В поисках своего лица

Каждому региону Северо-Запада еще предстоит найти собственную перспективную экономическую модель

Одна из важнейших тенденций, которую выявило исследование журнала "Эксперт Северо-Запад", - смена экономической элиты в регионах. Бывшие гиганты советской индустрии, возглавляемые генерацией "красных директоров", определенно уходят на вторые позиции. Все большую роль в провинциях играют федеральные холдинги, а также, в ряде случаев, средний бизнес. Этот процесс, пожалуй, можно признать позитивным - у новой экономической элиты больше инвестиционных возможностей и способностей для работы на рынке. Впрочем, его можно оценить по формуле "необходимо, но не достаточно".

Во-первых, если региональная власть не умеет договариваться с новыми игроками, их появление не приносит территории значительных дивидендов. Мы видим это на примере Мурманской области, где предприятия, управляемые федеральными промышленными группами, вроде бы развиваются, но налоговые поступления в бюджет субъекта РФ снижаются. Во-вторых, игроки либо действуют в рамках старой советской специализации регионов, неэффективной в сегодняшних условиях, либо формируют переходную экономическую модель, позволяющую территории выжить в данный момент, но чреватую кризисами в будущем (так, например, происходит в Калининграде). Можно прогнозировать, что за сменой хозяйственных элит в регионах последует сложный процесс изменения их отраслевой структуры.

Традиционная ориентация

Как сильно появление новой элиты влияет на территорию, видно на примере Республики Коми (РК). До недавнего времени, по удачному выражению одного из московских менеджеров, работающих в РК, республика напоминала заповедник: первозданная природа, немногочисленные предприятия, минимальная плотность дорог, неспешный темп жизни. Словом, экологически чистый депрессивный регион. Темп жизни изменился, когда несколько лет назад в РК один за другим стали закрепляться крупные концерны.

Сегодня, по выражению Александра Зарубина, генерального директора компании " Ренова" (соучредитель СУАЛа, ТНК и ряда других компаний), Коми превращается из "заповедника" в "слонопотамию", то есть территорию, на которой "пасутся" только очень крупные игроки. В последние несколько лет главным фигурантом нефтяной отрасли региона стал " ЛУКОЙЛ", в горнорудной - холдинг СУАЛ, в угольной - группа " Северсталь", в лесопереработке - австрийская компания Neusiedler AG, входящая в международный концерн Anglo American. Между этими "слонами" распределились практически все значимые активы региона.

Приход в регион вышеперечисленных концернов, нацеленных прежде всего на использование природных ресурсов Коми, закрепляет сложившуюся сырьевую специализацию республики. Собственно, в данном случае другую специализацию придумать трудно, да и, наверное, не нужно. Республика богата полезными ископаемыми, причем их добыча здесь рентабельна (есть территории, где природных ресурсов много, но разработка месторождений связана с такими затратами, на которые никто не пойдет). Соответственно, Коми может привлекать "ресурсных" инвесторов не только сегодня, но и в будущем, и ее сырьевая ориентация перспективна.

Перспективна еще и потому, что обычно инвесторы стремятся подтянуть к месту дислокации ресурсов перерабатывающие мощности. Наиболее яркий пример - планы СУАЛа. Холдинг начал активную работу в Коми примерно три года назад с освоения месторождений бокситов, а сейчас, по словам его представителей, воспринимает добычу бокситов "только как нулевой цикл - подготовку к производственному проекту, строительству комплекса в "Коми Алюминий"". Комплекс будет состоять из двух площадок: глиноземного завода в районе Сосногорска - Ухты и алюминиевого комбината в Печорах. Количество новых рабочих мест - примерно 7 тысяч, объем инвестиций - порядка 2 млрд долларов, что, безусловно, делает проект холдинга "якорным" для Коми.

