Качественный рывок

Реализация всех намеченных планов по развитию портовых мощностей порта Высоцк позволит предприятию обрабатывать более 10 млн грузов в год

С августа прошлого года порт Высоцк находится под контролем акционеров, связанных с Ерунаковской угольной компанией, владеющих также Морским торговым портом Выборг. Времени прошло не так много, но новой команде менеджеров уже удалось серьезно улучшить показатели деятельности предприятия. За 10 месяцев текущего года объем переваленных грузов составил 3039 тыс. т, что почти на 60% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Значительные средства инвестируются новыми собственниками в модернизацию порта. Однако даже эти, неплохие в общем-то, результаты являются прелюдией к качественному рывку в развитии портовых мощностей портов Высоцка и Выборга, который готовят руководители предприятий. О планах развития этих перевалочных комплексов рассказывает председатель совета директоров ЗАО "Морской торговый порт Выборг" и ЗАО "Порт Высоцк" Константин Руденко.

- Как вы оцениваете нынешнюю летнюю навигацию с точки зрения работы портов Выборга и Высоцка? Соответствуют ли реальные итоги ожиданиям руководства портов?

- В этом году порт Высоцк, как мы и обещали, перевалит порядка 3,5 млн т. Я даже думаю, что он свой план перевыполнит и сделает 3,6 млн т. В следующем году порт должен выйти на объемы перевалки в районе 4 млн т. По Выборгскому порту результаты хуже: по итогам года он, скорее всего, сможет обработать порядка 1,3 млн т груза, что несколько ниже плана. Мы слишком долго раскачивались в первом квартале - тому есть объективные причины.


Константин Руденко

Как для Выборга, так и для Высоцка исторически сложилось, что первый квартал - тяжелый. Причем неважно, какая в это время ледовая обстановка. Например, по сравнению с 2003-м, в нынешнем году дело обстояло очень даже неплохо - и ледокольное обеспечение нормальное, и зима мягкая. Но у грузовладельцев еще со времен советской власти и в 90-е годы выработался определенный стереотип, что в зимний период порт Выборг практически не работает. Так действительно было: докеры уходили в отпуска, порт зимой почти не работал. И этот сложившийся стереотип ломать достаточно сложно. Уже второй год мы бьемся над тем, чтобы организовать в первом квартале загрузку порта на должном уровне. И мы своего добьемся, но на это требуется время.

- В свое время вы говорили, что порт Высоцк является для его собственников важным звеном транспортной цепочки по поставкам угля на экспорт. Тем не менее на тот момент уголь Ерунаковской угольной компании в основном отгружался через порт Петербурга. С тех пор что-то изменилось?

- Действительно, если говорить о порте Высоцк, то он приобретался для того, чтобы стать звеном в логистической цепочке поставок нашего угольного объединения. Но поскольку у порта к нашему приходу уже сложился определенный круг клиентов, от которых мы, безусловно, не могли отказаться, то свой уголь объединение продолжает переваливать через четвертый район Морского порта Санкт-Петербург. Но со следующего года в Высоцке будет обрабатываться примерно половина своего угля.

- В Выборгском порту вы тоже ориентируетесь на собственную грузовую базу?

- Частично. Компании, которые имеют отношение к нашему холдингу, переваливают через Выборгский порт порядка

20 тыс. т металлолома и чугуна в месяц.

- Таким образом, Выборгский порт тоже является лишь звеном в логистической цепочке для собственников?

- По сути, да. Как, в общем, и любой другой порт.

- Но большой порт типа Морского порт Санкт-Петербург сложно назвать звеном логистической цепочки в отгрузках его собственников.

- Не совсем так. Крупнейшие игроки петербургского порта тоже связаны с собственниками грузов. Это и "Уралкалий", и "Северсталь-Транс", и Новолипецкий меткомбинат.

- Но в мире-то другая практика. Например, в Гамбургском порту работают в основном чистые стивидоры.

- У них так исторически сложилось. Но нет ничего плохого ни в том, ни в другом варианте. Так получилось, что, являясь угольщиками, мы стали собственниками порта для того, чтобы обеспечить свои потребности в доставке продукции к европейским потребителям. В нашей стране чем больше звеньев ты контролируешь, тем более эффективно можешь строить свой бизнес. Нельзя оптимизировать те процессы, которыми не управляешь.

