Дорьям асьнымос: поможем себе сами

Общество
Москва, 03.09.2001
«Эксперт Северо-Запад» №16 (45)
Республика Коми, недавно отметившая свой 80-летний юбилей, отвечает на вызов времени

Восемьдесят лет назад, 22 августа 1921 года была образована Автономная область Коми-зырян (с 1936 года Коми АССР, с 1994 года - республика Коми). Крупнейший по площади (416 тыс. кв. км) и самый богатый (нефть, газ, уголь, лес) регион Северо-Запада является одновременно единственной территорией нашего административного округа, где русское население лишь незначительно (57%) превосходит национальные меньшинства.

Культурные архетипы

Традиционная историко-культурная модель мира сформировалась в некую единую европоцентристскую картину, вынося всс в нее не вписывающееся в заведомо признаваемые маргинальными "неисторические" поля. До определенной поры эти яркие сменяющие друг друга романтические картинки устраивали всех: зиккураты и пирамиды, македонская фаланга и закованные в броню рыцари, "бремя белых", несомое во все концы пестрого человеческого сообщества сначала на испанских каравеллах, а затем на паровых английских фрегатах, утвердило в массовом сознании ценность "великих и ужасных" деяний, единственно трактуемых как история.

Однако время сместило интерес от королей и рыцарей к "повседневному человеку" в уже модернизированных обществах и открыло сложнейшие и, что самое главное, иные, подчас альтернативные, культурные модели в обществах с иной логикой исторического процесса, сделало европоцентристскую модель и методологически и морально неоправданной.

Глобализм сегодня бросает вызов миру, находящемуся в состоянии небывалой в доселе модернизации и пост-модернизации. Но примеры удачных (Япония), или напротив, неудачных (Иран) модернизационных реформ заставляют все более пристально всматриваться в специфику изначально различных цивилизационных моделей с целью эффективной их корректировки.

Восточно-финские народы: культурная модель мира

Одним из столпов привычной модели мира, подчас принимаемой нами как единственно возможная, следует признать логоцентризм, гипертрофирование выражаемых словесно форм познания окружающей нас действительности. Так, для поступления в любой завалящий вуз от абитуриента требуется знание литературы, тогда как даже в лучших гуманитарных гимназиях никому не приходит в голову преподавать теорию и историю музыки.

Диктат логоцентризма в истории обусловил вынесение на обочину истории народов, не создавших письменных форм самопрезентации, и в сочетании с культом уже упомянутых "великих и ужасных" деяний сегрегировал нации на "великие", достойные всеобщего внимания, и "малые", оного не заслуживающие.

Индоевропейцы ("арийцы"), хлынувшие, круша все на своем пути, в конце III тысячелетия до нашей эры из причерноморских степей на Апеннинский и балканский полуостровы, а также на Иранское плоскогорье и Индо-Гангскую низменность, создали цивилизации так называемого "нового древнего мира", основывающиеся на экспансионистских ценностях, характерными особенностями которых были революционные изменения. Уральская же цивилизация, за редким исключением не менявшая своей локализации, напротив, не знала катаклизмов и тяготела к эволюционнным путям развития.

В III тысячелетии до н. э. в связи со сменой атлантического климата на суббореальный в ставшие пригодными для человека бассейны Печоры и нижней Оби ушли самодийцы (предки ненцев и селькупов), к концу II тысячелетия до нашей эры, отмеченному в традиционной исторической канве Троянской войной, а также взаимным истреблением Пандавов и Кауравов "Махабхараты", финно-угры мирно разделились сначала на прафиннов и праугров, а затем, уже прафинны - на балтийских (будущих финнов, эстонцев и карел), волжских (будущих мордвинов и марийцев) и пермян, предков коми и удмуртов.

Трещала Римская империя, христиане колошматили статуи олимпийских богов, готы всем народом переплывали Балтику, пересекали Восточно-Европейскую равнину, осаждали Константинополь, брали Рим, основывали королевство в Пиренеях. Финно-угры осваивали безлюдные до них лесные дебри и речные поймы, овладевали новыми технологиями, находили компромиссы, постепенно обособляясь друг от друга. Лишь угры-венгры (ближайшие родственники хантов и манси) совершили по стопам своих соседей-тюрков марш-бросок в Центральную Европу, выбрав этим для себя как бы чужую судьбу.

К началу II тысячелетия нашей эры, то есть ко времени, когда у индоевропейцев-славян дошли руки до заселенного восточно-финскими народами Урало-Поволжья, коми, уже обособившиеся от своих ближайших родственников удмуртов, жителей бассейна Вятки и средней Камы, населяли бассейны верхней Камы, Северной Двины, Удоры (Мезени) и Печоры. На западе их земли смыкались с землями вепсов и карел, на востоке, за Уральскими горами жили манси, на севере лежала тундра, по ней кочевали ненцы.

