Тяжкая работа

Экономика и финансы
Москва, 09.05.2011
«Эксперт Казахстан» №18 (309)
Правительство Казахстана наконец-то увязало проблемы банков и их нежелание кредитовать экономику с тяжелым состоянием предприятий реального бизнеса и разработало программы спасения и тех, и других

В Программе посткризисного восстановления (оздоровления конкурентоспособных предприятий), утвержденной правительством в марте 2011 года, нынешнее состояние бизнеса и банков в Казахстане сравнивается с ситуацией в Турции в 2001 году, когда глубокий кризис подорвал турецкую экономику. Проблемы в экономике в первую очередь отразились на банках. Их и бросились спасать турецкие власти. Правда, банковская система там больше, поэтому и меры были более масштабными. Помощь банковскому сектору обошлась Турции в 46 млрд долларов. Спасая банки, турецкие власти как-то упустили из виду их корпоративных клиентов — предприятия. А ведь это две составляющие здоровья экономики. Девальвация лиры в результате кризиса привела к тому, что заемщики оказались в бедственном положении и не смогли обслуживать свои долги. В Турции предприятиям помогла программа добровольной реструктуризации. О ее действенности говорит тот факт, что в 2010 году экономика страны выросла на 8,9%.

У нас, в принципе, произошло то же самое: когда начался кризис, спасали банки, а их крупные клиенты из реального сектора (помимо строительного) тем временем объявляли дефолты по своим обязательствам как по кредитам, так и по облигационным займам. Качество активов банков резко ухудшалось, и на сегодня это одна из главных проблем банковского сектора, тормозящая рост кредитования. Да и давать деньги неплатежеспособным клиентам не имеет смысла. Актуализировала вопрос о помощи реальному сектору еще и программа форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР): кто будет ее выполнять, если потенциальные участники «лежат на боку»?

Так что суть программы посткризисного восстановления в том, чтобы помочь предприятиям, снизив их долговое бремя, восстановить платежеспособность, одним словом, оздоровить их — вплоть до формирования портфеля заказов, а заодно и помочь банкам, улучшив качество активов. В этом процессе должны участвовать три стороны — государство, кредиторы и сами должники. Подробно «Эксперт Казахстан» писал о программе еще в феврале.

Но в конце апреля на круглом столе, который провели совместными усилиями НЭПК «Союз Атамекен» и Ассоциация финансистов Казахстана (АФК) были изложены новые детали программы, в частности основные положения концепции улучшения активов банков второго уровня. Хотя концепция и программа вроде как две стороны одного процесса, однако в документе прямо говорится, что созданный в рамках концепции Фонд по выкупу проблемных активов банков не ставит перед собой задачу по оздоровлению предприятия-должника. Его основная цель — очищение балансов банков и управление плохими активами.

Каждому своя реструктуризация

В целом о значимости программы посткризисного восстановления говорит состав участников круглого стола: присутствовали новый глава ФНБ «Самрук-Казына» Тимур Кулибаев, председатель Национального банка Григорий Марченко, Азат Перуашев, возглавляющий «Союз Атамекен», глава АФК Серик Аханов, а также председатели правления крупнейших банков. Из представителей реального сектора были замечены гендиректор «Рахата» Анатолий Попелюшко, чье предприятие, судя по всему, не испытывает особых трудностей; Петр Потапов, гендиректор АО «Vita», гендиректор «Казахстан Кагазы» Таисия Когутюк, председатель совета директоров группы компаний «Бипек АВТО» и «Азия АВТО» Анатолий Балушкин. То есть были представлены предусмотренные программой три стороны процесса — государство, банки и предприятия.

Председатель Нацбанка Григорий Марченко напомнил участникам об опыте реструктуризации долгов трех казахстанских банков — БТА, Альянса и Темирбанка. Опыт был действительно успешным: в результате внешний долг банков сократился на 10 млрд долларов. Г-н Марченко сравнил состояние банковского сектора накануне кризиса с нынешним состоянием предприятий реального сектора: и в том, и в другом случае фактором уязвимости стала высокая доля заемного капитала. Например, у Альянс Банка внешние заимствования составляли почти 72% совокупных обязательств, у БТА — почти 66%. У предприятий также слишком большие заимствования, но, как сказал главный банкир, нельзя за основу реструктуризации их долгов брать ту же схему, которая была применена в отношении долгов банков. Он напомнил, что собственники банков лишились своих акций, а менеджеры — работы (добавим, что некоторые — и свободы).