Существует оправданный прогноз: успешная реализация этого и подобных масштабных проектов привлечет в республику других "слонов", поскольку послужит свидетельством созданного здесь благоприятного инвестиционного климата. В целом эксперты оценивают перспективы Коми оптимистично: "Через три-четыре года, - считает Александр Зарубин, - темпы роста здесь будут опережать общероссийские показатели. Если территория долго находится в отстающих, она потом, получив импульс, развивается быстрее других".

Эффект угасания

Мурманская область отчасти похожа на Коми - это тоже сырьевой регион. Основу его экономики составляет когорта крупных промышленных предприятий, занятых, за редким исключением, добычей и первичной переработкой природных ресурсов: Кольская горно-металлургическая компания (КГМК), комбинаты " Североникель" и " Печенганикель", ОАО "Апатит", Ковдорский ГОК, Оленегорский ГОК (ОАО "Олкон") и Кандалакшский алюминиевый завод (КАЗ). Большинство из них развиваются, но наращивать объемы производства высокими темпами не могут. Дело в том, что предприятия уже в течение нескольких десятилетий эксплуатируют те или иные месторождения области, и некоторые из них иссякают. Если компании резко увеличат обороты, срок жизни месторождения и, соответственно, предприятия сократится. Кроме того, учтем, что большинство мурманских сырьевых компаний работает на экспорт, а на мировые рынки крайне трудно поставить дополнительный объем продукции. Этот фактор также не позволяет расширять производство. Таким образом, Мурманская область переросла свою сырьевую специализацию. В отсутствие новых направлений развития ее экономика, можно сказать, постепенно угасает - рост экономических показателей территории год от года остается в пределах статистической погрешности.

Эффект угасания виден и по динамике налоговых поступлений в казну региона: они уже довольно долго снижаются и, по словам первого вице-губернатора области Сергея Никитаева, в ближайшее время ждать улучшений не приходится. Проблемы "казны" связаны не только с объективными экономическими причинами, о которых говорилось выше, но и со структурой собственности в регионе. Следует учесть, что к данному моменту почти все крупные предприятия области - Ковдорский ГОК, "Апатит", "Олкон" и прочие вошли в состав национальных промышленных групп. Основные собственники региональных активов - холдинги СУАЛ, "Северсталь", " ФосАгро", " ЕвроХим" и " Норильский никель". Войдя в состав промышленных групп, некоторые активы поменяли "прописку", зарегистрировались в других городах, в результате часть налоговых потоков "сбежала" за пределы области. Да и те, кто никуда не сбегал, слишком успешно, как говорит Сергей Никитаев, оптимизируют налоги. Появление в области национальных промышленных групп совпало с происходящим в стране массовым "уходом" налоговых платежей из регионов в федеральный центр, который тоже негативно сказался на казне территории.

Стоит разобраться, почему в Коми сырьевая специализация позволяет развивать регион, а в Мурманской области - нет; почему в Мурманске работа холдингов не приводит к такому положительному эффекту, как в РК. Во-первых, мурманским чиновникам, в силу ряда объективных и субъективных причин, труднее, чем властям Коми, договариваться с российским сырьевым бизнесом о приемлемом для территории уровне налоговых отчислений. Но есть и другой фактор: если в Коми, как уже отмечалось, существует немало доступных, но пока не освоенных ресурсов, то в Мурманской области с этим проблемы. Здесь вроде бы много природных ископаемых, но месторождений, разработка которых может быть рентабельной, единицы. Соответственно отсутствует надежная база для строительства здесь новых предприятий глубокой переработки. Добываемые ресурсы дают основную прибавочную стоимость на других территориях. Сказанное не означает, что у Мурманской области нет перспектив, просто перспективы связаны со сменой специализации, причем необходимость решать налоговые проблемы является дополнительным стимулом к этому.