Славяне с их воинственными княжествами довольно быстро освоили слабозаселенный бассейн Северной Двины и начали натиск вверх по Эжве (Вычегде). В 1379 году происходит христианизация коми Стефаном Пермским, вынужденным пойти на такой небывалый для русского православия компромисс, как допущение богослужения на коми языке и изобретение для этих целей коми письменности. Тогда же радикально настроенные сторонники независимости во главе с верховным жрецом Памой Бур-Мортом уходят на север, на Изьву (Ижму), в края, где невозможно земледелие, становятся оленеводами, и уже в этом качестве в последующие века осваивают Север от Лапландии до низ овьев Енисея: никто не заметил (ярчайший пример аксиологической фильтрации), когда несколько тысяч коми-ижемцев по льду Белого моря (да не когда-нибудь, а в 1875 году) вместе с оленями переправились на Кольский полуостров.

Для оценки духовной культуры коми опять-таки оказывается недостаточным романтический багаж читателя XIX - первой половины ХХ века. Записанный всего лишь тридцать лет назад Ижемско-Колвинский цикл эпических песен скорее созвучен эстетике "поэзии после Освенцима" или эстетике минимализма, но никак не стереотипам, выработавшимся на "классических" героико-эпических примерах от "Илиады" до "Песни о Роланде". Вот что говорит, например, герой после победы над врагом:

Невинных я не тронул.
Невинных я не тронул.
Только себе взял,
Тысячу отобрал,
Оленей отобрал.
Прочих всех раздал людям,
Прочих оленей раздал людям.





Пятьсот лет русской и почти столетие советской власти в Коми также являют нам совсем иную, "негероическую" модель этнической истории: почти нет антиколониальных восстаний, изоляционистских настроений: появляются русские переселенцы - появляются и смешанные браки. В эпоху абсолютизации этнических ценностей, приведших Европу к Первой мировой войне, основоположник коми литературы Иван Куратов (1839-1875) совсем не в духе времени пишет: "Что вы опять суете друг другу фиги: станем мы русскими или финнами? Вопрос: поумнеем ли мы?".

Этнический тупик или ментальная победа?

Как и другие восточно-финские республики - Мордовию, Марий Эл, Удмуртию, - модернизационный вызов настиг Коми в не лучших обстоятельствах.

Сталинский Гулаг превратил ее в место массовой ссылки: лесоповал, шахты Воркутинско-Печорского угольного бассейна, - позднее его дополнил Ухтинский нефтегазовый комплекс. Сотни тысяч переселенцев и их потомков, большие русские города вдоль железной дороги Котлас - Воркута. Собственно, единственным, и то относительно (36% населения), коми городом, как и столетие назад, остается Сыктывкар. Коми язык, несмотря на придание ему в 1994 году государственного статуса, не обязателен для изучения, и следовательно, не может на равных конкурировать с русским.

Кроме всего прочего, значительная часть страны из экономической целесообразности восьмидесятилетней давности была включена в виде Коми-Пермяцкого округа в состав Пермской области. Последние четверть столетия этот Коми-Пермянский округ - едва ли не самый депрессивный регион России: фактически нет ни городов, ни железных дорог, население сократилось вдвое (как в нечерноземной деревне: остались одни старики), нет коми школ, не издается ни одной газеты. Не вошел в состав республики и Ненецкий автономный округ, где среди автохтонов комиязычное население превосходит ненецкоязычное, а также Афанасьевский район Вятской области и Красновишерский Пермской, где даже последняя, самая толерантная из переписей, не указала численности коренного населения.

Однако пример Израиля показывает, что язык может возродиться из пепла, а пример Ирландии - что утрата языка (этого фетиша логоцентризма) не так уж много значит. Вообще говоря, национальное самосознание текуче: сегодня оно одно, и никто не может предсказать, каким оно будет завтра. Актуально другое: плюралистическая в своей основе финно-угорская ментальность только кажется проигравшей более авторитарной индоевропейской. Индустриальному и постиндустриальному обществу соответствуют разные человеческие типы: не исключено, что наиболее "упертых" ожидает судьба неандертальцев.

Санкт-Петербург

Демографическая справка

Коми составляли по последней переписи населения (1989 год) 497 тыс. человек. Делятся на коми-зырян (345 тыс.) и коми-пермяков (152 тыс.). В Коми республике (общая численность населения 1251 тыс.) проживает 292 тыс. коми (23% населения), в Коми-Пермяцком автономном округе (общая численность населения 159 тыс.) - 95 тыс. коми (60% населения). В Ненецком автономном округе (общая численность населения 54 тыс.) - 5 тыс. коми и 1 тыс. комиязычных ненцев. Весьма солидную часть населения (точных данных нет, но речь идет не об одной сотне тысяч!) составляют потомки коми-русских браков (42% коми состоят в смешанных браках). На четырнадцати диалектах коми языка говорит 398 тыс. человек.

Страна (ее общая площадь 626 тыс. кв. км. - это больше Украины или Франции) отчетливо делится на две части: с преобладанием коми (южные сельские районы Коми республики и Коми-Пермяцкий округ) и с преобладанием русских (северные урбанизированные районы).

У партнеров

    Реклама