, складываясь, формируют радиотеневые зоны, стало неожиданностью. Выход, повышающий надежность всей системы, был быстро найден: появилась схема ортогонального разнесения антенн — еще одно важное ноу-хау компании. В 2003 году за создание музейной системы «Центурион» группа разработчиков «Аргус-Спектра» была удостоена премии правительства РФ в области науки и техники.

Без «муды»

Во время разработки «Стрельца» аргусовцы защитили четыре кандидатские диссертации 7.jpg Фото: Олег Сердечников
Во время разработки «Стрельца» аргусовцы защитили четыре кандидатские диссертации
Фото: Олег Сердечников

Разработка беспроводных комплексов совпала по времени с приходом к управлению компанией нового поколения технократов, олицетворением которого стал Михаил Левчук. Он окончил созданную «Аргус-Спектром» кафедру в Политехе, после этого отучился в магистратуре в Швеции, попутно занимаясь там технологическими проектами в области радиофизики. «Мое поколение — по сути первое, которое начало оставаться в России, — уверяет Михаил. — До нас все, кто хоть как-то состоялся в науке, уезжали».
Левчук-младший развил деятельность сразу на нескольких направлениях — начал разворачивать компанию на европейский рынок, занялся модернизацией управления производством, используя тойотовскую систему Lean manufacturing, и подключил своих молодых коллег к разработке охранно-пожарных систем следующего поколения «Стрелец». Первые две инициативы реализовывались очень тяжело. Японская метода внедрения микросотовых подразделений, замыкающих на себе весь цикл производства конечных продуктов, выпуск которых, по сути, происходит на глазах взаимозаменяемых членов команды, подразделений чрезвычайно гибких, быстро перенастраиваемых на потребности рынка, вызвала сопротивление у работников, привыкших иметь дело с одной-двумя операциями на сборочном конвейере. Немало квалифицированных специалистов, несмотря на хорошие условия и приличную зарплату в «Аргус-Спектре», увольнялись, но и остающимся ментальная перестройка давалась крайне тяжело. «Бережливое производство началось для меня со звонкого японского слова “муда”, которое, на мой взгляд, отлично ложится на русское ухо, и без перевода становится понятно, что заниматься “мудой” — это тратить время и деньги зря», — рассказывает Михаил Левчук. Результатом постепенного избавления от «муды» стало сокращение персонала с 500 до 350 человек при скачке производительности и быстрой перенастраиваемости производства.
Долгие десять лет ушли и на то, чтобы проникнуть на зарегулированный и тяжелый для «чужаков» европейский рынок, очень сильно отличающийся от страны к стране. Начав со стратегически ошибочного решения выстроить прежде зарубежную торговлю, в компании быстро поняли, что нужно создавать там собственный центр разработок. «Организация просто отдела продаж была просчетом, потому что в таких наукоемких инновационных сегментах, как наш, очень важно чувствовать рынок через разработчиков, знающих его привычки и тонкости. Такие специалисты трансформируют особенности локального рыночного спроса в конкретные технические задания, которые нельзя разработать, сидя в России», — уверен Михаил Левчук. В наши дни в штате центра разработок «Аргус-Спектра» в итальянском Триесте работает сто человек. Компания вообще стала первой в Европе, сумевшей сертифицировать свои беспроводные комплексы обеспечения пожарной безопасности. Благодаря этому во многих европейских странах тут же начали появляться первые беспроводные проекты. В Германии за возможность установить такой комплекс сразу схватилась администрация передвижного Cirque du Solei — это избавляло от необходимости хранить и перевозить сотни метров кабеля. «Когда господа из Honeywell проанализировали характеристики нашей беспроводной системы “Стрелец”, они быстро приняли решение закупать ее у нас и перепродавать уже под своим лейблом. Вдумайтесь: люди рискнули и не прогадали, решившись на сотрудничество с русской электронной фирмой. Такие же договоренности есть с компаниями из Великобритании, Австрии, Турции, Австралии и Японии. Поставка русской электроники в Японию — еще недавно это звучало как оксюморон». Продажи быстро пошли вверх, и сейчас аргусовские беспроводные системы охраняют замок королевы Елизаветы в Шотландии, эсминцы ВМФ Великобритании, университеты Оксфорда и Кембриджа, тысячи других объектов. Экспорт технологий стал приносить доход, сейчас уже весьма ощутимый — около 30% по физическому объему и 40% от выручки компании, составляющей около 2 млрд рублей в год.
В истории со «Стрельцом», рассказывает Михаил Левчук, в гонке за потребительскими качествами «Аргус-Спектру» удалось существенно вырваться вперед благодаря тому, что вначале специалисты компании совершенно случайно наткнулись на отличные приемопередатчики небольшой тогда норвежской компании ChipCon (гигантская Texas Intsruments вскоре поглотила успешный стартап). Эти радиочастотные приборы позволили обеспечить двустороннюю связь между всеми устройствами системы, что вообще стало мощным прорывом в беспроводных охранных технологиях. «Представьте себе работу системы с односторонней связью — это как разговор глухих датчиков с немой контрольной панелью. Сигналы тревоги или периодические сигналы “Я жив!” идут в одну сторону — только от датчиков к контрольной панели. При появлении помехи, блокирующей канал связи, сигналы от датчиков перестают поступать на панель, и, что с ними при этом произошло и “живы” ли они, вообще невозможно понять, поэтому изначально беспроводные односторонние комплексы использовать на профессиональном рынке никто не хотел». Двусторонний канал связи полностью изменил отношение к беспроводным системам. Так, в том же «Стрельце» датчик каждые 12 секунд шлет сигнал «Я жив!», а контрольная панель обязательно подтверждает получение: «Я поняла!» При появлении помехи, когда канал блокируется, подтверждения от панели перестают поступать к датчику, тот начинает повышать мощность выходного сигнала до максимально разрешенного и, главное, переходить на резервные каналы и диапазоны. Специалисты из МВД, ФСБ, МЧС (сейчас и Минобороны) быстро оценили такие достоинства «Стрельца», а в 2007 году его создатели, включая самого Михаила Левчука, получили премию российского правительства в области науки и техники для молодых ученых.

