Все решит второй шаг

Лесная промышленность займет ключевую позицию в экономике СЗФО, если государство, фактически поставившее заслон экспорту круглого леса, создаст условия для притока инвестиций в отрасль

Богатые леса, относительно развитая дорожно-транспортная инфраструктура, построенные еще в советские годы крупнейшие целлюлозно-бумажные комбинаты – совокупность этих факторов создает для лесной промышленности особое место в экономике СЗФО. По сравнению с другими лесными регионами страны показатели северо-западного леспрома весьма оптимистичны. Хотя на территории округа сосредоточено всего 17% совокупной расчетной лесосеки, здесь заготавливается 35% всей российской древесины. В СЗФО производится половина отечественной товарной целлюлозы, бумаги и картона, более двух третей российского объема офсетной бумаги.

Но если в качестве критерия выбрать показатели развитых лесных стран, то картина меняется: добавленная стоимость на один кубометр продукции лесопромышленного комплекса СЗФО составляет 45-60 долларов, тогда как в соседней Финляндии отдача от эксплуатации леса раз в десять выше. Рецепты повышения эффективности использования лесных ресурсов звучат почти банально: необходимо переориентировать отрасль с экспорта сырья (необработанного круглого леса) на производство продукции углубленной переработки. Первый шаг уже сделан – государство четко обозначило намерение поставить заслон экспорту круглого леса. От того, когда последует второй шаг и каким он будет, зависит, потекут ли в отрасль инвестиции, без которых невозможен ее переход на иной качественный уровень.

Диктат спроса

По оценке Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России, в половине регионов СЗФО большая часть объема необработанной заготовки отправляется за рубеж – это много выше среднего показателя по России (27% из 186 млн кубометров заготавливаемой древесины в год). Прежде всего это относится к Ленинградской, Вологодской, Новгородской, Архангельской областям и Республике Карелия. Прослеживается закономерность: чем лучше развита дорожно-транспортная инфраструктура региона и чем ближе он располагается к границе с европейскими странами, тем в большей степени региональный ЛПК ориентирован на сырьевой экспорт.

Спрос на сравнительно недорогую российскую древесину обеспечивают крупнейшие североевропейские лесоперерабатывающие компании, такие как UPM-Kymmene, Stora Enso, Metsaliitto. В последние лет пять все перечисленные игроки приобрели или построили небольшие деревоперерабатывающие предприятия в регионах СЗФО. Но речь идет скорее о том, чтобы обозначить свое присутствие на территории России, а не о серьезных инвестиционных проектах. Наличие собственных обрабатывающих мощностей позволило скандинавским компаниям наладить прочные связи с поставщиками леса, установить отношения с региональными властями и, как следствие, приобрести в собственность лесозаготавливающие предприятия с арендованными участками леса. Практически весь покупаемый и заготавливаемый лес отправлялся на европейские ЦБК, так как у российских «дочек» мировых лесных холдингов потребность в сырье очень невелика.

Не менее половины лесозаготовителей СЗФО обслуживают сырьевые потребности иностранного бизнеса, причем многие из них предпочитают действовать «в тени». По мнению Рослесхоза, незаконные рубки леса провоцируются в том числе активным спросом со стороны «экономных» зарубежных компаний, что, в частности, подтвердило расследование, проведенное «Гринпис» в сентябре 2006 года в Карелии.

Переосмысление отношений

Экспорт круглого леса вскоре уйдет в прошлое. Напомним, что с 1 июля 2007 года таможенные пошлины на экспорт необработанной древесины возрастут до 20% от цены поставки, с 1 апреля 2008-го – до 25%. Наконец, 1 января 2009 года пошлины достигнут заградительного уровня – 80% от цены поставки, делая экспорт сырья экономически нецелесообразным. Скандинавские компании восприняли жесткие меры российской стороны весьма пессимистически. «Если Россия реализует решение о повышении экспортных пошлин, финская целлюлозно-бумажная промышленность не избежит закрытия заводов. Это совершенно очевидно», – заявил экс-глава шведско-финского лесопромышленного гиганта Stora Enso Юкка Хармала.

Россия (главным образом – СЗФО) обеспечивала в последние годы около 20% сырьевой потребности финской целлюлозно-бумажной промышленности, являясь основным источником ввозимого в Финляндию круглого леса. Европейские лесопромышленные холдинги отрабатывают альтернативные варианты снабжения сырьем. Они заявляют, что рассматривают возможность перехода на бразильскую эвкалиптовую древесину, а также перемещения перерабатывающих мощностей в страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Впрочем, полный разрыв с Россией вряд ли произойдет: европейская технология варки высококачественной целлюлозы такова, что скандинавам пока не обойтись без российской хвойной древесины и березы. «Не стоит драматизировать. Первая негативная реакция скандинавов в большей степени политическая. На деле обращает на себя внимание тот факт, что представители мировых лесопромышленных холдингов стали гораздо активнее общаться с российскими региональными властями, что свидетельствует о резко возросшем интересе потенциальных инвесторов к нашей стране», – уверен директор по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления «Илим Палп» Дмитрий Чуйко.

