Конкуренция - это тоже сотрудничество

Эстонский премьер-министр Март Лаар считает, что между Россией и Эстонией неразрешимых проблем нет

В середине октября три члена Рийгикогу (парламент Эстонии) выступили с предложением отменить зафиксированные Законом о выборах требования по знанию эстонского языка к кандидатам в депутаты всех уровней. В случае принятия этой поправки упраздняется одно из важнейших требований к претендентам на избрание в органы законодательной власти - знать государственный язык (устно и письменно) на таком уровне, чтобы они "понимали содержание правовых актов и других текстов, могли выступать с речами по повестке дня и высказывать свое мнение, задавать вопросы и вносить предложения, беседовать с избирателями, отвечать на обращения, заявления и запросы".

Пикантность ситуации заключается в том, что проект, посягающий на святая святых, подали депутаты от правящей коалиции: Кадри Яэтма от Союза Отечества (Isamaaliit), Тыну Кыйв от Партии умеренных и Пауль-Ээрик Руммо от Реформистской партии. То есть именно от того "тройственного союза", в адрес которого со стороны оппозиции нередко звучат обвинения в национал-радикализме.

Более того: именно оппозиция в лице Народного союза и примкнувшей к нему в этом мнении Центристской партии неделю спустя (22 октября) предложила отказаться от обсуждения проекта революционной поправки в Закон о выборах, которое планировалось провести 24 октября. Мотивировка: "Парламентарии не могут так быстро обсудить проект поправки". А центристы, к тому же, высказали пожелание, чтобы с содокладом по этому вопросу выступил лидер Партии умеренных - министр иностранных дел Тоомас Хендрик Ильвес. Соответствующее ходатайство от имени фракции было передано в правление Рийгикогу.

В промежутке между этими двумя событиями соратник Кадри Яэтма по партии - Вардо Румессен - успел обвинить председателя Isamaaliit премьер-министра Марта Лаара в том, что это именно он инициировал крамольное выступление троих депутатов от коалиции и тем самым предал национальную идею в угоду прагматизму. На этом основании Румессен потребовал отставки Лаара.

Естественно, эта тема не могла не быть затронута в интервью премьер-министра Эстонской Республики нашему журналу.

- Господин Лаар, как вы относитесь к требованию вашего однопартийца Вардо Румессена о вашей отставке?

- Я бы вообще не стал связывать внесенный тремя депутатами от правящей коалиции законопроект с судьбой премьер-министра или всего правительства. Собственно, вопрос о языковых требованиях к кандидатам в депутаты обсуждался в парламенте и раньше. А теперь, когда идет разговор об окончании работы миссии ОБСЕ в Эстонии, эта тема становится еще актуальнее.

- Румессен заявил, что Кадри Яэтма не могла выступить с подобной инициативой только по своей личной воле, без согласования с лидером партии, то есть с вами.

- Вы наверняка не знаете госпожу Яэтма. Уверяю вас, что она сделает только то, что считает необходимым. Конечно, я поддерживаю ее в данном случае. И не я один. Сегодня (23 октября. - "Эксперт С-З") правительство на заседании дало позитивную оценку внесенному тремя депутатами от правящей коалиции законопроекту. Так что это не только моя или чья-либо еще личная позиция. А фракция Isamaaliit в парламенте обсудила вопрос о моей отставке. Господин Румессен остался в одиночестве.

- Известно, что на необходимость изъять из Закона о выборах пункт о языковых требованиях к кандидатам в депутаты указывают также руководящие органы Европейского Союза и НАТО, куда Эстония надеется вступить в обозримом будущем. Почему же, на ваш взгляд, оппозиция столь неадекватно отреагировала на предложение депутатов от "тройственного союза"? Уж не ревность ли здесь сыграла роль? Все-таки обидно, что такой сильный ход сделала как раз правящая коалиция...

- Политика - такое дело, что каждый раз, когда кто-то выступает с неординарным предложением, сразу начинается шум, разгораются страсти. Может быть, в данном случае это и хорошо: пусть как можно больше людей обратят внимание на важность проблемы. И дело даже не только в ОБСЕ или Европейском Союзе. Положительное решение по данному вопросу полезно вообще для международного имиджа Эстонии. И я надеюсь, что те депутаты, которые голосовали за отказ от обсуждения внесенного законопроекта, были озабочены только его "сыростью", а не чем-то еще. Наличие языковых требований к кандидатам в депутаты действительно ущемляет право граждан избирать и быть избранными в органы власти, такого нет ни в одной демократической стране. Другое дело, что сами избиратели должны решать - сможет ли человек, не владеющий эстонским языком или владеющий им не в полной мере, достойно представлять их интересы в законодательных структурах. Но это уже дело избирателей.

Что же касается ревности... Мне лично все равно, кто выступит с идеей - лишь бы она была хорошей. Но в каком-то смысле я с вами согласен. Если оценивать общий расклад на политической карте, то я был бы очень удивлен, если бы Партия центристов вообще не поддержала вынесенное тремя нашими депутатами предложение. Тогда это было бы с их стороны политической игрой, которую очень трудно понять. Надеюсь, их шаг на сей раз продиктован просто желанием послушать министра Ильвеса.