Григорий Марченко в своей презентации особо отметил различные типы поведения банков в период кризиса. Например, БТА увеличивал кредитный портфель и объемы активов за рубежом за счет привлечения новых внешних займов, несмотря на высокий уровень уже полученных кредитов. Казкоммерцбанк, у которого доля заемного капитала составляла 61% в структуре обязательств, начал продавать активы и рефинансировать долги и снизил к началу 2011 года внешний долг в два с половиной раза. По словам г-на Марченко, так же ведут себя и предприятия: одни спасают свой бизнес, другие перекладывают проблемы на кредиторов.

Бизнес боится

Согласно программе поддерживать государство намерено только системообразующие предприятия крупного и среднего бизнеса, чьи обязательства перед кредиторами превышают 4,5 млрд тенге. Конкурентоспособные предприятия с меньшей задолженностью могут рассчитывать на господдержку по программе «Дорожная карта бизнеса-2020». Вход в программу оздоровления — добровольный, по заявлению, срок вхождения ограничен — до конца 2011 года.

Основной способ господдержки — субсидирование ставки кредитования. Компенсироваться кредитная ставка будет только «на условиях обязательности реструктуризации финансовыми кредиторами обязательств в соответствии с планом оздоровления». В то же время государство не будет облегчать процентное бремя по кредитам, взятым на покупку недвижимости. Срок субсидирования составляет до 5 лет, размер субсидии — до 7% годовых. Конечная ставка вознаграждения с учетом субсидирования для участника не должна быть ниже 7% годовых.

У финансовых организаций эти положения программы возражений не вызвали, а вот предприниматели считают, что они снижают эффективность программы. Так, «Атамекен» предлагает или уменьшить итоговую ставку, или вообще отменить ограничение. «Данное требование снижает позитивный эффект для предприятий, на поддержку которых программа, по идее, изначально была ориентирована. Кроме того, в случае более низкой начальной ставки данный подход может провоцировать БВУ на ее повышение задним числом для получения субсидирования в полном объеме», — сказал Азат Перуашев.

Не нравится предпринимателям и то, что субсидирование распространяется только на текущие проценты. Многие заемщики не могут выплатить ранее начисленные проценты, а они по правилам программы не субсидируются. «Банки конвертируют (капитализируют) начисленные проценты в основную сумму долга, что ведет к увеличению долговой нагрузки и снижению положительного эффекта реализации программы. Это становится инструментом давления банков на бизнес, а также методом недружественного захвата, весьма спорного с юридической точки зрения», — отметил глава НЭПК. Он предложил распространить субсидирование и на начисленные, но не выплаченные проценты.

Кроме того, «Атамекен» предлагает сделать более прозрачным процесс прекращения субсидирования: определение четких критериев, несоблюдение которых ведет к исключению участника из программы, позволит избежать «попыток манипуляции и давления на предприятия».

Кроме того, по условиям программы только при согласии кредиторов предприятие может стать ее участником. Но тут в дело вступает субъективный фактор, считает г-н Перуашев. «Если банк-кредитор заинтересован в оздоровлении предприятия-должника, то у него появляются возможности совместно с компанией искать пути сохранения платежеспособности клиента. Но если банк по любым причинам, включая субъективные — личные отношения и так далее, не пожелает помочь предприятию, то у предприятия-должника практически не остается шансов на сохранение бизнеса», — уверен глава «Атамекена».

Председатель АФК Серик Аханов признался, что его очень волнует перечень проектов, которые будут отобраны для участия в программе. То же самое можно сказать о таких программах, как ФИИР, «Производительность 2020» — кто составляет перечни, по каким критериям. «Нацбанк тоже будет составлять свой список… У нас настолько много программ, где какие предприятия участвуют? Можно ли участвовать сразу в двух программах?...» — недоумевал г-н Аханов.

При этом прозрачность — один из основных принципов программы. Под этим понятием подразумеваются ясность изложения процедур и результатов отбора участников программы. Но пока, очевидно, потенциальные участники сомневаются в выполнении этого принципа. Концепция «Улучшение качества активов банков второго уровня: проблемы и пути решения», представленная на круглом столе заместителем председателя Нацбанка Данияром Акишевым, также не добавляет предпринимателям уверенности. В частности, по словам Азата Перуашева, один из вариантов выкупа активов — по балансовой стоимости — «не учитывает всей совокупности экономических отношений, технологического и кадрового потенциала предприятия и других рыночных факторов». В результате, считает глава «Атамекена», стоимость передаваемых банками активов бизнеса отчуждается от фактической суммы банковской задолженности и заведомо занижается.

