Сколько отложить на отдых в России

Анастасия Клепова
25 апреля 2016, 00:00

Российский турпродукт стремится к разнообразию и к снижению цен. В минусе — сервис и инфраструктура, бонусом — уникальные эмоции в неистоптанных местах

МУСЛИМ АЛИМИРЗАЕВ
Дагестан

Дикий российский сервис с удобствами на этаже и хамоватыми администраторами постепенно уходит в прошлое. Растет спрос на путешествия в глубинку. Турпродукт становится разнообразнее. Можно, например, купить попечительство над крымской виноградной лозой и приехать на остров за бутылкой вина годика через три, что будет и сельским, и промышленным, и социальным туризмом одновременно, совсем как в Европе.

Для современного состояния туристической отрасли России характерно динамичное реформирование бизнес-моделей и активная разработка новых направлений. Даже гиганты турбизнеса, например Coral или TUI, вынуждены открывать для себя и своих клиентов Россию — есть и спрос, и госзаказ, и политические обстоятельства. «Туристический бизнес сильно изменился за последние десять лет, да что там — за последние два года, — говорит Алексей Вершинин, руководитель туристической компании “Ростиславль”, в основной линейке предложений которой — двухдневные туры в исторические города к югу от Москвы. — Раньше было только Золотое кольцо, никто не предлагал даже самые очевидные достопримечательности Подмосковья. Да и объекты в малых городах представляли собой печальное зрелище. Тот же Зарайский кремль стоял неприкаянной руиной, а сегодня его территория достойно облагорожена».

Пакет нужен?

Сегодня крупнейшие игроки, которые частично развернулись с внешних рынков и создают собственный турпродукт в России, — это «Интурист», «Библио-глобус» и «Алеан». Остальные в большей степени представляют собой турагентства, поскольку чаще выкупают квоты на продажу мест в туре крупных или региональных операторов. Самые популярные среди москвичей туроператоры по России — «Дельфин» и «Мультитур», предлагающие в основном пакетные туры и объекты (гостиницы, санатории); «Магазин путешествий» (обладатель самого богатого выбора видов отдыха внутри страны) и Golden Ring, специализирующийся на маршрутах по Золотому кольцу России. На конечной стоимости поездки перекупки сказываться не должны: туроператор, выступающий как агент-посредник, получает процент от изначальной стоимости, а не за счет своей наценки.

На массовых направлениях — Крым, Сочи, две столицы — наконец появились пакетные предложения, которые нередко оказываются на 10–15% дешевле, чем при самостоятельной покупке всех услуг, хотя «дикий» туризм по-прежнему популярнее. И все же самым экономичным вариантом цивилизованного отдыха на Черном море (скажем, в Крыму) будет пакетный тур от крупного туроператора. Например, «Магазин путешествий» предлагает 12-дневный отдых летом в прибрежном пансионате с трансфером из Москвы на автобусе до Судака и проживанием в номере с минимальными удобствами (без питания) за 11 тыс. рублей. Самое популярное старейшее экскурсионное направление по Крыму — «Крымская кругосветка» (автобус и пешие маршруты). Продолжительность — от пяти дней, стоимость — от 14 тыс. рублей без авиаперелета, зато с двухразовым питанием (например, от туроператора «Кандагар»).

Надо учесть, что отдых в Крыму сегодня стоит примерно столько же, сколько в Краснодарском крае, а раньше обошелся бы дешевле. Всесезонный курорт Сочи сегодня может предложить сервис на порядок выше и видов отдыха — больше. В отличие от любого курортного городка в Крыму здесь жизнь не замирает с наступлением холодов, перелет обойдется на тысячу-другую дешевле, а вот пакетный отдых — примерно на 10% дороже.

Пока же россияне чаще берут «голые» туры (только трансфер до места отдыха и гостиницу). Следом по популярности следуют однодневные и двухдневные автобусные поездки. Это культурологические экскурсионные путешествия. Как правило, особой специализации такие туры не имеют: здесь вам покажут и дореволюционную усадьбу, и церковь, и музей, и природные достопримечательности. Направления будут исхоженные, а города — приспособленные для массового приема туристов. Стандартный двухдневный автобусный тур (например, в Тулу или Тверь) из Москвы будет стоить около 6000 рублей при двухместном размещении в гостинице (включая все трансферы, экскурсии, билеты в музеи, два обеда и один завтрак). Будьте готовы к среднему уровню сервиса и качества питания.

Автобусный тур — это еще и наиболее экономичный вариант для осмотра двух столиц — Москвы и Санкт-Петербурга. Например, два дня в Москве с ночевкой в гостинице «Измайлово», завтраком, трансферами между достопримечательностями и несколькими экскурсиями будет стоить от 3000 рублей (с туристической компанией Nissa Tour), тогда как одно лишь самостоятельное бронирование той же гостиницы на ночь обойдется минимум в 2000 рублей.

Особо недоступны

Большая часть выдающихся достопримечательностей мирового уровня в нашей стране не посещается туристами в силу удаленности и дороговизны поездки. Даже знаменитый Байкал большинство только мечтает увидеть, а позволить себе пока не может. Неделя цивилизованного отдыха на самом большом озере планеты обойдется минимум в 50 тыс. рублей, включая перелет из Москвы или Екатеринбурга.

Тур к природному объекту Всемирного наследия ЮНЕСКО — плато Путорана — обойдется минимум в 80 тыс. рублей за 10 дней (приключенческие туры предлагают туроператоры Russia Discovery, «АрктикТур», «Саянское кольцо»), не считая стоимости авиаперелета в Норильск — удаленный от цивилизации город на севере Восточной Сибири. Плато Путорана — это необитаемая арктическая местность площадью 250 тыс. квадратных километров с огромным количеством водопадов и широким разнообразием ландшафтов. Здесь снимался фильм «Территория». Дешевых альтернатив из-за дорогой логистики у арктических маршрутов практически не существует, на то она и труднодоступная местность.

Правда, есть региональные программы стимулирования заполярного туризма, в рамках которых, например, в Ненецком автономном округе разработаны туры «Чумовые выходные» стоимостью от 40 тыс. рублей за три дня без авиаперелета до места начала тура — столицы округа Нарьян-Мара. Тур включает в себя посещение семей оленеводов, поездки на снегоходах, подледную рыбалку, дегустацию местной кухни, обзорную экскурсию по Нарьян-Мару и по желанию — ночевки в чуме. Стремление регионов к демпингу вполне оправданно: при высоком туристическом потенциале того же Ненецкого округа, его посещают, по разным подсчетам, всего от полутора до пяти тысяч путешественников ежегодно. «Многие россияне считают Ямало-Ненецкий автономный округ и Ненецкий автономный округ одной и той же территориальной единицей, — говорит директор Фонда экономических программ НАО Ян Туров. — То есть мы находимся на начальном этапе раскрутки своего турпродукта — информирования людей о том, где нас хотя бы искать на карте страны».

Экзотика или попса

Постепенно включаются в работу с массовым туристом регионы Северного Кавказа, проекты этого направления охотно субсидируются местными властями. Например, насыщенный пеший маршрут по горам Чечни с посещением музеев и конной прогулкой обойдется в 10,5 тыс. рублей за неделю.

Такой разный Дагестан 47_1.jpg МУСЛИМ АЛИМИРЗАЕВ
Такой разный Дагестан
МУСЛИМ АЛИМИРЗАЕВ

Большинству наших соотечественников даже обзорный тур по Ингушетии или Дагестану кажется диковиной, однако в среде прогрессивных путешественников и маршрут-продюсеров уже давно разрабатываются гораздо более удивительные продукты. Так, представители туроператора «Кавказ explorer» сообщают: «Этнографический джип-тур “Ремесла Дагестана” многим кажется экзотическим, а, как по нам, так там все просто, он включает в себя только широко известные точки — село Кубачи, где живут златокузнецы, аул канатоходцев, Дербент и центр ковроткачества. Мы уже много лет возим людей по этой программе. А вот тур на средневековый праздник Игби — это уже интересно: здесь турист рублем поддерживает возрождение древнейшей традиции, о которой последний раз писали в “Вокруг cвета” задолго до развала СССР. Вот где экзотика!» Тур «Ремесла Дагестана» стоит от 39 тыс. рублей, а «Средневековый карнавал Игби» (средневековая праздничная традиция, похожая на нашу Масленицу) — от 79 тыс. рублей.

Дагестан 47_2.jpg МУСЛИМ АЛИМИРЗАЕВ
Дагестан
МУСЛИМ АЛИМИРЗАЕВ

Ставрополье, привычный туристу с советских времен край Северного Кавказа, отличается развитой, но безнадежно устаревшей инфраструктурой: о курортах Кавказских Минеральных Вод, моду на которые ввел Петр I, а поддержал Михаил Лермонтов, сегодня знают все, но ездить сюда давно не комильфо. Однако за неимением оздоровительных альтернатив регион все еще лидирует в санаторном сегменте. Отдых в Кисловодске в советской атмосфере, лишенный изысков, но с трехразовым питанием, будет стоить от 30 тыс. рублей за 10 дней. Объекты размещения и сборные туры этого направления есть в линейках предложений всех крупных операторов.

Тайный туризм малых городов

«Почему сейчас стоит поехать в Коломну, Зарайск или Тулу? Потому что сегодня в эти города сделаны серьезные вливания бюджетных средств: приведены в порядок старые объекты, появляются новые, — говорит Алексей Вершинин. — Правда, одними лишь деньгами не добиться качественной раскрутки туристического потенциала провинциальных городов: значительные достижения в этой сфере совершают энтузиасты».

Выдающийся пример — Музей пастилы в Коломне, который открыт с минимумом вложений благодаря гранту частного фонда Владимира Потанина. «Выстрелил» этот проект не хуже дорогого бренда Великого Устюга, куда поселили Деда Мороза. Сегодня поездка в Великий Устюг летом кажется каким-то оксюмороном, поскольку город ассоциируется у россиян с Новым годом. Деда Мороза к городу привязал Юрий Лужков в конце 1990-х, именно с этого здесь начался туристический бум. Ранее ни наличие самого красивого иконостаса в России (на территории Троице-Гледенского монастыря недалеко от самого Устюга), ни прекрасно сохранившиеся архитектурные ансамбли и купеческие кварталы не привлекали сколько-нибудь значительного количества туристов. Несмотря на возросшую востребованность Великого Устюга, добраться сюда по-прежнему трудно: в городе есть порт, аэропорт и вокзал, только ничто из этого не работает на постоянной основе, а порт вовсе заброшен. Состояние асфальтового покрытия трасс М8 и Р7 катастрофическое, однако сила притяжения городского бренда, несмотря ни на что, заполняет все местные гостиницы в горячий для Великого Устюга зимний сезон.

Еще один пример успеха городского брендирования — Плес Ивановской области. После колоссальных вложений средств в инфраструктуру и дизайн-макет города активизировалось творческое начало: местные жители и приезжий бизнес стали делать сувениры, коптить рыбу, открывать школы-студии различных направлений. Город превратился в Мекку для небедных путешественников, где можно и с горнолыжного склона к берегу Волги скатиться, и «причесанный» Музей Левитана посетить, и домашние наливки с печеньями по старинному рецепту испробовать.

Художники другого творческого городка Ивановской области — Палеха — жалуются, что бо́льшая часть областных средств направляется именно в Плес, а им ничего не перепадает. Палех — поселок с населением 6000 человек, каждый десятый из которых — художник. Для сохранения древней художественной техники артель местных иконописцев перенесла технологию росписи на бытовые предметы — шкатулки, сундуки, а религиозную сюжетику переделала в сказочную. Промысел жив до сих пор. Есть в Палехе и свое сообщество пассионариев, и самобытный камерный фестиваль «Яблочный Спас», и архитектурные памятники. Несмотря на все перечисленные благоприятные для развития туризма обстоятельства, гостиница здесь всего одна, и та на семь номеров. Туристам в высокий сезон придется поселиться в комнате отдыха при частной бане, расположенной в крыле длинного ангара, все остальное пространство которого — гараж с автобусом.

Наклонная башня в центре Невьянска — жемчужина экскурсионного маршрута «Самоцветное кольцо Урала» в Свердловской области 48_1.jpg ПРЕСС-СЛУЖБА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Наклонная башня в центре Невьянска — жемчужина экскурсионного маршрута «Самоцветное кольцо Урала» в Свердловской области
ПРЕСС-СЛУЖБА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Один из способов решения подобных проблем — создание временной инфраструктуры под событие. Это нередко практикуется на «диких» и экстремальных маршрутах по всему миру: в заповедных безлюдных местах турфирмы организуют питание, проживание и буквально возят с собой комфорт для своих путешественников. Правда, вместе с туристами затем уезжают и благоприятные условия жизни. В России и в некоторых обжитых местах требуется временная инфраструктура для путешественников. Местных жителей привлекают к изготовлению сувениров, приготовлению пищи, сдаче жилья в аренду — без предварительной договоренности туристу будет негде жить, есть и нечего приобрести на память. Алексей Зайцев, руководитель некоммерческого трэвел-проекта «ВГлубинку», приводит пример: «В Солигаличе Костромской области есть колоссальное количество интересных объектов: начало самой длинной в нашей стране частной железной дороги, монастырь, соляной колодец, богатые музейные фонды. В качестве сувенира можно привезти нарядный пряник с надписью “Солигалич”. Но, приезжая сюда самостоятельно первые несколько раз, я натыкался на закрытый музей (в выходной!), на отсутствие в магазинах свежих пряников. Приедешь сюда один — будто и нечего смотреть. Обо всем нужно договариваться заранее. Выходит, объекты есть, а доступ к ним — только если знать заклинания. Такой вот “тайный туризм”».

«Городки вроде Тутаева мы приспосабливаем к туристам с нуля, — говорит руководитель компании “Альтуризм” Екатерина Затуливетер. — Вообще, вся концепция нашего проекта — это новый для России и реально работающий инструмент развития захолустных территорий. Сначала происходит временное насаждение условий, потом, глядишь, подтянется малый бизнес». «Альтуризм» зиждется на совмещении туризма и альтруистической помощи. Поездки с этой компанией — что-то вроде субботников, в программу которых входят экскурсии, отдых и, например, строительство причала.

Мал мала меньше

В последнее время на рынке появляется все больше компаний, предлагающих специализированные туристические маршруты. Таков проект «Неизвестная провинция», ставший популярным благодаря уникальным автобусным турам (лишь изредка в местах, куда на автобусе не добраться, используется водный транспорт или машины повышенной проходимости). Организован проект одним из авторов каталога православной архитектуры Sobory.ru Михаилом Ильиным. Линейка предложений открывает путешественникам ранее не тронутые массовым туризмом города и объекты. Специфика проекта в демонстрации преимущественно православной архитектуры, но с упором не на религиозную ценность объектов, а на искусствоведческую. «Мы знакомим Россию крупных городов со всей остальной — большей — Россией», — рассказывает Михаил Ильин. Стоимость их предложений — от 2000 рублей за однодневную подмосковную экскурсию, до 39,6 тыс. за восьмидневную экспедицию в Поонежье Архангельской области.

Туроператоры часто вносят приключенческий аспект в просвещенческие туры и, наоборот, познавательный фактор в приключенческие истории. Так появляются проекты вроде «Территории Русь»: они прокладывают маршруты на джипах по краям с интересной историей, а сопровождают туристов не только эксперты по прохождению сложных дорожных участков, но и гиды, ответственные за культурную программу и погружение в исторический контекст. Сегодня компания предлагает внедорожные путешествия разной сложности из Москвы в Санкт-Петербург, вокруг озера Селигер и поездки выходного дня в ряд провинциальных уездных городов с богатым архитектурным наследием: Старицу, Торжок, Юрьев-Польский и т. д. Уикенд с «Территорией Русь» стоит от 75 тыс. рублей с экипажа из двух человек.

Похожий принцип формирования турпакета у проекта Dream Roads, каждый тур которой — исследовательская экспедиция, а миссия — развитие доступного туризма в недоступные места. Основные направления — Карелия и Кольский полуостров, цены начинаются от 9000 рублей за уикенд и могут достигать нескольких сотен тысяч за экспедицию.