Так или иначе, но вопрос о снятии языковых требований к кандидатам в депутаты будет решен положительно, это только дело времени. И если парламент пожелает решить его в ближайшем будущем, то уже в этом году можно будет закончить работу миссии ОБСЕ в Эстонии.

- Помимо проблем внутреннего характера читателей нашего журнала, естественно, интересует сегодняшнее состояние сотрудничества Эстонской Республики и Российской Федерации. Как вы думаете, что мешает их более тесному взаимодействию в экономической и политической сферах?

- Мешает, думаю, тот факт, что Эстония пока не является членом Европейского Союза и НАТО. Я думаю, что, когда мы добьемся членства в этих организациях, все проблемы во взаимоотношениях между нашими двумя странами будут решены.

- А что в сфере сотрудничества вы считаете позитивным?

- Наличие множества контактов между отдельными предприятиями наших двух стран, между отдельными политиками и предпринимателями, между органами местного самоуправления. И чем больше их будет, тем лучше для всех. Конечно, наличие развитой инфраструктуры - портов, шоссейных и железных дорог - делает Эстонию привлекательной для российского бизнеса.

С этой точки зрения было бы очень позитивным членство России во Всемирной торговой организации (ВТО), куда Эстония входит уже несколько лет. Это было бы очень важным шагом для всех сторон. Ведь между членами этой организации не может существовать так называемых дискриминационных методов в экономической сфере по отношению друг к другу, которые существуют между нашими двумя странами до сих пор (двойные таможенные тарифы и т.д.).

- Эстония готова лоббировать вступление России в ВТО?

- До сих пор к нам официально никто с подобной просьбой не обращался. Впрочем, мы и без этого уже, честно говоря, фактически занимаемся подобной деятельностью, убеждая своих западных партнеров в полезности членства России в этой организации. Кроме того, мы готовы поделиться своим опытом, как стать членом ВТО, ведь это очень нелегкая работа. Конечно, Россия сама должна выполнить все требования ВТО, это непростые требования, и, если наш опыт будет ей полезен, мы с готовностью предоставим всю необходимую информацию.

Кроме того, мы очень рассчитываем на скорейшее проведение очередной встречи эстонско-российской межправительственной комиссии. К сожалению, этот вопрос решается медленнее, чем хотелось бы.

- Как вы думаете, в каких областях Эстония и Россия объективно "обречены" на сотрудничество, а в каких - на конкурентную борьбу, и почему?

- На мой взгляд, конкуренция - это тоже сотрудничество. Потому что есть общий базис. Честно говоря, я не вижу таких сфер, где мы не смогли бы успешно кооперироваться. Когда Эстония станет восточной границей ЕС, это будет означать приток инвестиций. Думаю, российским предпринимателям не надо объяснять, что это такое. Мы считаем необходимым развивать сотрудничество между регионами, например, в сфере туризма. Имеющиеся здесь большие возможности используются еще не в полной мере. Причем Петербург и Ленинградская область - это только одно направление. А ведь есть еще Псков, Новгород, скажем, те же Печоры. Туристам из Европы было бы очень интересно побывать в тамошнем мужском монастыре. Но через Россию туда попасть западному туристу трудновато, а через Эстонию было бы гораздо легче. Выгода же - обоюдная.

- Есть ли между нашими странами, на ваш взгляд, неразрешимые проблемы?

- Вообще-то я всегда стараюсь отвечать на все вопросы, которые мне задают, но ваш, честно говоря, ставит меня в тупик. Мне очень трудно ответить на него. Лично я не вижу во взаимоотношениях между Эстонией и Россией таких проблем, которые нельзя было бы решить.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние экономики Эстонии?

- Как очень хорошее. Государственный бюджет - "в плюсе", текущая задолженность низкая. Правительство располагает стопроцентным резервом для решения проблем, которые могут возникнуть. После августа 1998 года экономика Эстонии полностью оправилась и сегодня находится на подъеме.

- Леннарт Мери в бытность свою президентом Эстонской Республики предложил создать "эстонскую Nokia", имея в виду некий суперпродукт, который был бы "товарным знаком" страны на мировом экономическом рынке. Что, по вашему мнению, могло бы стать таким продуктом?

- Я думаю, что "эстонская Nokia" - это сама Эстония, то, чего мы добились всего за десять лет. Мы хотим, чтобы у нас побывало как можно больше людей из-за границы, потому что все, кто приезжал к нам в последние годы, испытывали, я бы сказал, позитивный шок от увиденного. То есть они не представляли, что страна может так много сделать за такой короткий срок.

По официальным оценкам западных экспертов, в Эстонии сегодня самый благоприятный экономический климат, что делает ее привлекательной для инвестиций.

- Насколько велики в этом смысле конкурентные преимущества страны по сравнению с другими государствами Балтии?