По мнению вице-губернатора Мурманской области Владимира Мотлохова и ряда других экспертов, стержневой компетентностью области могут стать перевозки. Прежде всего речь идет о транспортировке сибирской нефти через Мурманский морской порт в Европу и США и перевалке других экспортных грузов. Кроме того, Мотлохов серьезно надеется на развитие туризма: "...экологического, горнолыжного, геологического - любого", - отмечает он. Но для развития новых направлений нужно создавать дополнительную инфраструктуру, что требует средств, а мурманский бюджет, как мы уже говорили, небогат. Поэтому параллельно со сменой ориентации региону придется провести целый ряд мероприятий по снижению расходов, как то: реформа ЖКХ, здравоохранения, а также масштабный перевод избыточного населения в другие регионы.

Неправильный рост

Калининградская область в последнее десятилетие сформировала принципиально новую специализацию. Сейчас наиболее динамично там развиваются сборочные производства и торговые сети - ни того, ни другого раньше на территории не было. Представители сборочных предприятий (например, президент "Автотора" Владимир Щербаков) и торговых сетей (глава группы компаний "Виктория" Николай Власенко или хозяин "Бауцентра" Александр Ярошук) во многом определяют экономическую и политическую "повестку дня" в регионе. Впрочем, "старый" калининградский бизнес, к которому относятся судостроительный завод "Янтарь", целлюлозно-бумажный "Цепрусс" и другие бывшие советские предприятия, тоже заметно наращивает обороты. В последние два года ВРП области увеличивается быстрее, чем ВВП России. Видимо, в ближайшие годы рост региональной экономики продолжится, но парадокс в том, что это не очень хорошо. Как выразилась руководитель Центра анализа полюсов роста Института экономики РАН Наталия Смородинская, "чем быстрее этот регион растет, тем медленнее он модернизируется".

Дело в том, что рост, о котором мы сказали выше, основан в значительной степени на льготах по импортным пошлинам и ряду налогов, действующих в рамках режима особой экономической зоны. Помогая местному бизнесу, эти льготы одновременно держат его в подвешенном состоянии. В процессе сближения российского и европейского торговых режимов, и тем более после вступления России в ВТО, импортные пошлины будут существенно снижены по всей стране и Калининград, таким образом, лишится уникальных преференций. Это значит, что региональным компаниям придется создавать естественные конкурентные преимущества вместо существующих искусственных. Но повышением конкурентоспособности надо заниматься заранее, а пока действует льготный режим, калининградские предприятия не видят для этого оснований. Не случайно многие эксперты утверждают, что особая зона деформировала в Калининграде нормальную рыночную среду, воспитала у большинства местных предпринимателей рентную или, говоря проще, иждивенческую психологию.

Проблема в том, что пока калининградские компании поставляют свою продукцию на российский рынок, отмена льгот невозможна. Россия далеко - транспортные издержки высоки и без искусственной компенсации затрат не обойтись. Другое дело, если регион начнет работать на экспорт, о чем говорят все чаще. Западные рынки расположены рядом с Калининградом - высоких транспортных издержек не будет. Но важно понять, что при этом, "вероятно, региону придется сменить специализацию, - как отмечает Наталия Смородинская. - Далеко не всей материалоемкой продукции, которую выпускает Калининград сейчас (автомобилям, холодильникам, телевизорам и т.д.), найдется место на западных рынках. Логичнее делать ставку на массовые услуги, включая, безусловно, все виды въездного туризма. Новую экономику - нематериалоемкую, ориентированную прежде всего на интеллектуальные продукты и широкий спектр современных услуг, - строят сейчас у себя Финляндия, Швеция, Дания и другие страны Балтийского региона, к которому относится и Калининград. Эти страны готовы помочь российскому анклаву присоединиться к их проектам".

Переходные достижения

Особую специализацию Новгородской области (НО) характеризует не отраслевая структура, а источник капитала. За регионом заслуженно закрепилась слава одного из лидеров по привлечению иностранных инвестиций. Как и в случае с Калининградом, сформированную специализацию можно считать переходной - она помогла области пережить трудное время, но для дальнейшего развития ее потенциала уже недостаточно.

