Просто бизнес

Крупные операторы индустрии развлечений формируют "белую" репутацию игорной отрасли

Об игорном бизнесе деловая пресса пишет мало, ограничиваясь, как правило, описанием законотворчества и фискальной практики в этой сфере. В то же время отрасль, чей годовой оборот составляет в целом по России примерно 1 млрд долларов, казалось бы, заслуживает большего внимания. Его дефицит обусловлен неоднозначной репутацией игорного рынка, который считается полукриминальным или, как минимум, аморальным, получающим прибыль с человеческих пороков. Петербургская компания " СТЭК" стала одним из первых российских операторов, объявивших "поход" за общественное признание игорной отрасли в качестве полноправной и вполне приличной части индустрии развлечений.

"Мы даже стали делать свои игорные клубы в физическом смысле прозрачными, - рассказывает президент "СТЭКа" Илья Зайцев, - то есть с широкими окнами, через которые каждый прохожий может рассмотреть происходящее внутри. Ничего страшного он не увидит: люди немного играют, немного пьют кофе, немного общаются. Примерно то же самое происходит в боулингах".

Взрослые игрушки


Илья Зайцев

- В брошюре, выпущенной "СТЭКом", под названием "Миссия компании" настолько часто встречаются слова "мораль", "этика", "порядочность", что создается впечатление: вы не только других, но прежде всего самих себя пытаетесь убедить в "чистоте" дела, которым занимаетесь...

- Ваше обращение разбивается на несколько вопросов: аморален ли игорный бизнес в принципе, есть ли возможность вести его чистыми руками и каковы истинные цели команды компании "СТЭК"? Буду отвечать по порядку.

Суть нашего бизнеса лучше всех, на мой взгляд, раскрыла польская писательница Иоанна Хмелевская. Она отметила: один мужчина вкладывает львиную долю зарплаты в дорогие побрякушки к своему автомобилю, другой - в охотничье или рыболовное снаряжение, третий - в подарки симпатичным девушкам. Четвертый, добавлю от себя, играет на фьючерсной бирже. Не работает, заметьте, а именно играет. Таким образом, мы не разжигаем в человеке порочные страсти ради нашей выгоды, а обслуживаем одну из его важнейших потребностей.

Что на что потратить - дело вкуса, но в любом случае вокруг игры и игрушек будет строиться значительная часть человеческой жизни. Отнимите у человека эту часть - он станет несчастным. Если же говорить о суммах затрат, то наивно думать, будто покупка мужчиной очередного охотничьего ружья или бесконечная смена автомобилей менее болезненны для семейного бюджета, чем пара вечеров, проведенных в зале игровых автоматов. Кстати, в хороший игорный зал можно взять с собой жену, а приобретение ружья ее точно не заинтересует.

Перейдем ко второй части вашего вопроса: о чистых и грязных руках, занятых в игорном бизнесе. В основном, когда говорят о нечистоплотности этой отрасли, подразумевают, что с ее помощью можно отмывать деньги. Теоретически такая возможность существует, но использовать ее - значит убивать бизнес на корню. Либо у вас игорный клуб - либо стиральная машинка, а третьего не дано. Когда отмывают деньги, определенную сумму получает человек, который на деле ее не выиграл, что происходит в ущерб другим клиентам. Среди этих других обязательно найдутся опытные люди, профессионалы игры - они все поймут правильно. Я вас уверяю, что через несколько месяцев в клубе никто играть не будет.

Если же говорить о фискальных проблемах, то у нас нет необходимости скрывать доходы, поскольку государство поступило достаточно грамотно: утвердило для операторов игорного бизнеса фиксированные ставки налогообложения, в зависимости от количества оборудования (налог взимается с игрового автомата или игорного стола в казино). Кроме того, мы, как и большинство других думающих компаний на нашем рынке, до 90% прибыли тут же реинвестируем в развитие. Как, скажите мне, прятать деньги, если надо постоянно показывать источники инвестиций?

- Вы еще не ответили на вами же сформулированный вопрос об истинных целях команды "СТЭКа".

- Я просто хотел отметить, что "СТЭК" создали люди, не имевшие даже косвенных контактов с криминальной средой, - два школьных учителя и два офицера в отставке. У них была простая цель - сформировать устойчивый источник дохода для своих семей. Бывшие сослуживцы подсказали, что игорный бизнес - подходящее поле для реализации их задачи, поскольку рентабельность в этой отрасли неплохая, сроки окупаемости проектов - сравнительно короткие. Позже "СТЭК" стал позиционировать себя как прежде всего инвестиционная компания и осуществляет проекты в нескольких сферах, в частности мы ведем топливный бизнес, открываем хорошие, на мой взгляд, автозаправочные станции...

Теперь, потратив немало слов на борьбу с мифами об игорном бизнесе, я должен сказать, что отчасти негативное отношение к нему оправданно. Наблюдая за многими игорными заведениями, существующими сегодня, приходится констатировать: ходить туда могут только патологически больные люди.

О больных и здоровых

- В интервью журналу The Сhief вы рассказали, что сидели как-то в игорном клубе, и на вас накатывало отвращение. С этого началась разработка новой стратегии компании "СТЭК".

