О горе-злосчастии

Некоторое время назад мне на глаза попался опрос журналистов Петербурга. Вопрос задавался примерно такой: как вы оцениваете тот факт, что курировать информационную составляющую празднования 300-летия города будет Сергей Ястржембский? Опрошено человек пятнадцать, сплошь журналисты с именами. Общий приговор - это очень (хотя нет, очень - это не по-петербургски) - это просто хорошо; весь профессиональный опыт, накопленный Ястржембским в бытность его послом в Словакии, пресс-секретарем Ельцина, советником Путина, у нас пригодится. Не обошлось, правда, и без скепсиса: меньшинство опрошенных считают, что приглашение Ястржембского - это нехорошо. И вот почему: празднование юбилея Петербурга должен бы освещать петербуржец - человек, знающий саму душу Северной столицы, а нам вот опять подослали москвича.

Словом, равнодушных нет. Удивительно, что никто не ответил так: а какая нам, собственно говоря, разница, кто конкретно будет функционировать в качестве "осветителя" 300-летия? Конечно, в этом вопросе есть политический момент. Наверное, городская администрация хотела бы видеть на этом месте кого-то из своих (благо, профессионалов в области пиар в администрации Яковлева и поблизости от нее - в достатке). Наверное, федеральный центр (который, впрочем, тоже не монолитен), и в особенности те, кто представляет его интересы в Питере, хотели бы видеть на этой позиции кого-то своего. Есть тут и финансовая составляющая: будто бы на освещение праздника собрано у партнеров и спонсоров несколько миллионов долларов и никто не отказался бы их "распилить", говоря на жаргоне политтехнологов...

Но, дамы и господа, опомнитесь, пока не поздно - в деньгах ли, во влиянии ли дело? Для освещения праздника устраивается пресс-центр на пятьсот мест. Пятьсот! Ну, часть займем мы сами. Какой-то коллега-журналист подтянется из соседних губерний. Ясное дело, будет много москвичей. Но ведь и человек сто иностранцев пожалует. Рассадит их менеджер пресс-центра, напишет релизы, организует телефонную связь, буфет... А дальше что?

Складывается ощущение, что этот существенный вопрос до сих пор (а до праздника остается ровно год) никого особенно не занимает. Что будем освещать? Что ж тут непонятного - то, что спланируют госпожа Батожок и ее юбилейный комитет. Ой! Ох! Помяните мое слово: все титанические усилия по созданию зала для пресс-конференций, разноуровневая борьба за освоение финансовых потоков и т.д. и т.п. приведут нас к огромному, на пятьсот перьев, позору. Боюсь, в конечном счете мы будем освистаны и осмеяны. И зал с хорошей акустикой нас не спасет.

Эта заметка не вместит развернутую критику объемной программы празднования юбилея города. Следует учесть и то, что программа эта сверстана еще не до конца, то есть ее еще можно (и нужно) совершенствовать. Но в целом контуры уже проступили, и они не могут не огорчить: в программу вписано все, что произойдет в городе в юбилейном году, - научные конгрессы, библиотечные выставки, театральные премьеры... Все учтено могучим ураганом, даже Пасха, Навруз и праздник Торы в 2003 году идут по категории "религиозных мероприятий" в рамках празднования. В остальном планируется обычный постсоветский праздник - ряженые, детские мероприятия по районам, а кульминация, если я не ошибаюсь, - концерт Александра Розенбаума на Дворцовой площади. Пока же программа формируется и уточняется. По сообщению Юрия Строфилова, непосредственного руководителя пресс-центра, в его задачу входит продвижение Петербурга в соответствии с принятым несколько лет назад Стратегическим планом города - планом, может быть, и неплохим, но никакого развития не получившим. Словом, ничего или почти ничего, что делало бы праздник международным. Ничего, что отличало бы этот юбилей от юбилея Киришей, Саратова, Воркуты (не в обиду будь сказано Киришам, Саратову и Воркуте).

Происходящее - типичная иллюстрация к истории противостояния региональных баронов и федералов. Пару лет назад, когда к власти в стране пришел энергичный лидер, посуливший избирателям навести порядок в стране, оптимистам казалось, что сейчас этих самых баронов приструнят. Тогда даже жалко становилось этих самых баронов: как круто сейчас с ними разберутся, а они ведь все-таки работали в меру своего разумения... Прошли годы, и сегодня мы видим, что никто никого не прижучил и не приструнил. Конечно, какая-то перестройка в отношениях центра и регионов произошла, но крайне несущественная.

Что противопоставил либеральный центр консервативным регионам? Ничего особенного - административный ресурс против административного ресурса. Баш на баш. Пиар на пиар. И никакого креатива, никакой встречной мысли. Представил ли Ястржембский или его сотрудники пускай не альтернативный план, но хотя бы содержательную критику того проекта, который сложился сейчас? Разумеется, нет. А зачем? Ведь конкуренция идет не за право делать интересные предложения и осуществлять их, а за право расставлять акценты, за право выстроить потемкинскую деревню, а потом, в ходе выборов, отчитаться перед избирателями об успешной сдаче объектов. Не более и не менее.

Меня упрекнут: ну что ты брюзжишь, ведь так мы живем, такая наша цивилизация, такая "особенная стать". Понимаю. Принимаю. Готов соответствовать. С одной оговоркой: за державу обидно. Мы как бы зовем гостей на оперный фестиваль, а на сцену выпускаем народную самодеятельность. Вспоминаются уговоры средневекового русского моралиста, автора "Повести о горе-злосчастии": "Да не сняли бы с тебя драгих порт, не доспели бы тебе позорства и стыда великаго, и племяни укору и поносу безделнаго!"