- Я бы сказал, что они быстро уменьшаются. Потому что эстонский капитал сегодня активно движется в эти страны: Латвия - вторая страна по объему наших инвестиций, Литва - четвертая. Так что, я думаю, большой разницы между нами скоро не будет.

- А чем обусловлена столь высокая привлекательность Эстонии для западных инвестиций?

- В первую очередь - законами. И не только их наличием, но и выполнением. У нас самая низкая среди всех постсоветских стран коррупция. К сожалению, не такая низкая, как в Финляндии и Швеции, но ниже, чем во многих странах - членах Европейского Союза. У нас самая либеральная и современная налоговая система в Европе, которая тоже хорошо работает. И, наконец, у нас все меньше проблем с преступностью.

Не последнюю роль для западных инвесторов играет поддержка правительством Эстонии проектов будущего, связанных с новой экономикой. Это инфотехнологии, электроника, биотехнологии и генная инженерия, интернет-технологии. Проект "Эстонские гены" уникален.

Мы гордимся разработкой наших ученых и практиков из небольшой фирмы Regio-Eesti, которые работают в Тарту. Совместно с знаменитой Ericsson они разработали систему локализации мобильных телефонов по всей Эстонии, при помощи которой можно с точностью до нескольких метров установить, где именно находится практически любой аппарат на территории нашей страны. Это - наше эстонское know-how. Если хотите - наша "Nokia". Этой же группой разработана система оплаты автомобильной парковки с помощью мобильного телефона.

Наша идея: находить такие решения, разрабатывать их и успешно продавать на внешнем рынке. С целью поддержки талантливых разработчиков создан Эстонский колледж инфотехнологий - совместное "детище" государственных и частных высших учебных заведений.

- Эстония настойчиво стремится стать членом Европейского Союза и НАТО. Чем это обусловлено?

- Мы хотим вернуться к корням, откуда мы начинали свое развитие как самостоятельное государство, к близким для нас политическим, культурным и духовным ценностям. Кроме того, для нашей маленькой страны это возможность (едва ли не впервые) непосредственно участвовать в принятии решений, касающихся нашей страны, быть за столом, где они принимаются, а не где-то вдалеке. В ЕС и большие, и маленькие страны имеют равные возможности сказать и быть услышанными. Членство в НАТО - это еще и участие в системе международной безопасности, а также возможность налаживания хороших отношений с Россией. Если мы посмотрим на Польшу, которая стала членом НАТО, то увидим, что эта страна в результате добилась хорошего взаимопонимания и конструктивных отношений с Россией.

Негативных последствий вступления Эстонии в Северо-Атлантический альянс я не вижу. В Европейский Союз? Пожалуй, только одно: сможем ли мы использовать те возможности, которые нам такое членство предоставит. Но те проблемы, которые имеются в ЕС, решаются там же, и лучше в их обсуждении и решении участвовать, а не просто следовать указаниям, поступающим из Сообщества. Ведь все равно основной наш рынок - там.

- Когда, на ваш взгляд, будет решен вопрос о регистрации Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата?

- Как только ЭПЦ МП пожелает быть зарегистрированной, хоть завтра. Для нас это никакая не проблема. В своем недавнем письме к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II я подчеркнул, что наше правительство готово выполнить одно из главных условий церкви - зарегистрировать ее именно под таким названием, если это не связано с претензией на имущество какой-то другой церкви. Мы со своей стороны, я считаю, предложили хороший компромисс. Но мы не можем отдавать имущество, принадлежащее одной церкви, уже зарегистрированной (Эстонской Апостольской Православной Церкви Константинопольского Патриархата. - "Эксперт С-З"), в руки другой церкви. Это, я думаю, все должны понять. Но если кто-то желает на таких вещах играть, это показывает только одно: нежелание регистрировать ЭПЦ МП и стремление поддерживать конфликт в состоянии, когда никаких победителей нет, а есть только одни проблемы.

Я все-таки надеюсь, что руководство ЭПЦ МП искренне желает, чтобы их церковь была зарегистрирована. Что же касается других проблем, то они связаны с каноническими вопросами, и государство не вправе в них вмешиваться. Мы только хотим, чтобы Московский и Константинопольский патриархаты договорились между собой по этим проблемам и нашли взаимоприемлемое решение. Однако противоречия между ними не должны становиться частью условий для государственной регистрации церкви.

- Благодарю вас, господин премьер-министр, за откровенную беседу.

"Пунктики" ОБСЕ

Эстонское правительство уже давно добивается закрытия миссии ОБСЕ на том основании, что обычно такие представительства действуют на территории тех стран, где политическая и социально-экономическая ситуация далека от совершенства. В Эстонии же, по мнению правящего кабинета, дела обстоят вполне благополучно. В своё время ОБСЕ предъявило к Эстонии четыре основных требования: ввести институт омбудсмена; открыть бюро омбудсмена на северо-востоке страны; внести изменения в Закон о языке - лингвистические нюансы не должны препятствовать предпринимательству; и в Закон о выборах. На сегодня не выполненным остаётся именно этот последний пункт.