В свое время администрация области сделала ставку на иностранных инвесторов, что было полностью оправданно. В частности, остается высокорентабельным возникшее в конце 1990-х годов производство жевательной резинки ЗАО "Дирол" (его прибыль в 2002 году составила 158 млн рублей). Одним из самых динамичных предприятий является созданная в 2000-м фабрика ООО "Амкор Ренч Новгород", производящая упаковку для сигарет. Несмотря на то что показанная ею прибыль за 2002 год составила всего 25 млн рублей, чиновники утверждают, что "Амкор Ренч Новгород" становится важнейшим налогоплательщиком НО. Финские инвесторы активно вкладываются в деревообрабатывающую промышленность. Наблюдается весьма позитивная тенденция: заготовка и вывоз из НО обычного кругляка сокращается на фоне развития предприятий по углубленной переработке древесины.

Проблема, однако, в том, что в масштабах области результаты инвестиционной политики ощущаются слабо. Средняя зарплата в НО остается одной из самых низких на Северо-Западе. Из 450 тысяч трудоспособного населения на предприятиях с иностранным капиталом работают лишь 16 тысяч человек, однако и они получают отнюдь не астрономические зарплаты (что понятно, ведь инвесторов в НО привлекает не в последнюю очередь дешевизна рабочей силы). В бюджете региона постоянно возникают дыры, поэтому его приходится пересматривать каждые три месяца. Иными словами, получается, что мало подавать "правильные" импульсы западным инвесторам - нужны также рычаги активизации местного бизнеса. Как говорит генеральный директор ОАО "Машиностроительная корпорация "Сплав"" Владимир Федоров, "основной упор нужно было делать на предприятия, которые здесь существовали, но в большинстве своем погибли, а ведь на каждом из них работали по 2-3 тысячи человек. Бизнес, который пришел к нам, особого значения для НО или России не имеет. Завтра изменится конъюнктура или не будет сырья - и закроется производство жевательной резинки или упаковок для сигарет".

Депутат Госдумы Евгений Зеленов полагает, что одним из реальных шагов к изменению вектора развития экономики НО могло бы стать получение финансирования по федеральной программе развития территорий. Причем в качестве приоритета следует выбрать возрождение высокотехнологичных и наукоемких производств, всегда составлявших основу индустриального потенциала региона. Однако для этого нужны соответствующие лоббистские усилия администрации НО, которая, напротив, предпочитает быть максимально "независимой" от центра.

О руке Москвы

Мы подошли к разговору о роли федерального центра в развитии регионов. Придется повторить некоторые прописные истины: у Москвы нет ни промышленной политики, ни региональной, соответственно, отсутствует и необходимая "смесь" из этих двух составляющих - региональная промышленная политика. Осмысленный процесс корректировки развития провинций заменяется случайными действиями, подчас вредными. Так, в случае с Калининградом именно Москва, сохраняя режим особой зоны на неопределенное время, тормозит переход территории к нормальной рыночной экономике. Нельзя, разумеется, снимать ответственность с областной администрации, но в рамках заданных правил игры ее возможности по устранению сложившихся в регионе "перекосов" ограничены. Или посмотрим на ситуацию в Мурманске: как говорит Сергей Никитаев, федеральный центр, определяя размер трансфертов в этот регион, "серьезно завышает потенциал территории", тем самым объективные трудности, которые возникают у Мурманской области при наполнении бюджета, усугубляются.

Роль федерального центра в управлении регионами могла бы состоять хотя бы в том, "чтобы пересмотреть устаревшие принципы их поддержки, основанные на отраслевом подходе и индивидуальных льготах, - считает Наталия Смородинская. - В отсутствие искуственных стимуляторов роста рынок сам определит оптимальную для региона специализацию". Впрочем, этого недостаточно: у многих территорий, той же Мурманской, да и Новгородской областей, не хватит собственных средств на осуществление структурной перестройки. По большому счету, задачей центра, вероятно, является разработка взвешенной системы импульсов, настраивающих каждую из провинций на поиск собственной перспективной экономической модели.

Санкт-Петербург

Использована информация Игоря Архипова

Партнер выпуска: Архангельский ЦБК