Единая и, возможно, могучая

Объединение партий «Отан» и «Асар» по замыслу авторов проекта должно сформировать мощную партию власти, способную на долгие годы стать политическим локомотивом развития Казахстана. Однако эффект от этого предприятия пока представляется спорным

Прошедший 4 июля в Астане съезд партии «Отан» окончательно расставил все точки над i в деле создания объединенной пропрезидентской партии, или, как ее назвали лидеры «Отана» и «Асара», «партии власти». Нельзя сказать, что сам процесс объединения был таким уж неожиданным. На протяжении последних трех лет эта тема периодически возникала как в печати, так и в общественных дискуссиях. Пикантность ситуации, при которой лидером одной из партий, поддерживающих президента является сам президент, а другой – его дочь, признал и Нурсултан Назарбаев, заявивший буквально следующее: «Меня часто спрашивали:  нам идти за «Асаром» или голосовать за «Отан»? Они обе за президента. Какая разница? Теперь и вы можете сказать, и мы тоже скажем – разницы нет. Мы за отечество, за отан, все вместе».

В целом объединение, а точнее, присоединение одной партии к другой, прошло достаточно гладко. Формально они объединились под брендом «Отан», достигнута договоренность относительно представительства в руководящих органах обновленной партии. Политсовет обновленного «Отана» сформирован на паритетной основе, на тех же принципах сформировано и бюро политсовета. Кроме того, лидер «Асара» Дарига Назарбаева стала вместе с Бахытжаном Жумагуловым и Александром Павловым заместителем председателя объединенной партии. Правда, пост и.о. председателя «Отана» сохранил за собой г-н Жумагулов. Более того, в бело-синую партийную эмблему «Отана» решено добавить красные цвета «Асара», то есть внешние приличия соблюдены. А вот с внутренними противоречиями все гораздо сложнее. Это признал и Нурсултан Назарбаев. «Предлагаемые кандидатуры политсовета наполовину состоят из асаровцев, наполовину из отановцев, и это правильно. Хотя и здесь были споры, поскольку членов “Отана” – больше, вроде бы пропорцию надо соблюдать. Но я уверен, что такой подход – 50 на 50 – правильный».

Рукотворный проект

И до этого ни для кого не было секретом, что политический процесс, а также партийное строительство в Казахстане есть плод работы по большей части президентской администрации. Хотя лидеры объединяющихся партий Бахытжан Жумагулов и Дарига Назарбаева всячески старались подчеркнуть самостоятельность сделанного шага. «Две партии уже имеют опыт совместной работы в Народной коалиции Казахстана, и с того момента их позиции неуклонно сближались. Но если сказать, что процесс шел гладко и не было никаких проблем, это будет неискренне. Да, были и разногласия, и самые острые дискуссии. Но “Отан” и “Асар” искали не то, что их разъединяет, а то, что объединяет. Ведь ими двигали высшие интересы государства – стабильность, процветание, развитие демократии, поддержка курса главы государства», – заявил Бахытжан Жумагулов.

Хотелось бы точно понять цели, которые движут политтехнологами из Ак Орды». А главное, получить ответ на вопрос, зачем все это делается

«Идея объединения партий в одну политическую силу назрела уже давно. Период внутривидовой конкуренции прошел, выявив как лидеров, так и аутсайдеров. Объединенными усилиями партнеров по коалиции удалось удержать страну от сползания в хаос “цветных беспорядков”. Единый кандидат этой самой мощной общественной силы одержал убедительнейшую победу на выборах. И теперь нам необходимо воспользоваться передышкой и довести дело партийного строительства до логического завершения», – говорит Дарига Назарбаева.

