Кнут без пряника

Тема недели
Москва, 29.01.2007
«Эксперт Северо-Запад» №4 (306)
Такие мегаполисы, как Санкт-Петербург, не могут жить без привлечения иностранной рабочей силы. Обновленное миграционное законодательство в принципе облегчает ее привлечение. А вот практика применения – усложняет

С 15 января в России вступило в силу обновленное миграционное законодательство. Оно включает в себя закон «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства», изменения в закон «О правовом положении иностранных граждан» и поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Нововведения для самих иностранцев и российских предприятий, привлекающих их в качестве рабочей силы, условно можно разделить на «кнут» и «пряник».

Закон «О миграционном учете» в некотором смысле является революционным. Он упразднил обязательную регистрацию иностранцев по месту пребывания, заменив разрешительный режим уведомительным. При этом иностранцы, прибывшие в Россию менее чем на три дня, вообще могут не становиться на миграционный учет, а те, чей срок пребывания составляет три дня и более, получили право не стоять в очередях в подразделения Федеральной миграционной службы (ФМС), а отправить уведомление почтой. Правда, понятие «принимающая сторона» сохранилось: иностранец, как и прежде, не сможет встать на миграционный учет, если его в России никто не ждет (например, физическое лицо или работодатель).

Изменения в законе «О правовом положении иностранных граждан» ввели новый порядок оформления разрешительных документов для работы граждан из стран с безвизовым режимом въезда. В результате российский работодатель получил возможность использовать труд мигрантов из ближнего зарубежья также в уведомительном порядке, т.е. без специального индивидуального разрешения, оформление которого, как правило, занимало не менее полугода.

На этом «пряник» заканчивается. «Кнут» – это обновленный Кодекс об административных правонарушениях. Введенные новой редакцией кодекса штрафы за нарушение миграционного законодательства стали отнюдь не символическими: иностранец, представивший в ФМС ложные сведения о себе, может заплатить до 5 тыс. рублей, принимающее его физическое лицо – до 4 тыс. рублей, а предприятие, взявшее на работу нелегального мигранта, – до 800 тыс. рублей.

Одновременно с 15 января вступило в силу постановление правительства РФ, ставшее реакцией Белого дома на требование президента немедленно навести порядок на розничных рынках и определить отрасли, где использование рабочей силы мигрантов нецелесообразно. Правительство предписало запретить привлечение иностранцев в розничной торговле алкоголем (включая пиво) и фармацевтической продукцией. Для иной розничной торговли вне магазинов (рынки, палатки и т.п.) установлен небольшой переходный период – до 1 апреля. До этой даты доля иностранцев не должна превышать 40% всех занятых у конкретного работодателя, но начиная со «дня смеха» владельцам базаров и ларьков будет не до шуток: квота на использование труда иностранцев также обнулится. Таким образом, оказался задействован еще один «кнут».

На что ушли полгода?

Вступление в силу новых законов практически парализовало работу управления ФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Очередь из иммигрантов стала исчисляться сотнями человек, а занимать ее надо было глубокой ночью. Состояла очередь преимущественно из нелегалов, которые благодаря новому законодательству получили возможность если не легализоваться на работе, то хотя бы встать на миграционный учет и перестать на каждом шагу бояться милиции.

Занимали очередь иммигранты напрасно. Несмотря на то что закон «О миграционном учете…» и изменения в законе «О правовом положении иностранных граждан» были подписаны президентом полгода назад (18 июля 2006 года), постановление правительства РФ, утверждающее форму уведомления о постановке на миграционный учет, увидело свет лишь 17 января, а обнародовано было в минувший понедельник. Еще какое-то время уйдет у правительства на согласование с Почтой России регламента приема уведомлений от иностранцев, затем начнется рассылка бланков по всем почтовым отделениям страны.

Иначе говоря, пока любой иностранец в России получит доступ к уведомительному режиму постановки на миграционный учет, пройдет не один месяц. Получилась не замена разрешительного режима учета на уведомительный, а усложнение ранее действовавших процедур, ведь до 15 января получить регистрацию при отсутствии «прегрешений» перед российскими законами можно было хоть и небыстро, но без таких огромных очередей. Вопрос о том, почему правительство разразилось подзаконными актами лишь после того, как законы вступили в силу, остается открытым: федеральное чиновничество не горит желанием обсуждать эту тему.