Банки ждут очищения

Концепция была предложена Нацбанком также в марте 2011 года. Основная идея документа — создание механизма очищения балансов банков от плохих активов. В самой программе говорится о том, что банки должны будут создавать отдельные организации для сброса плохих активов, так называемые bad banks. Концепцией же помимо таких организаций предусматривается создание второго Фонда стрессовых активов, правда, с несколько измененным названием — Фонд плохих кредитов (ФПК). По словам г-на Акишева, в мире для очищения балансов банков от проблемных активов создавались как централизованные, то есть с участием государства, так и нецентрализованные организации при банках, которые аккумулируют неработающие активы материнских банков. Концепция предлагает банкам создавать финансовые организации, приобретающие их сомнительные и безнадежные требования и активы для управления ими и (или) их последующей реализации, реструктуризации и (или) секьюритизации (ОУСА).

В 2008 году для очищения балансов банков второго уровня был создан первый ФСА. Он должен был выкупать «плохие» активы банков с дисконтом, однако так в этом качестве и не заработал. Во-первых, на его капитализацию было выделено недостаточно средств, во-вторых, не был выработан единый подход к оценке активов — с каким дисконтом их выкупать. Возможно, попытка № 2 будет более удачной.

Единственным акционером ФПК будет Национальный банк. По словам г-на Акишева, финансироваться фонд будет из госбюджета. «Нигде в мире система не была ни бесплатной, ни дешевой, и государство всегда в этом участвовало», — сказал г-н Акишев. Но фонд будет еще и привлекать деньги с рынка под свои облигации. Причем треть выпусков будет размещаться среди накопительных пенсионных фондов. По мнению разработчиков Концепции, НПФ заинтересуют эти бумаги, так как доходность по ним будет выше инфляции, а долг перед ними будет признан «старшим». Еще треть будет предложена банкам, 34% приобретет Нацбанк.

Фонд будет выкупать неработающие кредиты (5-й категории и безнадежные), обеспеченные производственными мощностями, а также кредиты юрлицам, восстановление стоимости которых можно провести за счет конвертации части долга в акционерный капитал компаний-заемщиков с его последующей реализацией.

При запуске первого ФСА стороны — то есть банки и государство — так и не пришли к соглашению, по какой цене выкупать плохие кредиты. Сейчас предусмотрено несколько вариантов выкупа — с дисконтом; по балансовой стоимости до начисления провизий; по балансовой стоимости с вычетом провизий. Как сказал г-н Акишев, окончательный вариант разработает сам фонд. Он также подчеркнул, что Нацбанк дистанцируется от управления выкупленными активами. «Мы пригласим профессиональных менеджеров», — сказал он. Причем Нацбанк намерен сделать почти невозможное на нашем тесном рынке: найти независимых от государства, банков и заемщиков управляющих.

ФПК не будет заниматься кредитами под залог недвижимости. Это как раз задача ОУСА. Предполагается создать четыре такие организации, которые будут работать с кредитами, связанными с готовой коммерческой и жилой недвижимостью, со строящейся недвижимостью, с земельными участками. Четвертая организация будет приобретать сомнительные и безнадежные требования банков к корпоративным заемщикам. Управление этими активами в конечном счете должно завершиться реализацией (секьюритизацией) активов частным лицам.

Банк может сам создать дочернюю ОУСА или приобрести долю в единой для нескольких банков организации, причем доля каждого участника должна быть меньше 20%. ОУСА могут существовать как SPV, кроме того, банк может передать созданную организацию в управление неаффилированному трастовому управляющему, осуществляющему контроль над ОУСА.

Конечная цель концепции — расчистка портфелей, рост кредитования и оживление рынка недвижимости.            

У партнеров

    «Эксперт Казахстан»
    №18 (309) 9 мая 2011
    Землетрясения
    Содержание:
    С полтолчка

    Пяти с половиной баллов хватило алматинцам, чтобы осознать, что мегаполис не подготовлен к сильному землетрясению. Власть и общество получили хорошую встряску, за которой должна последовать коренная реформа казахстанской системы управления чрезвычайными ситуациями

    Реклама