Между эмоциями и рациональностью

Политика
Москва, 28.02.2015
«Эксперт» №10 (936)
События на Украине могут сорвать и без того непростой процесс нормализации российско-грузинских отношений. Грузинское правительство пытается этого избежать

В последнее время не раз обсуждалось влияние нынешних украинских событий на отношения России со странами постсоветского пространства. Однако главным образом внимание привлекали отношения России с союзниками из Армении, Казахстана и других государств, а также влияние позиции Москвы по гражданской войне на Украине на перспективы евразийской интеграции. Между тем пострадать от украинских событий может и лишь начавшаяся нормализация отношений между Москвой и Тбилиси. Если участие грузинских добровольцев в националистических добровольческих батальонах не вызывало особых протестов в российском обществе (в конце концов, кто только там не воюет), то на назначение на официальные посты на Украине целой плеяды откровенно русофобских грузинских политиков во главе с Михаилом Саакашвили последовала довольно нервная реакция. Об отношениях грузинского общества к этим событиям и к украинской гражданской войне в целом, а также о стратегии официального Тбилиси в интервью «Эксперту» рассказал грузинский политолог исполнительный директор НПО «Кавказский дом» Георгий Канашвили.

— В России большое значение придают тому, что называют участием Грузии в украинской гражданской войне, — речь идет и о грузинских «политических варягах», и о военных-добровольцах. Как в Грузии относятся к такого рода участию?

— Тут нужно делать разграничение между властями и обществом. Если говорить о правительстве Грузии, то оно довольно нервно отреагировало на назначение людей из Единого национального движения, ЕНД, и самого Михаила Саакашвили на ответственные посты в украинском правительстве. Кроме того, грузинские власти не имеют никакого отношения к поездке граждан Грузии для участия в боевых действиях на территории Украины.

— Но при этом не видно, чтобы правительство Грузии в отношении добровольцев и министров в Киеве занимало жесткую позицию.

— Возможно, в Москве просто не замечают этого. Позиция Тбилиси в вопросе «политических варягов» очень строгая — не случайно Саакашвили в розыске. А что касается добровольцев, то у Тбилиси нет физической возможности не пускать своих граждан на Украину. Да, правительство может в угоду Кремлю начать гоняться за вернувшимися с Украины добровольцами, однако лишь попадет под пресс общественного мнения.

Как ни крути, а грузины поддерживают украинцев на чисто эмоциональном уровне. И поддержка объясняется несколькими причинами. Во-первых, это историческая память о наших отношениях. Украинцы довольно активно поддерживали Грузию в 1990-е во время событий в Абхазии, а также в 2008 году (правда, скорее, на уровне риторики, визита президента Ющенко, а также через определенное сотрудничество между министерствами обороны Грузии и Украины до войны). Да и вообще, обе страны в постсоветские годы примерно одинаково оценивали вызовы со стороны России. И сейчас, как считают в Грузии, пора платить долги. Во-вторых, мы с Украиной оказались в схожей ситуации — обе страны, в том числе и по вине России, потеряли контроль над частью своей территории. И грузины сейчас сопережив

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (936) 2 марта 2015
    Чужая матрица
    Содержание:
    Условно уценили

    Агентство Moody’s переоценивает политические риски как фактор внешней платежеспособности России. В любом случае его решение снизить рейтинг РФ до «мусорного» уровня не имеет никаких практических следствий до тех пор, пока страна остается отрезанной от западных финансовых рынков

    Тема недели
    Коротко
    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама