Настороженный оптимизм

Международный бизнес
Москва, 12.09.2016
«Эксперт» №37 (1000)
Решение британцев выйти из ЕС прибавило деловому климату в стране неопределенности. Многие фирмы вынуждены откладывать инвестиционные решения и повышать цены. Однако есть и такие, для кого брексит открыл новые возможности

ТАСС

В преддверии июньского голосования о судьбе Великобритании в стране разгорелись нешуточные споры. Сторонники членства в ЕС предрекали рецессию в случае выхода станы из союза. Фанаты брексита убеждали граждан в обратном: избавление от щупалец брюссельского регулирования и создание деловых контактов с партнерами за пределами Европы поможет бизнесу открыть новые возможности.

Сами компании имели довольно расплывчатые представления о том, что их ждет в случае развода Лондона и Брюсселя. Согласно опросам Deloitte, проведенного за три недели до референдума, меньше половины финансовых директоров крупных фирм на британском рынке начали разработку запасной стратегии на случай выхода из ЕС. Но если бизнес не хотел всерьез интересоваться брекситом, то брексит заинтересовался им.

 

Брексит? Какой брексит?

 

Как показал августовский индекс уверенности бизнеса, подсчитанный организациями YouGov и Cebr UK, 48% фирм смотрят на будущее рынка позитивно. Это больше, чем 46% в июле, но все равно меньше, чем показатели перед референдумом, когда рейтинг уверенности стабильно превышал 50%. «Настороженный оптимизм» — именно это выражение можно чаще всего встретить в британских СМИ, когда те приводят слова директоров компаний о перспективах рынка.

Впрочем, такие оценки — средняя температура по больнице. Реакции бизнеса на последствия развода с Брюсселем неизбежно разнятся в зависимости от того, в какой отрасли работает компания. Да и делать бесповоротные выводы пока рано. Ведь формально Великобритания все еще остается членом ЕС и имеет доступ ко всем экономическим привилегиям, которые предоставляет этот союз.

Будущее компаний в Великобритании будет зависеть от двух факторов. Первый из них — то, насколько долго правительство продолжит тянуть с активацией статьи 50 Лиссабонского договора, который открывает формальное окно переговоров с Брюсселем. Второй фактор — какую именно сделку согласует Лондон с Евросоюзом, то есть каким окажется брексит на деле.

На недавнем заседании министров в загородной резиденции премьера Терезы Мэй в Чекерсе глава правительства внесла в этот вопрос некоторую ясность. Так, она исключила возможность реализации статьи 50 в этом году. Как сообщает СМИ, Мэй даст старт переговорам в 2017-м. Это означает, что полный выход из Евросоюза произойдет примерно через два года — именно тогда истечет срок действия статьи. Конечно, стороны имеют право согласовать все детали и раньше, но, учитывая сложность предстоящих переговоров, это маловероятно.

Обсуждая будущее Великобритании и ЕС с членами правительства, Мэй намекнула на формат будущих договоренностей. Она подчеркнула, что Великобритании необходимо вернуть себе способность контролировать количество и качество прибывающих в страну из Евросоюза мигрантов. Затем премьер добавила, что «предлагающие торговать с нами товарами и услугами страны получат от нас положительный ответ».

 

Неопределенность тормозит инвестиции

 

Среди зарегистрированных в Великобритании 5,4 млн компаний лишь около 11% занимаются экспортом

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (1000) 12 сентября 2016
    Системная ржавчина
    Содержание:
    Доигрались в рынок

    Арест руководства «Т Плюс» — логичное следствие системного кризиса в ЖКХ, жест отчаяния. При этом у государства есть все инструменты, чтобы из стагнирующей отрасли сделать лидера экономики

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Ямало-Ненецкий автономный округ
    Специальное обозрение
    Реклама