Можно также выделить местные компании, предложения которых ограничены регионами. Один из ярких примеров — проект «Хон-Юс Yamal-Hunt» — заполярная тундровая база, расположенная в 70 км от Салехарда и предлагающая туристам рыболовные, охотничьи и этнотуры по Ямало-Ненецкому автономному округу с посещением оленеводческих кооперативов и обязательной рюмкой парной оленьей крови. Цены начинаются от 40 тыс. рублей за недельный маршрут.

Появляются в России и проекты из области «гражданской науки», популярной на Западе: бизнес-модель таких компаний строится на том, что туристы оплачивают ученым экспедиционные расходы, получая взамен поездку с просветительскими элементами. Скажем, можно отправиться в научно-популярную экспедицию по гейзерам Камчатки с идеологом проекта Russian Travel Geek — сотрудником РАН (он будет собирать особые водоросли — объект своего научного интереса и попутно читать лекции о биологическом разнообразии полуострова). Обойдется это в 30 тыс. рублей за двухнедельный поход. При этом большинство туроператорских предложений по Камчатке с теми же походными условиями значительно дороже — от 70 тыс. рублей, а эксклюзива в них гораздо меньше.

Существуют и совсем камерные проекты, созданные энтузиастами поначалу без надежды на окупаемость и без официального статуса, но с миссией популяризации туризма в определенных регионах. Уникальное торговое предложение таких самобытных компаний — авторские маршруты, которых не найти в линейках предложений крупных игроков рынка. Их сообщества есть в социальных сетях, но выйти на них самостоятельно, не через «знакомых знакомых», крайне затруднительно: узнаваемость таких проектов не форсируется рекламой, держится только на сарафанном радио, и даже прямой ввод названия проекта в поисковые системы может не дать результата.

Из этого вытекает главная проблема самобытных туроператоров — высокая вероятность того, что заказанная вами поездка просто отменится в последний момент по причине недобора людей. Если это не зарегистрированный в реестре туроператоров проект, то у него нет выходов на агентства, помогающие реализовать туры, нет возможности дать рекламу в СМИ. Более того, не оформленное официально предприятие вынуждено находить баланс между продвижением и непривлечением пристального внимания проверяющих органов.

Второй недостаток: они учатся вести бизнес, водить экскурсии и выстраивать логистику прямо при вас. Иными словами, доверяя свой отдых молодой концептуальной компании, будьте готовы вместе с ними постигать мудрость организации путешествия и терпеть недочеты в логистике. Как правило, такие туроператоры видят своей миссией глубокое стилистическое преобразование рынка, поэтому не пользуются услугами «классических» многоопытных гидов. Часто они предпочитают задействовать идейно близких искусствоведов, краеведов и историков из ближайшего окружения. Разумеется, отказ от профессионального гида может быть попросту обусловлен экономией.

Нередко все получается, как в фильме «Горько», где модный шоумен обнаруживает полную некомпетентность в вопросе организации гостей на свадьбе, а конкурсы старенькой тамады с баяном хоть и стереотипны до безобразия, зато срабатывают безотказно. Ведь гид на туристическом маршруте не просто «говорящая голова», но и антикризисный менеджер, тимбилдер, аниматор — центральная фигура любого тура, его задачи шире простого предоставления исторических справок о посещаемых объектах. «С гидами настоящая беда, — констатирует Алексей Зайцев. — Мы принципиально задействуем местных жителей, а не привозных экскурсоводов, но в нераскрученных городах хорошего гида не найти днем с огнем, откуда там опыт работы с аудиторией? Как с этим бороться? Я даже раздумываю о создании выездных или дистанционных обучающих курсов для экскурсоводов из малых городов».

Однако не стоит забывать, что при покупке потокового тура от крупного оператора можно столкнуться с обратными проблемами: вполне вероятно, что гид предоставит зазубренную, сильно усредненную и популистскую путевую информацию.