Миграционное законодательство в России изменили очень резко, без предварительного моделирования и обсуждения обществом, не просчитав возможные последствия

Больше всего от нововведений пострадали граждане Украины. В 2004 году, когда противостояние между кандидатами в президенты этой страны Виктором Ющенко и Виктором Януковичем достигло апогея, российская власть, пытаясь из последних сил поддержать Януковича, подписала двустороннее соглашение, по которому граждане Украины могли находиться на территории России без регистрации в течение 90 дней. Замена регистрации на миграционный учет лишила украинских граждан поблажек. Сейчас и Ющенко, и Янукович имеют свой «кусок» власти (первый – президент, второй – премьер), и надобность в «особом подходе» отпала сама собой.

Нарушители поневоле

Еще одна категория пострадавших от вступления в силу новых миграционных законов – иностранные туристы. Закон «О миграционном учете…» не различает тех, кто приехал в Россию на заработки, с деловыми целями или, скажем, полюбоваться красотами города на Неве. А ведь разница между гастарбайтерами и туристами велика. Одни приехали в Россию зарабатывать деньги, а другие – тратить.

В 2003 году, когда Санкт-Петербург отмечал 300-летие и ожидал огромного наплыва иностранных туристов, управлением ФМС была запущена информационная система миграционного учета «Гость», с помощью которой все сведения об иностранном туристе в режиме реального времени после нажатия администратором гостиницы нескольких клавиш поступали в ФМС. «Бумажное» подтверждение регистрации иностранцев все равно требовалось, но оно могло быть отправлено в ФМС по почте, по факсу или с представителем отеля по мере накопления документов.

Далеко не у всех отелей эта система вызвала тогда восторг: она оказалась недешевой и несовершенной с технической точки зрения. Но сейчас она кажется невероятным благом, так как либеральная на первый взгляд замена регистрации на миграционный учет возвращает отели от электронного общения с ФМС к бумажному.

  Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Теперь, когда в гостиницу приезжает иностранный турист, ее сотрудникам вменяется в обязанность в течение 24 часов заполнить бланк уведомления о его постановке на миграционный учет и лично отнести бланк и копии других документов туриста в ФМС, получив обратно отрывной талон со штампом. Именно этот купон, а не миграционная карта теперь является главным документом иностранца на территории России. (Все это время иностранец на российской территории, по сути, бесправен – у него нет никакого подтверждения легитимного пребывания.) Но на этом документооборот между ФМС и отелем не заканчивается: при выезде постоялец должен оставить выданный талон в гостинице, которая обязана представить его в ФМС до 12 часов следующего дня.

«В соответствии с измененным законодательством, туристы и иммигранты попали под одну гребенку, исключение сделано лишь для дипломатов и официальных делегаций. Поэтому и Петербург, и Москва, и другие крупные города, в экономике которых туризм играет одну из ведущих ролей, оказались заложниками нового закона», – говорит начальник службы приема и обслуживания отеля «Астория» Юлия Беляшева.

«Отдел ФМС Адмиралтейского района Санкт-Петербурга принимает документы только три раза в неделю по два часа в день. И если, к примеру, турист заедет к нам в отель в четверг вечером, мы не сможем его поставить на учет раньше понедельника. А это – прямое нарушение закона и штраф в размере до 800 тыс. рублей на юридическое лицо, т.е. гостиницу. Что прикажете делать?» – вопрошает управляющий отелями «Комфорт Отель» и «Герцен Хауз» Антон Кузнецов.

Деньги на имидж уйдут в песок

Представители отелей теперь вынуждены часы проводить в очередях в ФМС, чтобы гостиницы не стали мишенью ужесточившихся положений Кодекса об административных правонарушениях. Все это – дополнительные расходы на оплату труда персонала, просиживающего штаны на лавках подразделений ФМС. Но и это лишь полбеды – никто не даст гарантии, что прием не закончится раньше, чем подойдет очередь. Владельцев гостиничного бизнеса терзает вопрос, что будет в период белых ночей, если даже зимой, в «нижней точке» туристического сезона, когда отели заполнены не более чем на 40%, ни гостиницы, ни ФМС не в силах обеспечить исполнение закона «О миграционном учете…».

