Сети в прибыли

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
25 апреля 2016, 00:00

«Россети» впервые в своей истории показали прибыль по МСФО. Высокие показатели говорят об эффективности выбранной стратегии развития компании

ЕКАТЕРИНА ГУСАКОВА

Холдинг «Российские сети» представил консолидированные данные отчетности по МСФО. Его чистая прибыль достигла рекордной суммы 81,6 млрд рублей. Столько «Россети» не зарабатывали никогда. Положительная рентабельность говорит о том, что огромная инфраструктурная компания смогла преодолеть яму, возникшую из-за резкой заморозки тарифов в 2014 году, и разобраться в хронических проблемах электросетевого комплекса.

Капитализация холдинга, объединяющего все сетевые активы страны, в которые было инвестированы триллионы рублей еще со времен ГОЭРЛО, сейчас составляет 110 млрд рублей — это меньше годовой EBITDA компании.

Выход «Россетей» в прибыль, без сомнения, значительное событие для всей российской экономики. Большинство наших граждан и компаний потребляют электроэнергию — а значит, прямо или опосредованно пользуются услугами «Россетей»

Зонтик для сетей

«Российские сети» борются с комплексом проблем с момента создания компании в 2013 году. Тогда в единую структуру были объединены более 45 организаций. Крупнейшая из них — ФСК ЕЭС, отвечающая в 73 регионах за магистральные сети напряжением 35–1150 кВ. Помимо магистральных сетей в единую структуру «Российских сетей» попали и межрегиональные сети — МРСК, распределительные сети в регионах, а также несколько сбытовых компаний.

Объединение компаний в одну структуру было обоснованно. После реформы РАО ЕЭС сетевой комплекс обрел разных собственников и управленцев, тем не менее финансирование сетей осуществлялось, условно, из общего котла. В итоге у сетевых организаций различных уровней — ФСК, МРСК (уровень макрорегионов и распределительных компаний) и ТСО (районные и заводские сети) исказилась мотивация. Вместо того чтобы наращивать эффективность, оптимизировать процессы, сокращать потери, все усилия разрозненных сетевых организаций были направлены на борьбу за долю в общем котле в ущерб другим сетям. Борьба развернулась за тариф, который, кстати, устанавливается на региональном уровне. При этом правила установки «долгосрочных» тарифов все время меняются. В итоге чем больше затрат, тем больше тариф, а чем выше тариф — тем больше выручка. Однако котел не бездонный, и всем денег из него не хватит никогда. Часто последними черпающими из этого котла были как раз компании МРСК — отвечающие за надежность снабжения электричеством на межрегиональном уровне.

Такая конструкция была крайне неустойчивой, демотивирующей и чреватой конфликтами. Кроме того, во время реформы РАО ЕЭС предполагалось, что для нового сетевого строительства будет установлено RAB-регулирование, то есть все новые сети будут профинансированы из кармана потребителя по повышенной ставке.

Это, в частности, привело к росту цен на электроэнергию по всей стране, и в какой-то момент в ситуацию пришлось вмешиваться президенту Владимиру Путину. В результате тарифы для всех естественных монополий были заморожены. У многих компаний МРСК возникли убытки. Ударил по отрасли и спад экономики, за которым последовало снижение потребления электроэнергии промышленностью. Благодаря инициативе правительства по условно бесплатному подключению к электросетям всего за год Россия перемахнула через 70 ступеней в рейтинге Doing Business, поставив мировой рекорд по упрощению доступа к энергоснабжению. Однако оплатили реформу сетевые организации.

 18_2.jpg

Еще одна проблема, застарелая, — перекрестное субсидирование, когда промышленность покрывает расходы электросетевого комплекса за население. При этом ситуация неоднозначная: с одной стороны, ФАС и Минэнерго выступают за рост тарифов в регионах до экономически обоснованных; с другой стороны, местные власти не могут поднять цены на уровень выше предельного индекса роста цен. В итоге перекрестное субсидирование во многих регионах сохраняется, что сильно сдерживает развитие сетей. 

Проблемы Кавказа

Объединение энергетических компаний в группу «Россети» позволило приступить к решению сразу нескольких проблем. Во-первых, отойти от борьбы за котел и начать искать новые цели и ориентиры, ведь для любой компании главное — прибыль.

Выручка «Россетей» во многом ограничена Федеральной антимонопольной службой, и расти может лишь на единицы процентов вместе с инфляцией. А вот внутренние резервы, позволяющие сэкономить, в холдинге есть.

Первая статья расходов «Россетей» — технологические и коммерческие потери, а также неплатежи со стороны населения. Это характерные черты работы сетей во всех регионах, но особенно ярко они дают себя знать на Кавказе. Здесь у «Российских сетей» большой фронт работы, и она планомерно ведется. С одной стороны, сетевая инфраструктура кавказских регионов крайне изношена и требует десятков миллиардов рублей вложений. Однако модернизация ведет к снижению технологических потерь и уменьшает риски потерь коммерческих. Ведется и плотная работа с неплательщиками.