Два дня на оленях, три — на коленях

Какие российские территории могут быстро нарастить туристический потенциал? При ответе на этот вопрос у представителей туриндустрии не хватает пальцев на руках. «Совершенно не распробована промышленная архитектура, — говорит Михаил Ильин. — Да и огромная часть геологических красот остается вне досягаемости большинства населения страны ввиду отсутствия транспортного сообщения и, к сожалению, информированности людей о самих этих красотах. Сколько людей в России знает, скажем, про Опоки? А это невероятно красивое место на берегу реки Сухоны в Вологодской области — колоссальное, похожее на разноцветный слоеный пирог геологическое обнажение. А еще там из скважины бьет высокий фонтан минеральной воды».

Алексей Вершинин указывает на город всего в 150 км от столицы: «Хотя, казалось бы, территории нашего профиля, то есть города в паре часов езды от Москвы, должны быть уже истоптаны туристами вдоль и поперек, на деле и здесь есть напрасно обделенные вниманием объекты. Например, Венев. Это провинциальный городок в Тульской области с музеем паровозов, с хорошо сохранившейся застройкой девятнадцатого века и высокой колокольней, наконец дождавшейся денег на реставрацию. Пока Венев принимает туристические группы в лучшем случае раз в месяц».

А вот какие идеи у Екатерины Затуливетер: «Куда в России нужно ехать за динозаврами? В город Котельнич Кировской области. Там есть большой динопарк, потому что неподалеку от Котельнича — местонахождение останков ископаемых пермского периода. Мы с туристами собирались туда, чтобы помочь палеонтологам облагородить спуск к реке и поставить лавочки. Попутно нашли фотографа, который создает уникальный музей вятской школы фотографии, планирует открытие хостела для фотографов. Сюда, в этот крошечный городок, должны съезжаться со всего мира!»

«Лет десять назад я повезла туристов к Байкалу, — вспоминает многоопытный гид-фрилансер Татьяна Паршина. — Встречались невыносимые участки пути — километры и километры непроходимой распутицы. Когда добрались, обнаружили в этом труднодосягаемом месте японских туристов. Они заранее знали, что путь нелегок, но им было все равно. Или, например, знаете ли вы, что такое Веркола? Это удивительный вид на четырехсотлетний Артемиево-Веркольский монастырь с Абрамовского угора, высокий берег реки Пинеги, музей Федора Абрамова, северная деревянная архитектура. А знаете, как туда добираться? Два дня на оленях, три — на коленях! Грунтовка с огромными булыжниками в неожиданных местах, никаких указателей, застрянешь — помощи ждать неоткуда, монастырский паром стоит на приколе. Однако, добравшись однажды до Верколы, увидев эти архангельские просторы и достопримечательности, мы с туристами, признаться, моментально забыли всю ту Голгофу, которой нам стоил путь. Конечно, отсутствие инфраструктуры не дело, но Россия богата местами, куда люди стремятся, несмотря ни на что, и оказываются довольны вопреки всему». 

Мировые тренды туризма

Золтан Шомоги, исполнительный директор Всемирной туристской организации при ООН, оценивает развитие российского туризма и советует обратить внимание на отраслевые новации 

— Какая концепция развития туризма подошла бы России?

— Россия уже сегодня находится на девятом месте в мире по числу людей, которые приезжают в страну за год. Это неплохо, но могло бы быть лучше. Я думаю, что вы на правильном пути — я наблюдаю очень хорошую динамику развития за последнее десятилетие. Невозможно сделать все за один год, так не бывает. Цели хорошие, и возможности безграничны, я думаю.

По поводу концепции. Я не могу ответить на ваш вопрос. Одна конкретная стратегия для России не сработает. Потому что Россия больше, чем одна страна. Как вы думаете сделать одинаковую стратегию для Сочи и для Владивостока, для Санкт-Петербурга и для Азовского моря? Есть стратегия генеральная, то, что делает Ростуризм, и каждый регион должен построить свою собственную стратегию.

— Кто должен быть связующим звеном между местным бизнесом, создателями инфраструктуры и туроператорами? Кто должен первым изучить потенциал региона?