«На дворе XXI век, а мы опять вручную заполняем бланки и стоим в очередях на прием. От более или менее современной электронной формы документооборота, принятой ранее, возвращаемся в прошлое», – сетует Антон Кузнецов. «У нас много и других вопросов, не регламентируемых пока никакими законами, – подчеркивает Юлия Беляшева. – Например, туристы сначала приезжают в Москву, а потом – в Петербург. Как мы теперь узнаем, откуда они приехали и каким образом в другом городе была проведена постановка на учет? Ведь у клиента на руках только штамп пересечения границы».

Владельцы турфирм, занимающихся международным въездным туризмом, пока не ропщут: ответственность за прием иностранцев и постановку их на миграционный учет формально несут не они, а отели. Но, если закон «О миграционном учете…» не повернется лицом к туристам, потери придется подсчитывать и турфирмам. Привлекательность Петербурга (как, впрочем, и Москвы, и Владимира, и других туристических центров России) для иностранцев снизится, что не замедлит сказаться на оборотах турбизнеса.

Это – звоночек и для петербургской администрации, поставившей перед собой амбициозную задачу в течение нескольких лет довести число приезжающих туристов до 5 млн человек в год. В городском бюджете-2007 предусмотрено выделение почти 70 млн рублей на продвижение имиджа Петербурга за рубежом. Впоследствии эти суммы ежегодно должны удваиваться, а то и утраиваться. Так стоит ли тратить деньги налогоплательщиков на цели, достижение которых становится все более сомнительным?

А нужны ли рынки?

Следующая категория пострадавших – петербургские розничные рынки, в первую очередь продовольственные. Требование к их директорам снизить долю торгующих иностранцев до 40% привело к опустошению прилавков. Этому отчасти поспособствовали «профилактические» рейды ОМОНа в декабре. Сейчас же, после вступления в силу правительственного постановления о квотах для иностранцев, директора рынков вынуждены уделять проверке паспортов гораздо больше внимания, чем, например, качеству продаваемой продукции.

На крупнейших рынках Петербурга с 15 января наблюдается существенный отток продавцов. Он составляет от 15 до 40%. Предприниматели из стран СНГ (в том числе и легальные), фурами завозившие в Петербург кавказские и азиатские фрукты, лишены права самостоятельно их реализовывать, если квота иностранцев на рынке превысила 40%. А с 1 апреля они и вовсе лишатся такой возможности. Единственный выход – наем для работы за прилавком россиян. Если такие россияне находятся, то это влечет лишь незначительное удорожание продукции, не более того.

Но проблема в том, что петербуржцы и жители Ленинградской области не стремятся работать на базаре. Чтобы занять становящиеся вакантными места за базарными прилавками, нужны около 10 тыс. жителей города на Неве или ближайших пригородов. А для жителей мегаполиса это слишком хлопотная и не бог весть как оплачиваемая работа. Как следствие, абхазские мандарины, азербайджанские гранаты и узбекский урюк с каждым днем становятся все большим дефицитом. Непросто уже купить на рынке и традиционные для петербуржцев продукты – картофель, капусту, лук и охлажденное (а не замороженное) мясо.

Обитатели спальных районов Северной столицы в ответ на это, скорее всего, ухмыльнутся: они привыкли и парное мясо, и экзотические фрукты приобретать в сетевых магазинах. А вот для жителей центральных районов продовольственные рынки – не просто ностальгия по советскому прошлому, а единственная альтернатива, так как ведущие розничные сети в центре города представлены очень скромно.

В еще более пикантном положении оказались владельцы ларьков и палаток. Для них «час икс» тоже наступит 1 апреля. Не секрет, что этот сектор «аккумулирует» значительное число иммигрантов, в том числе нелегальных. И если на продовольственном рынке торгуют от 60 до 200 продавцов, то у индивидуального частного предпринимателя под условным названием «ларек №38 у станции метро N» – не более двух-трех. Даже если оба сотрудника – легальные мигранты, как вычислить искомые 40%? Выходит, что одного надо оставить, а другого – уволить. А с 1 апреля нужно уволить и первого. Придут ли на их место россияне? Как и в случае с продовольственными рынками, совсем не факт.