Тем не менее дебиторская задолженность потребителей перед компаний «МРСК Северного Кавказа» (МРСК СК) достигла 12,9 млрд рублей и выросла за 2015 год на 2,9 млрд рублей. При этом основные неплательщики не население или промпредприятия, а, как ни странно, региональные сетевые организации, накопившие долг в 7 млрд рублей. Это так называемые неотключаемые потребители — сети городов и районов. Вторая крупная группа неплательщиков — водоканалы. На 1 апреля текущего года, по данным «Россетей», водоканалы задолжали МРСК СК 1,69 млрд рублей. При этом банкротство мало дает для решения проблемы. После процедуры банкротства имущество МУПа отходит обратно региону и создается новый МУП, который вновь копит долги за электричество. Отключить водоканал от электроснабжения невозможно по социальным соображениями.

По платежной дисциплине регионы Кавказа сильно отличаются друг от друга. Например, в Калмыкии уровень собираемости платежей составляет 99%, в Чечне — 45%, в Ингушетии — 34%. То есть до генерации и сетей иногда доходит лишь каждый третий рубль за поставленную услугу. Несмотря на плачевную ситуацию в регионе, МРСК СК закончила 2015 год пусть и с «бумажной», но прибылью в 6 млрд рублей.

Взять расходы под контроль

Несмотря на локальные проблемы, холдинг показал очень сильный результат по итогам прошлого года. Во многом этому способствовал эффект от объединения всех сетей под единым управлением. Разрозненными активами по всей стране стало можно управлять и координировать их работу — финансовый итог 2015 года тому подтверждение.

Вернемся к затратам. В целом по холдингу до 50% затрат — это эксплуатационные затраты. Для экономики страны сетевое строительство — мощный инфраструктурный драйвер. Однако каждая конкретная стройка — это коррупционные риски. Одна из первочередных задач, которую попытался решить менеджмент «Россетей», — стандартизация закупочных и тендерных процедур.

В начале прошлого года правительство РФ поручило ежегодно снижать операционные расходы для естественных монополий на 2–3%.

«Минувший год был непростым для российской экономики: спад промышленного производства, высокая инфляция, колебания обменного курса, — говорит Оксана Шатохина, заместитель генерального директора по экономике ПАО “Россети”. — В этих условиях потребление электроэнергии снизилось, а платежеспособность контрагентов ухудшилась. Но благодаря работе группы “Россети” по оптимизации инвестиционной и операционной деятельности компания продемонстрировала сильные результаты за 2015 год. Операционные расходы сократились на 14,1 процента, EBITDA выросла на 88,8 процента, а рентабельность по ней составила рекордные 32,5 процента». Управление издержками позволило на 23,4% снизить удельные операционные расходы и на 15% — инвестиционные.

Еще один тренд, по словам Оксаны Шатохиной, — минимизация сетевого строительства. Текущий же макропрогноз не подразумевает огромного спроса на электроэнергию в ближайшее время. Компании «Россетей» пытаются загрузить уже имеющиеся мощности, а некоторая инвестиционная пауза дает возможность начать гасить долги.

Необходимо отметить, что потребитель не всегда эффективно планирует потребление электроэнергии. «Россети» за последние несколько лет ежегодно заключают более 370 тыс. договоров на подключение суммарной мощностью до 16 ГВт. Но в результате подключаются не более 13 ГВт. При этом по причине невыполнения технологических условий самим заявителем не исполняются до 40% договоров. А фактическая загрузка подстанций по новым присоединениям и вовсе в три раза ниже.

Сейчас в целом по холдингу соотношение долг/EBITDA находится на комфортном уровне две единиц. Однако ситуация по компаниям неоднородная. Часть компаний, такие как МРСК Юга, Северного Кавказа и Сибири, имеют коэффициент долг/EBITDA больше трех и, возможно, потребуют дополнительного вливания в капитал.

Бизнес-планы компаний группы «Россети» на 2016–2020 годы сформированы исходя из довольно пессимистичных прогнозов — в частности, Оксана Шатохина упоминает тенденцию сокращения объемов потребления электроэнергии, ограничения в сфере привлечения долгового финансирования, ухудшение платежной дисциплины контрагентов, увеличения стоимости импортного и отечественного оборудования. Так что «Россети» продолжат сокращать расходы, чтобы сгладить влияние всех негативных макроэкономических факторов.

«По итогам 2016 года мы планируем достижение показателей, которые будут не ниже, чем в 2015-м. При этом выручку мы планируем в объеме около 900 миллиардов рублей по всем видам деятельности, EBITDA в объеме 270 млрд рублей»,— заключает Шатохина.