Я думаю, это ключевая роль местного правительства, менеджмент дестинации*, если хотите. Они должны знать, какие есть возможности для совместной работы с участниками рынка. Причем важна работа на всех уровнях: на городском, на областном, на муниципальном. Потому что все участники работают только вместе. Если я захочу просто построить гостиницу на пустыре, я должен сказать местным жителям: это для вас, потому что, если будет гостиница, будут туристы, будет больше работы, будет лучше жизнь. Я должен разговаривать с транспортными компаниями: а как туристы приедут сюда? Без частного сектора туризм не работает, без правительства тоже. Только вместе. И для России нет другого выхода.

— Согласитесь, люди всегда стремятся к морю, в теплые страны. И такой туризм всегда будет массовым. Есть ли шанс построить туристическую отрасль внутри страны, чтобы она была массовая, чтобы крупным туроператорам было интересно работать и зарабатывать деньги?

— Конечно, чаще всего люди уходят в отпуск на две недели и едут к морю. Но у них есть и другие возможности для путешествий. И наравне с массовым туризмом люди выбирают сити-туризм, уикенды, на два-три дня выезжают в соседние города и села, на природный туризм. Я бы сказал, что в некоторых странах такой туризм популярнее, чем массовый. В Швейцарии нет массового туризма. Но там очень красивые города, красивая природа, и поэтому люди едут туда. А с точки зрения туристических возможностей эта страна не богаче России.

Разумеется, нужна хорошая инфраструктура. В первую очередь транспорт. В стране, где города находятся на большом расстоянии друг от друга, это поезд, самолет, но не машина. Поэтому в России очень важно инвестировать в хорошую транспортную систему.

Давайте не забывать, что сегодня меняется структура туризма. Все больше людей выбирают индивидуальный туризм. Когда впервые был в России, в Москве, несколько лет назад, не работали туристические автобусы, потому что не было индивидуальных туристов. Сегодня уже есть.

— Индивидуальный туризм — это мировой тренд?

— Это мировой тренд. Конечно, организованный туризм останется, потому что многим просто трудно организовать тур, например, в Бразилию. Я могу, но это не очень просто. Но в Европе это абсолютный тренд. И в Америке это абсолютный тренд.

— Значит ли это, что снижается роль и влияние туроператоров?

— И да и нет. С одной стороны, важнее усилия местных органов власти в продвижении своих туробъектов, чем усилия туроператоров. С другой — роль туроператоров не снижается, а меняется. Прошло то время, когда можно было заработать на создании одного турпродукта. Это уже не работает. Я думаю, что турпакеты должны быть специализированными. Туроператоры должны предлагать более гибкие условия. Можно делать турпакеты и для индивидуальных туристов, с гостиницей, с возможным транспортом.

— Похоже, продвижение турпродукта, реклама значат сегодня для роста туристского спроса даже больше, чем хорошая инфраструктура?

— Инфраструктура всегда важна. Если я получил информацию из рекламы и потом на месте обнаружилось, что все это не соответствует действительности, работать ничего не будет. Я скажу моим друзьям, что мне наврали, и всё. Такая реклама сработает лишь на очень короткий срок.

Но продвижение — фундаментальный фактор. Социальные медиа, вебсайты, информация для туристов. Мало кто решает совершить поездку в Москву за один день. У меня есть время, у меня есть идеи, у меня есть возможности. Куда я иду? Я буду читать информацию в интернете. И сегодня для туриста информация — это в первую очередь социальные медиа, мнение индивидуальных туристов. Эмоции от поиска турпредложения тоже важны.

— Для туристов из-за рубежа, наверное, при выборе России главной проблемой была безопасность. А сейчас?

— Нет, безопасность — это всегда проблема. Но в России я не вижу таких проблем, у нас в Европе ситуация серьезнее. Это очень важно.

Я приехал самолетом из Бельгии в пятницу вечером вместе с испанскими туристами. Я гарантирую вам, они приехали не больше чем на уикенд. Их интересует культура, кухня, природа, Москва. И они знают, что теперь могут себе позволить такой отдых. Этим надо успеть воспользоваться.

*Туристская дестинация — это географическая территория, имеющая определенные границы, которая может привлекать и удовлетворять различные потребности широкой группы туристов.