Собственно, ничего плохого в том, что администрация президента и он сам активно участвуют в процессе партийного строительства, нет. Схожие сюжеты наблюдаются и в соседней России. Однако хотелось бы точно понять цели, которые движут политтехнологами из «Ак Орды». А главное, получить ответ на вопрос, зачем все это делается. В частности, для чего происходит рукотворное создание «крупнейшей в истории независимого Казахстана политической партии». Формально ответ на этот вопрос вроде бы получен. Это консолидация политических ресурсов для дальнейшего развития страны. «Сегодня как никогда важна консолидация всего общества для достижения целей нового модернизационного рывка», – заявил Нурсултан Назарбаев. Есть и еще один фактор, имеющий несомненное значение. Фактически со следующего года страна вступает в новый электоральный цикл – в 2007 году пройдут выборы депутатов маслихатов и части сената, далее – выборы нижней палаты парламента. В этой ситуации, по-видимому, в администрации президента посчитали необходимым сконцентрировать политический, медийный и прочий ресурс пропрезидентских партий в одной точке, дабы избежать распыления средств и конкуренции между «Отаном» и «Асаром», как случилось в прежнюю парламентскую избирательную кампанию. Но это объяснение чисто технологическое.

Ответов нет. Вопросы – есть

Самое главное, что на съезде действующими членами партии так и не было сказано фактически ни слова (кроме самых общих рассуждений) о ее будущей политической доктрине, о том, какими способами она собирается добиваться исполнения программных целей, изложенных в избирательных программах обеих партий, как они согласуются между собой. Цели у всех политических субъектов, или почти у всех, в Казахстане одинаковы и у оппозиции, и у пропрезидентских партий (демократия, выборность, конкурентоспособность страны, формирование победившей партией правительства и т.д.). А вот каковы будут методы, темпы, принципы реализации программных установок? Именно здесь существует точка водораздела не только между партиями власти и оппозицией, но и между «Отаном» и «Асаром». Предполагалось, что ответ на эти вопросы даст хотя бы Нурсултан Назарбаев. Но и он в своей речи предпочел уйти от прямого ответа. Вообще, президентский спич, если не брать во внимание традиционный перечень экономических достижений Казахстана, а также перечисление задач, стоящих перед страной, был построен довольно неожиданно, по крайней мере мало походил на политические выступления президента последних двух лет. Прежде всего тем, что г-н Назарбаев сформулировал главные, на его взгляд, проблемы предстоящей политической модернизации в виде вопросов. Хотя ранее предпочитал прямо и недвусмысленно говорить о наиболее оптимальных путях решения задач, то есть давать ответы. Что же это за вопросы? Президент считает, что таковых как минимум три. Во-первых, «надо ли увеличивать число депутатов парламента», во-вторых – как избирать депутатов мажилиса: по мажоритарной системе или смешанной (вопрос о пропорциональной системе, похоже, вообще не рассматривается президентом), и в-третьих, должна ли партия, победившая на выборах, формировать правительство? Это, по сути, вопрос о переходе к президентско-парламентской форме правления.

Факт объединения вместо того чтобы упростить ситуацию, как это, видимо, было задумано, еще больше ее усложнил и породил еще большее количество проблем

Прямых, подчеркнем еще раз, ответов на эти вопросы Нурсултан Назарбаев не дал, однако косвенно намекнул, что имеет свою точку зрения на решение этих проблем, предложив партии власти самой найти на них ответы. Кроме того, президент еще раз изложил свое политическое кредо, которое в самых общих чертах заключается в том, что процесс политической модернизации должен осуществляться под жестким контролем и по рецептам власти прежде всего самого Нурсултана Назарбаева. Он в очередной раз подтвердил, что, по его мнению, для Казахстана более приемлем «азиатский путь демократизации», приведя примеры Японии, Малайзии и Сингапура, то есть доминирования в политической системе в течение длительного периода одной партии, которая тесно связана с исполнительной властью. «В такие моменты истории, как наш, становление независимости, укрепление независимости, становление экономики, именно политика должна проводиться одной политической силой», – заявил г-н Назарбаев.