Строители «замалчивают» проблему

Когда речь заходит о нелегальных иммигрантах, первым делом на ум приходят не ларьки и базары, а строительная отрасль. Всего на стройплощадках Петербурга трудятся около 200 тыс. человек. Точное количество иностранных рабочих не установлено. По данным корпорации «Строймонтаж», легальные мигранты составляют около 2,3% от общей численности занятых в отрасли. Если же говорить о нелегалах, то, по данным Союза строительных компаний «Союзпетрострой», их доля превышает 30%. При этом строительному комплексу Петербурга положена квота примерно в 6 тыс. иностранных рабочих в год.

Иными словами, большинство гастарбайтеров на петербургских стройках – нелегалы. «Следует признать, что нелегальные мигранты являются неотъемлемой частью нашей отрасли, – рассуждает президент группы компаний „М-Индустрия“, председатель комиссии по профессионально-технической подготовке и переподготовке кадров Ассоциации „Строительно-промышленный комплекс Северо-Запада“ Магеррам Бехбудов. – Если отказаться от привлечения нелегалов к работам на строительных площадках Петербурга, то объемы строительства значительно сократятся – примерно в два раза».

По мнению председателя Комитета по строительству Санкт-Петербурга Романа Филимонова, вступление в силу обновленного миграционного законодательства заставит большинство строительных компаний активно заниматься регистрацией иностранных рабочих, даже если раньше строители делали ставку на привлечение «серых» кадров. «Посетить любую строительную площадку – не проблема для инспектора из службы миграции. Если обнаружится нелегал, застройщику придется платить штраф, а платить по новым расценкам не захочет ни одна строительная компания», – заключает Филимонов.

Иммигранты нужны почти везде

С проблемами мигрантов (как легальных, так и нелегальных) сталкиваются представители многих отраслей петербургской экономики. Председатель правления Ассоциации таксомоторного транспорта городов России Юрий Вейков не скрывает, что в пригородах Петербурга все чаще появляются фирмы, водительский состав которых сформирован в основном за счет иностранцев. Немало зарубежных рабочих трудится и в петербургском автосервисе.

Основная часть специалистов автозавода «Яровит Моторс», где два года назад начали собирать тяжелые грузовики, – из Белоруссии. Такая ситуация сложилась не от добра – в автопроме Санкт-Петербурга специалистов необходимой квалификации с опытом работы практически нет. В январе компания планировала перевести в Северную столицу из Минска часть конструкторского бюро, однако из-за возникших в связи с законодательными нововведениями трудностей вынуждена приостановить реализацию этих планов. «И раньше с вопросами получения разрешений на работу и регистрацией было непросто, а теперь стало и вовсе непонятно», – сетует технический директор компании Александр Синкевич.

Рвется там, где тонко, или наоборот?

Отраслей, где бы не осталось места иммигрантам, в Петербурге практически нет. «Миграция – это объективный и неизбежный процесс, – говорит профессор факультета социологии Санкт-Петербургского госуниверситета, экс-глава петербургского департамента Федеральной службы занятости Дмитрий Чернейко. – Но при этом хотелось бы понять цели и задачи нынешней миграционной политики федеральных властей. В соседней Финляндии вы не найдете на сельхозрынке представителей „чуждых“, т.е. нескандинавских национальностей. Наверняка вас удивит и такая статистика: число заключаемых браков москвичек с иностранцами возрастает на 60% ежегодно. Это браки по любви или по расчету? Ответ прост: у многих москвичек появился шанс подзаработать, а у иностранцев – получить легитимность в России. Миграция – это процесс, поддающийся очень умному и тонкому, а не топорному регулированию».

«Миграционное законодательство в России изменили очень резко, без предварительного моделирования и обсуждения обществом, не просчитав возможные последствия, – продолжает Дмитрий Чернейко. – А это слишком тонкая сфера, чтобы регулировать ее исходя из интуитивных соображений и нынешних, не вполне адекватных, технологий администрирования».

В подготовке материала принимали участие Ольга Воронцова, Елена Зубова, Екатерина Алябьева, Николай Демидов

Санкт-Петербург

 

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№4 (306) 29 января 2007
Госрегулирование миграции
Содержание:
Кнут без пряника

Такие мегаполисы, как Санкт-Петербург, не могут жить без привлечения иностранной рабочей силы. Обновленное миграционное законодательство в принципе облегчает ее привлечение. А вот практика применения – усложняет

Реклама