Оптимистический прогноз подтверждается конкретными фактами. В конце 2006 года на рынок Санкт-Петербурга вышла дочерняя структура швейцарской компании Leorsa Group SA с целью вложить средства в строительство лесоперерабатывающих предприятий. В апреле 2007 года финская компания Incap Furniture (входит в концерн Ruukki Group) заявила, что вложит 6 млн евро в производство мебельных щитов в поселке Импилахти в Карелии. Недавно крупнейшая финская консалтинговая компания Poyry приобрела в собственность главный проектный институт российского леспрома – петербургский «Гипробум». Вряд ли решение Poyry, мирового лидера по инжиниринговым услугам в области лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, было спонтанным и непродуманным.

Лес как баланс

Разочарованные грядущим ростом пошлин европейские партнеры предрекают российскому ЛПК сложные времена. «Россия ежегодно получает от экспорта леса в Финляндию доходы в размере 500 млн евро. Более половины объемов леса, заготавливаемого в России, составляет балансовая древесина, не востребованная на внутреннем рынке страны. Меры, направленные на ограничение экспорта круглого леса, без дополнительных усилий по развитию производства и торговли могут привести к серьезному спаду российского леспрома. Они вызовут целую цепочку долгосрочных неблагоприятных последствий», – уверен директор подразделения лесозаготовки и снабжения древесиной UPM-Kymmene в России Юхани Хонгисто.

Участники отрасли подтверждают, что мрачный прогноз небезоснователен. Внутрироссийское потребление сырья ежегодно увеличивается, но в основном – за счет появления новых деревоперерабатывающих производств в Новгородской, Ленинградской, Вологодской областях и в Карелии. Особенно активно процесс идет в тех регионах, чьи власти прилагают специальные усилия к развитию ЛПК. Так, в Ленинградской области объем перерабатываемой древесины почти сравнялся с объемом лесозаготовки, а в Вологодской сырьевая потребность переработчиков уже на 10% превысила заготовку, так что пришлось завозить лес из соседних регионов.

Деревопереработка будет развиваться и впредь: наиболее успешные из лесоэкспортеров в преддверии утраты рынка сбыта начали развивать собственные производства. Однако деревопереработка не обеспечит потребления всего объема круглого леса, который традиционно отправлялся на экспорт. Переработчики не заинтересованы в осине, тонкомерных деревьях, они берут в распил только лучшую часть древесного ствола. Не интересующее их сырье поставляется на ЦБК. Но комбинатам СЗФО – Архангельскому, Котласскому и Сегежскому ЦБК, Сыктывкарскому ЛПК, АО «Светогорск» и «Кондопога» – больше сырья не нужно, они и так работают на пределе возможностей. Хотя собственники предприятий заявляют о намерении проводить дальнейшую модернизацию мощностей, потенциал их развития недостаточен для переработки сырья, которое высвободится после сворачивания экспорта круглого леса.

На перепутье

Предотвратить кризис перепроизводства сырья в лесной отрасли без резкого сокращения объема лесозаготовок можно единственным способом – построив новые крупные перерабатывающие мощности. По мнению участников отрасли, новые ЦБК должны производить не традиционные для России целлюлозу, картон, бумагу, а дорогостоящую целлюлозно-бумажную продукцию, пока практически не освоенную российскими производителями, – санитарно-гигиенические изделия, упаковку, мелованную и ламинированную бумагу. Сейчас растущую потребность внутреннего рынка в подобной продукции удовлетворяют иностранные производители.

По словам участников отрасли, стоимость строительства современного ЦБК (1-2 млрд долларов) для них неподъемна, проект может осилить лишь внешний, прежде всего иностранный, инвестор. «В принятом в декабре 2006 года новом Лесном кодексе заложена возможность передачи лесных участков без аукциона на особых условиях инвестору, который реализует проект, приоритетный в региональном или национальном масштабе, – говорит Дмитрий Чуйко. – Это новая и чрезвычайно перспективная форма, которая поможет привлечь инвесторов в отрасль, но лишь при условии разработки действенных механизмов ее реализации».

По его словам, механизмы реализации приоритетных инвестиционных проектов параллельно прорабатываются двумя министерствами – Минпромэнерго и Минэкономразвития (МЭРТ). Минпромэнерго предлагает считать приоритетными проекты стоимостью от 300 млн долларов (МЭРТ – от 5 млрд долларов). Этот вариант предусматривает широкий спектр преференций – государственную поддержку важнейших проектов из Инвестиционного фонда, за счет чего можно будет финансировать строительство инфраструктуры. Кроме того, предусмотрены снижение арендной ставки на лес вплоть до нулевой и возможность продавать его на экспорт, освободив инвестора от вывозной пошлины на круглый лес на период строительства комбината.

МЭРТ не столь щедро на обещания: по мнению специалистов этого министерства, сам факт передачи леса в аренду без аукциона – уже достаточная преференция и дополнительные протекционистские меры по отношению к инвестору излишни. Зато МЭРТ предлагает рассматривать приоритетные проекты на межведомственной комиссии, что должно обеспечить более объективный подход. «В обоих проектах есть позитивные моменты, которые необходимо консолидировать, а по другим – принять принципиальное единое решение. Но пока каждое ведомство настаивает на своем проекте», – говорит Дмитрий Чуйко.

От содержания документа, который рождается в эти дни в ходе трудных дебатов, в конечном итоге зависит будущее отрасли. И времени на длительные споры не остается: процесс строительства ЦБК с момента принятия решения до ввода мощностей при благоприятном стечении обстоятельств длится не менее пяти лет, и о перепроизводстве леса в 2009 году надо заботиться уже сегодня.

Санкт-Петербург