По замыслу полноценной единице, то есть «Отану», отводится роль основной законодательной силы, а также кадрового резерва исполнительной власти. Чтобы ей оппонировать, нужны две-три мелкие партии. В идеале это должны быть либералы, у которых власть будет черпать идеи, и, наверное, «левые» — чтобы все было, как у людей. Причем, как считает президент, создание партии власти еще далеко не закончено, поскольку «объединенной партии “Отан” надо и дальше вести переговоры с другими партиями большой коалиции об объединении». Еще одним принципиальным моментом выступления президента стало то, что он предложил объединенной партии если не принять на себя всю ответственность за судьбу политических реформ в стране, то хотя бы разделить ее с ним. Тем самым он попытался вернуться к положению, которое занимал до начала прошедших парламентских и президентских выборов: встать над схваткой, выступая в роли арбитра в политическом процессе и диалоге. Именно партия «Отан», по его мнению, «должна вести конструктивный разговор с оппозицией».

Складывается впечатление, что ни сам президент, ни его политические советники, несмотря на достаточно продолжительный срок (о политической модернизации было объявлено еще 3 года назад), так до конца и не определились с главным – как достичь желаемых целей. Точнее, как совместить два желания: жесткий контроль над политическими процессами и насущную необходимость создания демократических институтов, отсутствие которых является главным тормозом на пути развития страны. Ясно только одно: Нурсултан Назарбаев не хочет в одиночку нести эту ношу, и обновленному «Отану» придется разделить этот груз с президентом, а в случае неудач – ответить за них. И это тоже одна из причин, по которой состоялось присоединение «Асара» к «Отану»: к административному ресурсу и отлаженной системе «Отана» предполагается добавить медийные и пиар-возможности «Асара». По мнению президента, такой союз будет плодотворным и позволит исключить ненужную конкуренцию между его сторонниками на политической и парламентской арене, а также обеспечит политическую поддержку его курсу.

Итоги и перспективы

В силу того что ответы так и не прозвучали, можно констатировать, что сам факт объединения вместо того чтобы упростить ситуацию, как это, видимо, было задумано, еще больше ее усложнил и породил еще большее количество проблем. Например, насколько объединение будет боеспособно и не превратится ли оно в квазипартийную структуру, раздираемую внутренними противоречиями? Как на местах, а не в центральном аппарате, сумеют распределить полномочия и границы влияния представители «Отана» и «Асара»? Не произойдет ли вследствие объединения отток представителей, прежде всего «Асара», если не в оппозицию, то в нейтральные наблюдатели? Когда будет четко сформулирована политическая программа, стратегия и тактика новой партии, претендующей на политическое лидерство и де-факто имеющая это лидерство? Куда и какой дорогой поведет она страну? Наконец, самый главный вопрос: не стало ли объединение окончательной победой, прежде всего бюрократии, стремящейся помимо контроля над экономикой установить жесткий контроль и в политической сфере, захватив лидирующие позиции?

Вопрос отнюдь не праздный. В сегодняшнем Казахстане над всей политической системой довлеет исполнительная власть. Собственно, в этом и состоит суть управляемой демократии. И победа бюрократии будет означать еще один важный шаг, сделанный ею на пути «перехвата управления государством». Формально оставаясь верной президенту и находясь в составе «партии власти», она получит возможность блокировать любые попытки поколебать ее позиции, откуда бы они ни исходили. А это неизбежно приведет не к движению вперед, а к той или иной форме застоя.

Гани Касымов  :: Фото - Азиз Мамиров

Гани Касымов – лидер Партии патриотов Казахстана

– Я думаю, в ближайшее время мы станем свидетелями создания трех векторов в партийном строительстве. Первый – пропрезидентский блок, сейчас на наших глазах образовался в единую партию «Отан», второй – центристский блок, в котором я вижу нашу партию, и третий – либерально-оппозиционный. Причем хотя из оппозиции и сделали некий жупел, но на самом-то деле в Казахстане нет радикальной оппозиции. У нас есть предложение о слиянии с другими политическим силами страны и есть предложение войти в блок (союз или конгресс) партий. Мы сейчас ведем соответствующие консультации. В целом сегодняшнее объединение «Отан» и «Асар» создает предпосылки для активизации политического поля страны и общего движения вперед за счет слияния других политобъединений. Ведь два человека гораздо сильнее, чем один. То же самое можно сказать о политических партиях. Тем более что их платформы в Казахстане практически схожи и объединению особо не помешают. Да и, в случае чего, партийные программы и установки можно легко откорректировать. Я думаю, что в скором времени нас ожидают различные сюрпризы в виде каких-то блоков, объединений, слияний партий. Ведь что показал сегодняшний съезд? То, что в стране электоральное поле разобрано. И если какая-то партия хочет увеличить свою мощь, то может сделать это не за счет привлечения нового электората, а лишь путем объединения с другой. В нашей партии 170 тыс. человек, и я вижу по нашим региональным организациям, что пополнение идет единичное. И так везде, и в «Отане» тоже.