- Будет ли меняться структура грузовой базы, с которой работают порты Высоцка и Выборга?

- Грузовая база Высоцка меняться не будет. Нам сегодня и политически, и экономически выгодно работать с углем.

- Но концентрация на одном виде груза экономически опасна для порта - а вдруг упадут цены на уголь?

- И что, шахты встанут? Европа, включая Скандинавию, импортирует порядка 200 млн т угля в год. При этом Россия поставляет на экспорт не более 60 млн т. Причем половина этого угля идет на восток и на Черное море. Все остальное - в Мурманск и на Балтику, соответственно, в европейском направлении. В масштабах потребления Европы это небольшая величина. Кроме того, доставка российского угля европейским потребителям обходится дешевле, чем из Колумбии и ЮАР, а тем более из Китая или Австралии.

- Но сможет ли Россия нарастить свою долю?

- Думаю, сможет. Другое дело, что увеличиваться она начнет постепенно и, безусловно, многое зависит от ценовой ситуации на рынке. При сохраненных сегодняшних ценах российская доля, несомненно, будет расти. Для этого есть все предпосылки. Развиваются и угольные мощности, и транспортная инфраструктура. Сейчас на Кузбассе строятся новые железнодорожные станции. Некоторые угольные компании приобретают подвижной состав. Так что и портовые мощности, предназначенные для перевалки угля, тоже необходимо модернизировать и расширять. И делать это надо сегодня. Сейчас ценовая конъюнктура такова, что есть деньги на модернизацию - ситуация достаточно уникальная.

- В этом году вы переработаете 3,6 млн т. Это предельная мощность Высоцка?

- На том оборудовании и на той технологии, которыми располагает порт, это предельная мощность. Теоретически, конечно, можно сделать и больше. Но поскольку теория и практика несколько отличаются друг от друга, то мы считаем, что этот год отработали практически на пределе.

- В 2003 году порт перевалил 2,4 млн т. В этом году, как вы говорите, будет обработано 3,6 млн т. За счет чего удалось обеспечить такой рост?

- В основном за счет использования внутренних резервов, более грамотной диспетчеризации, оптимизации работы всех подразделений порта. Одним словом, за счет наведения порядка. Кроме того, поскольку мы сами угольщики, то очень хорошо знаем этот груз, а также - как загружать порт, на какой уголь ориентироваться, кого из партнеров можно привлечь и т.д.

Сейчас мы готовим масштабный проект по реконструкции порта. Практически полностью переходим на конвейерную технологию погрузо-разгрузочных работ. После реализации этого проекта мощности порта возрастут до 7 млн т в год. Эти планы уже одобрены Минтрансом. Сегодня согласовывается последняя часть технических условий с железной дорогой.

- И когда будет реализован этот проект?

- Предстоит очень многое сделать. И не только по переоснащению самого порта, но и по реконструкции всей сопутствующей инфраструктуры. Прежде всего необходимо расширить пропускную способность железнодорожной станции основного пути на Высоцк. На это тоже потребуются большие деньги. Кроме того, нужно углубить акваторию порта и подходной фарватер до отметки "минус 12 метров". Сегодня мы имеем глубину у причалов "минус 10 метров", что позволяет принимать суда дедвейтом до 20 тыс. т, а нам этого мало.

- Во сколько оценивается общий объем инвестиций в этот проект?

- Суммарно порядка 100 млн долларов.

- Я знаю, что вы уже сейчас вкладываете большие деньги в модернизацию...

- С августа прошлого года, когда мы получили контроль над портом Высоцк, в модернизацию вложено порядка 3 млн долларов. На эти деньги были приведены в порядок существующие технологии. К сожалению, предыдущих собственников не особенно заботили вопросы модернизации порта. Поэтому мы вынуждены покупать новое крановое оборудование и новые погрузчики, обновлять другую технику. Если этого не делать, то порт просто остановится. В любом случае, даже при реализации нашего проекта по коренной модернизации порта, эти деньги не будут выброшены на ветер. Мы постараемся строить порт таким образом, чтобы строительство не мешало работе по перевалке грузов. Видимо, не получится делать 4 млн т в год и параллельно вести новое строительство, - это сложно. Но 2,5-3 млн надо сделать на той технике, которая есть сейчас.

- Как вы оцениваете конкурентоспособность порта Высоцк по отношению к балтийским угольным терминалам?