Чрезвычайная ситуация

Из трех миллионов извещателей, выпускаемых «Аргус-Спектром», миллион устанавливается в Европе 8.jpg Фото: Олег Сердечников
Из трех миллионов извещателей, выпускаемых «Аргус-Спектром», миллион устанавливается в Европе
Фото: Олег Сердечников

Немудрено, что в 2009 году, когда ВНИИПО МЧС искал соисполнителя для разработки автоматизированной системы мониторинга, он выбрал «Аргус-Спектр», а разработанный в компании двусторонний радиоканал стал затем базовой технологией будущей системы. Вскоре прошли госиспытания опытного образца. Сформулированные технические требования получили название «Программно-аппаратный комплекс (ПАК) “Стрелец-Мониторинг”». Им стали оснащать спасателей, а руководство МЧС России определило организационно-техническую схему передачи извещений о пожаре для социальных объектов: теперь сигнал должен идти напрямую в пожарную часть по бесплатному каналу МЧС без участия человеческого фактора и посредников. Под такие строгие требования подходил только «Стрелец-мониторинг» производства «Аргус-Спектра» (недавно появился «Урал-мониторинг» «Ростехнологий»), и комплекс начал победное шествие по России — так, к сентябрю 2014 года этими системами оснащено уже более 41 тыс. объектов в 760 городах страны.
Применение радиоканала МЧС в мониторинге позволило сократить время вызова пожарных до одной минуты. За первые три года работы системы, по статистике самого МЧС, количество пожаров на социально значимых объектах удалось сократить в семь раз, а количество жертв — в 14.
Такой размах «Аргус-Спектра» ущемлял интересы многих. Например, он вряд ли понравился «транслирующим» фирмам, до того оказывавшим соцобъектам посреднические услуги по передаче сигнала, оцениваемые почти в 20 млрд рублей ежегодно. Случайно или нет, на «Аргус» начались «наезды», в чем особенно отличилась Федеральная антимонопольная служба.
В феврале 2013 года ФАС провела «выездную внеплановую проверку» офиса и заводских помещений без всяких документов, служащих основанием для подобных визитов. По сути, говорит Михаил Левчук, проверка представляла собой обыск с признаками промышленного шпионажа: сотрудники ФАС скопировали около двух тысяч листов технической информации, проигнорировав то, что компания среди прочего поставляет системы безопасности для российских спецслужб. После этого Высший арбитражный суд (ВАС) установил, что ФАС проверяла «Аргус-Спектр» на основании исключительно внутренних документов, которые единственно разрешают ведомству проводить выездные внеплановые проверки без возбуждения дела с целью поиска признаков нарушения (вчитайтесь: не нарушения, а лишь его признаков). ВАС признал, что такие действия противоречат Конституции и закону о защите конкуренции. Что не помешало в конце прошлого года заместителю начальника ФАС Александру Киневу разослать распоряжение по всем 83 территориальным управлениям ведомства о проведении проверки компании. Что интересно, запрашиваемая информация находится в компетенции МЧС, а интеллектуальные права на ПАК «Стрелец-мониторинг» и вовсе принадлежат государству в лице ВНИИПО МЧС, самому комплексу присвоен код КВТ, то есть он не является товаром, поставляется исключительно в федеральные пожарные части и применяется в целях защиты населения и территорий от ЧС. Если территориальные управления ФАС воспримут апелляцию «Аргуса» к этим фактам как отказ в предоставлении информации, грустно констатирует Левчук, то компанию просто завалят штрафами. И вместо того, чтобы заниматься инновациями и бизнесом, придется все время просиживать в судах (за полтора года их и так было семь, с общим положительным результатом в пользу «Аргус-Спектра»).
Михаил Левчук рассчитывает, что трудности с ФАС все же временные. По крайней мере, в компании планируют через два года удвоить оборот.