Азат Перуашев :: Фото - Иван ТерехинАзат Перуашев, председатель Гражданской партии Казахстана

– Состоявшийся съезд «Отана» заставит руководителей всех партий серьезно задуматься об активизации деятельности своих организаций. Пока ничего не могу сказать о слиянии Гражданской партии с каким-либо политобъединением. К нам по этому поводу никто не обращался ни формально, ни неформально. На примере «Асара» и «Отана» видно, что столь серьезные решения принимаются на съезде после детального обсуждения и достижения полного согласия в регионах. Хочу поздравить наших коллег с объединением, ведь этот шаг нацелен на укрепление отечественной политической системы. Результаты президентских и парламентских выборов показывают, что партии работают гораздо эффективнее, когда взаимодействуют. Поэтому у всех остальных теперь есть стимулы к объединению.

Владислав Косарев  :: Фото - Жанар СердалинаВладислав Косарев – лидер Коммунистической народной партии Казахстана (КНПК)

– Нам надо учиться делать так, чтобы партии власти, проводя политику государства, учитывали и другие силы. Некоторые намеки я на этот счет сегодня услышал. Но мы как были оппозиционны к власти, так и остаемся. На мой взгляд, левым силам надо объединяться и создать конструктивную оппозицию широкого масштаба. Причем не разовый блок – на время выборов, чтобы оппонировать одной личности. Надо оппонировать политике власти в целом. Сегодня инициаторы объединения, а оно было очень непростым, говорят, что они серьезно работали в поисках того, что их объединяет. Значит, и левые силы смогут в этом направлении работать.

Ораз Жандосов :: Фото - Азиз МамировОраз Жандосов, сопредседатель партии «Настоящий Ак Жол»

– Это объединение показывает, что наше позиционирование относительно «Асара» было правильным в том смысле, что мы всегда считали ее продуктом власти, несмотря на отдельные, скажем так, реверансы ее лидера. Синергетический эффект от слияния «Отана» с «Асаром» вряд ли реально будет, поскольку власть сейчас опирается не на партии, а на государственную машину. В этом смысле синергетике особенно неоткуда взяться. А в технической части больше будет у новой партии, на мой взгляд, персональных сложностей, чем удачных решений и реального эффекта от объединения. Что же касается других пропрезиденских партий, то какого-то особого интереса заслуживает лишь позиция Гражданской партии. Потому что у остальных ее практически нет. Войдут они или не войдут – большой разницы нет. В отношении же Гражданской партии интересна не столько позиция собственно партии, а стоящих за ней олигархов. Если войдут, то это означает относительное ослабление их позиций. Если же нет – что создатели партии отстояли ее необходимость перед главой государства и она по-прежнему является отдельным субъектом на политической сцене. Мне кажется, что нынешний процесс основан на желании на волне выборов, а точнее, их результатов, довести до логического конца процесс контроля над политической системой, политическим полем. Я думаю, что все это восходит корнями к сентябрю 2004 года, когда результаты выборов, видимо, ужаснули президента и по сути означали поражение пропрезидентских партий. Весь последующий период принимались последовательные решения, чтобы открытой политической части оппозиции – имеются в виду партии и СМИ – сузить поле политической деятельности до минимальных рамок, допустимых в стране, которая называет себя демократической и подписывает разные международные декларации.