- Да, я сидел в одном из лучших клубов "СТЭКа", и мне действительно становилось противно. Собственно, это чувство относилось не столько к клубу, сколько ко всему игорному бизнесу, как он строился до последнего времени. А строился он, если немного утрировать, на принципах неуважения к клиенту.

Парадокс: успешный, обеспеченный человек берет одежду, в которой ходит в гараж, и вот в этой экипировке едет в развлекательный клуб играть. Потому что, если он приедет туда в костюме за 1000 долларов, его не поймут, да и самому будет неуютно: эти клубы не приспособлены к приему прилично одетых клиентов. Там плохая мебель, угрюмый персонал, порой нет даже туалета, не говоря уж о кафе и баре. А едет успешный человек в такое место потому, что охота пуще неволи.

По разным оценкам, от 3 до 10% людей в любом обществе патологически склонны участвовать в азартных играх. Исходя из того, что я сказал чуть выше, получается: до сих пор российский игорный бизнес обслуживал главным образом эту небольшую прослойку плюс случайных любителей новых ощущений, то есть скорее эксплуатировал порочную страсть, нежели удовлетворял потребность в развлечениях. Но в этом утверждении - не приговор отрасли, а, наоборот, определение пути ее динамичного развития. Ведь если перевести бизнес в нормальную плоскость, мы шагнем от обслуживания 3-10% людей практически к 100%-ному покрытию. Нашими клиентами могут стать все нормальные граждане, которые любят отдыхать и готовы выделить на развлечения некоторую часть семейного бюджета.

Понятно, насколько привлекательно для игорного бизнеса такое колоссальное расширение спектра работы. Если вы - хороший менеджер, то сумеете сейчас, грубо говоря, получить столько клиентов, сколько сами захотите. Наступает период формирования на рынке принципиально новых ниш. Формируй и властвуй.

С другой стороны, мы ожидаем через некоторое время закрытия большинства игорных заведений, пока работающих на рынке, - тех, что не поднимутся выше уровня, который я описал, говоря о состоятельном человеке в одежде для гаража. Это новое для отрасли: раньше если игорные заведения закрывались, то в основном из-за плохого технического и технологического уровня. Казино "проигрывались", а игорные клубы разорялись, купив слишком старые и несовершенные аппараты. Но никто не страдал в результате низкого уровня работы с клиентурой.

Конкуренты боулингам и бассейнам

- Можно надеяться, что не только вы хотите перевести игорный бизнес в новое качество?

- Скажу больше: порой, слушая или читая в прессе рассуждения коллег из других компаний, я начинаю думать, что у меня в офисе расставлены "жучки". Потому что коллеги почти дословно повторяют выводы наших недавних закрытых совещаний. Иными словами, нам, конечно, не удалось изобрести велосипед, но "СТЭК" постарается реализовать свою стратегию значительно лучше, чем будут реализованы аналогичные планы конкурентов. Мы будем добиваться, чтобы к нам пришло максимальное количество новых клиентов, будем биться за каждого посетителя, это я могу обещать.

- А в чем, собственно, заключается стратегия - просто повысить уровень сервиса в игорных клубах?

- Это не очень просто. Мы полностью меняем концепцию наших игорных заведений и начинаем с действительно принципиального повышения уровня сервиса. Краткосрочной программы закрытия "старых" игровых залов у "СТЭКа" нет - нелогично убивать дойную корову, которая пока нас кормит. Но мы осуществляем постепенную замену наших заведений - по мере ввода в действие новых объектов закрываем морально устаревшие и менее рентабельные. Также важно отметить, что "СТЭК" уже не открывает игорные залы и павильоны, а создает только клубы. Это заведения, где помимо зоны игровых автоматов обязательно имеются кафе, бар или ресторанчик и, если площадь помещения позволяет, дополнительные развлечения, например бильярд.

Более того, с точки зрения занимаемых площадей игровые зоны скоро станут в нашей структуре дополнительным бизнесом, а кафе, рестораны, зоны активного отдыха - основным. Мы уже открыли два комплекса семейного досуга и строим третий, самый крупный - "Новый Рубеж". Он будет включать двухзальный кинотеатр, спортивное кафе, детские игровые площадки, бильярдный клуб, кофейню и зал игровых автоматов.

Таким образом компания выходит за рамки просто игорного бизнеса и начинает работать на широком поле индустрии развлечений, что попытаются сделать, как я отмечал выше, и другие операторы. Можно сказать, что мы будем конкурировать не только и не столько между собой, сколько с боулингами, бассейнами, дансингами, кинотеатрами, бильярдными клубами.

- Несмотря на расширение спектра услуг, наверное, основной доход все равно будет приносить игорная составляющая: залы автоматов и казино, входящие в структуру ваших развлекательных клубов. Поэтому все дополнительные услуги - способ заставить человека подольше остаться вблизи игровой зоны и, грубо говоря, проиграть больше денег, не так ли?

