О пользе розг

Москва, 27.11.2000
«Эксперт Северо-Запад» №20 (27)

"В жизни моей я руководствовался всегда одними правилами - никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально, посвящая все время и все силы мои службе царской. Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, да что делать? Таким меня бог создал! И мною круто поворачивали, а я за это остался благодарен. Мягкими французскими речами не выкуешь дела! Никогда я ничего не просил для себя, и милостью божьей дано мне все! Утешаюсь мыслью, что я был полезен", - подводил итог жизни один из не забытых в России государственных деятелей (и реформаторов) граф Аракчеев.

Вспомнить Аракчеева вдвойне уместно в редакционной колонке этого номера "Эксперта С-З": ряд наших публикаций посвящен Новгородской области и ее руководителю Михаилу Прусаку. С удивлением я убедился, что г-н Прусак, государственный человек, известный разворотливой и эффективной инвестиционной политикой на вверенной территории, неожиданно оказался в некоем кризисе, который слышится, как мне кажется, в тексте его интервью. Причина кризиса - управленческая практика в федеральном округе, который возглавляет Виктор Черкесов. Аракчеев же - исторический прототип Черкесова. Да и сами федеральные округа - административный проект, кое в чем сопоставимый с военными поселениями, родиной которых, кстати сказать, была Новгородская губерния, а организатором - тот самый Аракчеев.

Если я не ошибаюсь - пускай историки меня поправят, - военные поселения были заведены в начале XIX столетия и, разумеется, из самых лучших побуждений. Огромная российская армия должна была, согласно планам императора Александра I, не обременять население налогами, но содержать себя сама. Как этого добиться? Нашли выход: поселить солдат с семьями в специально отведенных местах, где бы они и землю пахали, и совершенствовались в воинском деле. Цикл замышлялся безотходный: солдатские дети тоже шли на службу. Качество приплода пытались регулировать, был издан приказ, по которому "всякая баба должна ежегодно рожать, и лучше сына, чем дочь". За дочь - штраф, за выкидыш штраф, а вовсе не родит - десять аршинов холста с нее.

Кстати, о регулировании. В соответствии с либерально-рациональным духом времени немало сил и фантазии было потрачено на, как мы бы сейчас сказали, улучшение быта военнослужащих. Военное поселение - идеальное, маниловское русское село, преобразованное в военный городок. Храм, госпиталь, улицы застроены одноэтажными каменными домами "о трех окнах" с треугольными фронтонами; дома одинаковы до такой степени, что, как шутил сын военнопоселенца художник Илья Репин, "даже голуби часто ошибались двором". Провинившимся - наказание ("страх розг" - выражение Аракчеева), отличившимся награда. По всей империи для поселенцев были выделены пахотные земли, за границей закуплен племенной скот.

И дело пошло - хозяйства росли, пускай экстенсивно, но росли.

Благоустроенное служебное жилье, гарантированная занятость, медицинское обслуживание. Чем не жизнь? Но почему-то то там, то сям в военных поселениях вспыхивали бунты, которые, в свою очередь, жестоко подавлялись (тысячи насмерть запоротых). Но русский администратор цепок, у нас не забалуешь - система военных поселений продержалась все николаевское царствование, надолго пережив своих основателей.

Не повторится ли то же самое с федеральными округами - если смотреть на предмет глазами Михаила Прусака? Весной этого года "Эксперт С-З" уже пытался анализировать смысл "окружной" реформы. Соблазнительного в ней, конечно, немало. Но уже тогда, полгода назад, у наших собеседников и у нас самих - было ощущение, что предлагаемая система бессодержательна или почти бессодержательна, по крайней мере с экономической точки зрения.

Первая ее цель была совершенно ясна: побороть губернаторскую вольницу. Победа далась неожиданно легко - губернаторы (среди них, кстати, и г-н Прусак) рядами и колоннами солидаризировались с президентом. Теперь с вольницей в основном покончено, остается согласовать законодательные акты (на смирном Северо-Западе задача необременительная). Сосредоточить управление силовыми ведомствами в одних руках - тоже задача решаемая. Что же дальше? Дальше, по логике вещей, надо управлять экономикой (а чем еще?). Но нуждается ли экономика в генеральском вмешательстве? Чем, по сути дела, генерал Черкесов лучше генерала Руцкого, развалившего Курскую область? Оба, так сказать, схоласты. Полезны ли России "без лести преданные", не рассуждающие, как бы мстящие нам розгой нового порядка за былые беспорядки?

Федор Гаврилов, главный редактор журнала "Северо-Запад"

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №20 (27) 27 ноября 2000
    Новгородская область
    Содержание:
    Реклама