Эльга без боя не сдается

Повестка дня
Москва, 27.01.2020
«Эксперт» №5 (1149)

Для «Мечела» продать Эльгу нелогично 06-01.jpg ИТАР-ТАСС/ АЛЕКСАНДР РЮМИН
Для «Мечела» продать Эльгу нелогично
ИТАР-ТАСС/ АЛЕКСАНДР РЮМИН

С начала года обыкновенные акции «Мечела» прибавили 50% в стоимости на слухах вокруг его выхода из проекта «Эльгауголь». Однако вряд ли компания продаст свою долю в стратегическом проекте, поскольку такая сделка точно не решит долговых проблем, но лишит «Мечел» перспектив.

Эльгинский проект сейчас реализован лишь на 20% от плановой мощности: сегодня на нем добывают всего 5 млн тонн угля в год. Тогда как потенциал его — 25–30 млн тонн. Для достижения этой цели необходимы две или три промышленные обогатительные фабрики, а не одна, как сейчас, да и та опытная. Нужны новые экскаваторы, карьерные самосвалы, люди. Требуются новые станции на железной дороге, разъезды, погрузочные терминалы. Все это дорого: по разным оценкам, инвестиции в проект должны составить около 200 млрд рублей.

Естественно, у «Мечела» таких средств нет. Сегодня долги компании превышают 400 млрд рублей при годовой EBITDA 75 млрд. «Мечел» — классическая компания «зомби», экономившая десять лет на всем ради процентов по банковским кредитам. Однако с долгами за десятилетие он так и не справился. Госбанки за былые заслуги идут компании навстречу и реструктурируют долги, но операционного потока не хватает для того, чтобы начать гасить тело кредита, не говоря уже о динамичном развитии. Поэтому Эльгинский проект развивается медленно и долго, вызывая недовольство властей.

Хотя во многом долги «Мечела» образовались как раз из-за строительства дороги до Эльгинского месторождения с запасами 2,2 млрд тонн угля. Дорога длиной 321 км — ответвление от БАМа. Она крайне сложна: очень много мостов и отвалов, путь идет через нетронутые леса, болота, сопки. Начинали ее строить при СССР, но не успели. Дорога стратегически важная, она открывает для промышленного освоения огромные пространства. «Мечел» бросил массу ресурсов на ее строительство, но не рассчитал свои возможности.

Само месторождение — это открытый способ добычи, который намного дешевле и эффективнее шахтного. Качество углей очень высокое (в них мало фосфора, серы и азота, у них большая теплотворная способность), и потому они востребованы в черной металлургии.

Сегодня Эльгинскй проект «упакован» в три «дочки»: «Эльгауголь», «Эльга-Дорогу» и «Мечел Транс Восток». Пока они по меркам «Мечела» приносят мало выручки, в совокупности по трем компаниям — около 19 млрд рублей. Прибыль там и вовсе символическая — менее 2 млрд. Но у проекта есть большая перспектива: возможность в пять-шесть раз нарастить объем добычи и кратно — выручку. При этом операционная рентабельность проекта может быть выше 50%.

Сегодня контроль во все трех компаниях — у «Мечела», еще по 49% в каждой — у Газпромбанка. Осенью прошлого года Газпромбанк предложил «Мечелу» исполнить опцион на выкуп принадлежащих ему долей. Однако тот не смог найти средства на выкуп. После чего пошли слухи, что у проекта появится новый инвестор — компания «А-Проперти», принадлежащая сооснователю телекоммуникационного оператора Yota Альберту Авдоляну.

Рынок оценивает весь проект на сегодняшней стадии в 120 млрд рублей, а долю «Мечела» — в 60 млрд. Кроме того, с продажей ушла бы небольшая часть долга. Итого потенциально минус 75 млрд рублей долгового бремени. Тогда чистый долг «Мечела» опустится до 330 млрд, при этом выручка и прибыль снизятся незначительно. Но соотношение долг/EBITDA все равно будет больше трех, а значит, оздоровления компании не произойдет.

Альтернативный вариант — выход Эльги на полную мощность, тогда выручка этого проекта может превысить 100 млрд рублей в год, EBITDA — 50–60 млрд в год. Такой вариант оздоровил бы баланс «Мечела» и решил бы все его проблемы. Главная из них — в ближайшее десятилетие прекратится добыча угля на разрезе «Нерюнгринский», дающем до 90% добычи «Якутугля», «дочки» «Мечела». А это обострение проблем не только у самого «Мечела» в виде затрат на рекультивацию огромного разреза, но и в близлежащем моногороде Нерюнгри, где тысячи людей останутся без источника дохода. Поэтому ожидать, что «Мечел» без боя сдаст Эльгу, преждевременно.

У компании есть множество других активов, которые можно продать: активы в энергетике, «Ижсталь», Челябинский МК, Белорецкий МК, а вместе с ними Коршуновский ГОК. Что давно перезрело — Московский коксогазовый завод: копоть завода накрывает весь юг Москвы и ближайшего Подмосковья. Земля под ним стоит десятки миллионов долларов.

Однако логичным было бы, чтобы железную дорогу Улак—Эльга выкупило государство: эти деньги в тот же день пошли бы на погашение долгов трем госбанкам, а «Мечел» получил бы глоток воздуха и возможность развивать ключевой проект.

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №5 (1149) 27 января 2020
    Землетрясение в Белом доме
    Содержание:
    Реализаторы

    Не временщики, но без гарантий: новое правительство покажет эффективность в исполнении нацпроектов. Или будет съедено усилившимся парламентом

    Реклама