- В Прибалтике четыре достаточно мощных терминала: Рига, Вентспилс, Мауга и Копли. Но если сравнивать стоимость доставки через их порты и через наши, сегодня это сравнение будет не в пользу стран Балтии.

- Но ведь это происходит в основном из-за разности в железнодорожных тарифах...

- В общем-то вы правы. На доставку груза по железной дороге в российские порты действует скидка от тарифа 10-01. А груз в прибалтийский порт идет по полному тарифу, но нельзя забывать, что у них дешевле фрахт судов. Что Рига, что Вентспилс - фактически незамерзающие порты, поэтому фрахтовые ставки, особенно в зимний период, там существенно меньше и даже порою перекрывают выигрыш от разницы по железнодорожным тарифам.

- Не секрет, что на нас все время оказывается политическое давление, чтобы уравнять тарифы.

- Действительно, я слышал, что одним из условий Евросоюза при нашем вступлении в ВТО была унификация тарифов. С одной стороны, ЕС можно понять, но практика такова, что все страны поддерживают своих производителей - свой экспорт, свои компании. Это делают и американцы, и европейцы. И в этом нет ничего зазорного. Тем более что тот, кто сегодня воспользуется ситуацией, проведет масштабную модернизацию и сможет существенно повысить свой технологический уровень, в любом случае будет конкурентоспособен. Даже при унифицированных тарифах мы сможем предложить лучшие условия для грузовладельцев, чем те же Вентспилс или Рига.

- По соседству с "угольной гаванью" вы собираетесь реализовывать еще один проект в Высоцке?

- Мы собираемся расширять бизнес. Пока это только планы. Я полагаю, что более детально смогу их презентовать где-то к февралю следующего года. Сегодня нами готовится проект по строительству двух новых причалов в районе бухты Пихтовой, на которых планируется организовать мощности по перевалке навалочных грузов на 3 млн т. Есть планы строительства здесь терминала по перевалке продуктов нефтехимии на 1,2 млн т в год. По сути, это вся грузовая база аналогичного финского комплекса в Котке и Хамене.

- Когда примерно будет реализован этот проект?

- У нас есть проектные основания для инвесторов. Идут активные консультации с рядом компаний по поводу их участия в организации этого проекта. Сегодня мы обсуждаем с областью возможность и условия аренды данного участка земли. Это порядка 38 га. Думаю, реально мы определимся со сроками где-то в начале следующего года. В любом случае разность в тарифах между Коткой и Высоцком составляет порядка 50 долларов с тонны. За эти деньги стоит побороться.

- Каковы планы акционеров относительно развития Выборгского порта?

- Мы управляем Выборгом уже два года. Сегодня есть четкое понимание, с каким грузом порт должен работать. Прежде всего там надо развивать контейнерный бизнес.

- Но здесь вы начинаете конкурировать с крупными терминалами ПКТ?

- Ни в коем случае. Прирост мирового контейнерного оборота составляет порядка 7-10% в год. В России этот показатель будет еще больше. Простой пример: Сегежский ЦБК рассматривает вопрос о поставке пиломатериалов контейнерами. Дешевле получается. Сегодня фрахт стоит таких денег, что мы скоро, наверное, будем только золото возить. Сейчас из Выборга в Бильбао фрахт - около 52 евро за тонну, а еще два года назад он стоил 20 долларов. Контейнерные перевозки дешевле, поскольку они более эффективны за счет сокращения порожних проходов судов.

Поэтому Выборг будет в ближайшее время сориентирован на контейнеры. В первую очередь там надо обновлять покрытие причалов (без этого покупать новую технику не имеет смысла), а это требует больших вложений: квадратный метр полотна такого причала стоит порядка 150 долларов. Я думаю, к весне мы закончим эту работу и начнем заниматься контейнерами. И конкурировать будем не с ПКТ и даже не с "МобиДиком", а опять же с Коткой. Вместо того чтобы стоять сутками на погранпереходах в Торфяновке и Брусничном, эти контейнеры пойдут к нам. Мы надеемся довести объемы перевалки на этом причале до 5 тыс. контейнеров в месяц.

- А причалы, которые сейчас работают?

- Мы развиваемся таким образом, что грузовая база, которая у нас сегодня есть, вся останется. Будут контейнеры, будут удобрения, будут чугун и металлолом.

Санкт-Петербург