- Во-первых, по нашим планам доля игорного бизнеса в структуре доходов "СТЭКа" снизится до 50% - не за счет снижения доходности игры, а благодаря росту поступлений от других направлений деятельности - тех самых кафе, ресторанов, кинозалов. Во-вторых, задача дополнительных услуг - привлечь клиента в заведение, а не заставить его больше проиграть.

Надо учесть, что все игровые автоматы запрограммированы на определенное соотношение выигрышей и проигрышей - владельцам оборудования всегда остается не более 3-5% вложенных игроками денег, поэтому увеличить долю проигрыша мы физически не в состоянии. Да даже если бы такая возможность была, не стали бы ею пользоваться. Я уже говорил об этом, когда мы затронули тему отмывания денег: если хочешь обмануть клиента - приготовься его потерять.

Не надо мраморных полов

- Вы сказали, что новые подходы к ведению игорного бизнеса не ограничиваются повышением уровня игорных заведений...

- Да, важно подчеркнуть, с чем связано появление этих новых подходов: с изменением социально-экономической ситуации в стране. Формируется средний класс - люди, у которых есть средства для отдыха, а досуг входит в систему их базовых ценностей. Поэтому нужно сделать развлекательные заведения не просто качественными, но максимально комфортными именно для этого сословия.

В моем понимании средний класс, особенно петербургский, отличает главным образом развитое чувство собственного достоинства. Это нежная субстанция - в том смысле, что обидеть ее можно только один раз. Кроме того, петербургские средние русские - думающие люди, быстро подмечающие все недостатки заведений, куда они приходят. И наконец, они не сорят деньгами - не любят, соответственно, когда с них пытаются взять лишнее. Все это определяет специфические требования к игорным заведениям и особенно к его персоналу - рядовым сотрудникам и управляющим менеджерам.

Персонал развлекательных заведений для среднего класса мы стремимся подготовить так, чтобы он был предупредительным и демократичным одновременно. Сами заведения пытаемся сделать респектабельными и, опять же, демократичными. Не нужно покрывать полы мрамором и ставить мебель, инкрустированную золотом: во-первых, вы таким образом пойдете на избыточные затраты, во-вторых - отпугнете потенциальных клиентов.

Замечу также, что ориентация на средний класс найдет отражение и в названии игорных заведений "СТЭКа".

Зона системных рисков

- Какова средняя норма рентабельности в российском игорном бизнесе?

- В Чебоксарах рентабельность доходит до 90%, у петербургских и московских операторов она колеблется от 15 до 40%, то есть средний уровень определить трудно. Вообще же, скажу так: я работал некоторое время в компании, которая занимается производством и монтажом холодильного оборудования для пищевой и легкой промышленности. Так вот, рентабельность этого бизнеса примерно равна, а по некоторым проектам даже выше, чем в игорной отрасли. Сверхприбыли операторы нашего рынка, как правило, не получают - обычный бизнес, обычные нормы доходности.

- Но с расширением спектра работы, о чем мы говорили, рентабельность игорного бизнеса серьезно возрастет?

- Наоборот, она снизится, и уже снижается, поскольку минимальными вложениями и низкосортным оборудованием обходиться больше не получается. Цены на качественное оборудование за последние три-четыре года возросли в 2,5 раза. Приличный карточный стол для казино стоит около 7 тысяч долларов, нормальный игровой аппарат - 7-12 тысяч долларов. Организация развлекательного клуба нового типа требует инвестиций в объеме 5 млн долларов и более.

Хотя пока рынок находится на стадии увеличения числа игроков и доля, занимаемая мелкими компаниями, расширяется, вскоре тенденция сменится: операторы, не имеющие надежной инвестиционной базы, а также те, кто балуется нелегальными схемами - тем же отмыванием денег, неизбежно будут разоряться. Укрупнение бизнеса пойдет естественным путем, а не по той схеме, которую предлагает государство.

- Что за схема?

- В законе об игорном бизнесе, который в данный момент готовит Государственная Дума, предполагается предусмотреть определенное количество оборудования, игровых автоматов и игорных столов для казино, необходимых оператору для начала работы. Эти минимальные пороги довольно высоки. Кроме того, повышены ставки налогообложения игорного бизнеса.

Должен отметить, что до сих пор государство, хоть и достаточно жестко контролировало игорный бизнес, осуществляло по отношению к нему в целом взвешенную политику. Однако негативное отношение общества к нашей отрасли позволяет власти принимать любые, самые непредсказуемые решения. И это делает игорный бизнес зоной значительных системных рисков.

В то же время можно надеяться, что новый стиль работы, который демонстрируют крупные операторы, приведет к переменам в общественном мнении и, соответственно, к снижению рисков.

Санкт-Петербург

Справка:

Компания "СТЭК" создана в 1992 году. В данный момент объединяет группу акционерных обществ, работающих на рынке развлечений, в топливной сфере (автозаправочные комплексы), а также в области информационных технологий и производства оборудования.

Игорный сегмент бизнеса "СТЭКа" включает более 50 развлекательных клубов в Петербурге, два центра отдыха и развлечений (третий готовится к открытию), интернет-казино Payline.ru, производство игровых (slot-машины) и развлекательных (gift-машины) аппаратов.

В компании работает более 1000 человек.