Сухим грибницам дождь не поможет

Тема недели
Москва, 03.03.2008
«Эксперт Северо-Запад» №9 (357)
В Петербурге стартовала программа по превращению города в мировой инновационный центр. При всей ее масштабности новые инновационные предприятия вряд ли начнут расти как грибы после дождя

Cегодня в списке инновационных центров мира Санкт-Петербурга нет», – говорит первый заместитель председателя Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) Сергей Фивейский. Там есть Шанхай, Бангалор, Лондон, Сан-Паулу, иные известные и не очень города. Петербургу, как это признано на всех уровнях, тоже хочется быть в этом списке. Сегодня он решил всерьез взяться за эту задачу.

Инициативные попытки предпринимались еще с начала 1990-х. В 1994 году при ФТИ им. А.Ф. Иоффе появился первый центр коллективного пользования. В 1995-м создан первый в России венчурный фонд – Российский технологический фонд (РТФ). В разные годы при вузах создавались технопарки и инновационно-технологические центры (ЛИТМО, ЛЭТИ, БГТУ «Военмех» и др.). Сегодня их 12, в каждом по 10-20 компаний, арендующих площади по льготной ставке. Несколько лет назад на волне всероссийского внимания к новым технологиям в Петербурге начались организованные, спланированные и, главное, финансируемые мероприятия.

Вначале город включился в федеральные проекты. Лед был сломан в июле 2005 года, когда муниципальному образованию «Город Петергоф» первому в России присвоили статус наукограда. В том же году части промышленной зоны «Нойдорф-Стрельна», оставшейся после возведения завода Bosch-Siemens, по результатам конкурса был присвоен статус особой экономической зоны (ОЭЗ) технико-внедренческого типа. Год спустя создан региональный венчурный фонд объемом 400 млн рублей, а в середине мая 2007 года на городской комиссии отобрана управляющая компания.

23 января 2008 года Смольный утвердил Комплексную программу (КП) мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008-2011 годы. Согласно КП, за четыре года город выделит 9,63 млрд рублей на развитие инновационной политики и инфраструктуры инновационной системы. Из федерального бюджета за этот же период должно прийти порядка 7 млрд рублей. Итого в рамках КП будет потрачено около 17 млрд рублей.

Мировые амбиции

Санкт-Петербург как мировой инновационный центр – это одна из трех сверхзадач, сформулированных в Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2025 года. Две других – «Город, открытый миру» (развитие туризма и выставочно-ярмарочной деятельности) и логистический центр (порты, аэропорты, дороги). Логика идеологов КП весьма прозрачна. Типичный мировой инновационный центр характеризуется как минимум двумя вещами – в общей доле отгруженной продукции превалирует инновационная, и она же составляет существенную долю экспорта. Статус мирового инновационного центра требует доведения этих показателей до 30 и 50% соответственно. Долю инновационной продукции КЭРППиТ планирует повысить с сегодняшних 3,5% до 10,3% в 2011 году.

В программе условно два раздела. Первый включает мероприятия, которые будут проводиться по инициативе города и на средства городского бюджета. Наиболее важные из них – возмещение части затрат инновационных предприятий, содействие экспорту продукции, налоговые послабления. Финансирование по данному разделу составит чуть более 10% от запланированной в бюджете города суммы (около 1,1 млрд рублей).

Основная часть денег – примерно 8,5 млрд рублей – пойдет на финансирование четырех проектов, которые осуществляются совместно с федеральным бюджетом. Это как раз те проекты, которые возникли в городе за последние годы, – наукоград, ОЭЗ, ИТ-парк и региональный венчурный фонд Петербурга. За исключением последнего (две инвестиции уже одобрены инвестиционным комитетом фонда), проекты находятся на стадии разработки.

Цель развития этих проектов – создание преференций для инновационных компаний. Это строительство зданий, в которых компании могут арендовать площади по льготным ставкам (ИТ-парк, наукоград), подведение инженерных коммуникаций к территориям, на которых они могут разместить свои производства (ОЭЗ). Для резидентов ОЭЗ предусмотрены существенные налоговые льготы и установление режима свободной таможенной зоны. Все три проекта предполагают строительство бизнес-инкубаторов для малых компаний, а на территории ИТ-парка финский Technopolis должен построить технопарк. В целом количество предприятий, которые смогут воспользоваться преференциями в рамках КП, составит несколько сотен.

«Основные деньги пойдут не на поддержку частных компаний, а на инфраструктуру», – говорит Фивейский. Доступ к этой инфраструктуре будет предоставляться на конкурсной основе. Например, в ходе отбора резидентов для площадки «Нойдорф» из более чем ста претендентов выбрано 12 компаний. Количество поданных заявок на размещение на площадке «Ново-Орловская» уже превысило 180.

В ходе реализации КП выстраивается схема частно-государственного партнерства: в обмен на обязательство построить собственные объекты (ОЭЗ) и производить продукцию на данной конкретной территории (ОЭЗ, наукоград и ИТ-парк) государство берет на себя решение вопросов землеустройства, планировки, подведения коммуникаций, строительства. Сотрудничество должно быть взаимовыгодно. Так, по словам директора ГУ «Дирекция наукограда РФ города Петергофа» Анатолия Еркулова, бюджет Петергофа планируется ежегодно увеличивать за счет ОЭЗ на 700 млн рублей, а за счет наукограда – на 200 млн рублей.

Трещины в столпах

Три столпа Комплексной программы – это ОЭЗ, наукоград, ИТ-парк – имеют свои недостатки. Пожалуй, самый большой недостаток – неопределенность срока начала их полноценной работы.

По самому масштабному проекту – ОЭЗ – губернатор Валентина Матвиенко на недавнем совещании в Смольном буквально вытянула из ответственных лиц срок завершения работ. К третьему кварталу 2009 года должно быть завершено строительство инфраструктуры (локальные очистные сооружения, объекты тепло-, электро- и газоснабжения и т.д.), возведен административно-деловой центр, включая сектор бизнес-инкубатора на площадке «Нойдорф». Заметим, что изначально освоение площадки было намечено на 2006-2007 годы.

На этом же совещании губернатор дала сигнал присутствующим представителям компаний-резидентов начинать строительство. «В третьем квартале 2009 года площадка „Нойдорф“ уже должна быть сдана под ключ», – сказала Валентина Матвиенко. Примечательно, что не все резиденты оказались готовы к ответу на вопрос губернатора, когда они начнут строительство. Более того, выяснилось, что не все резиденты четко представляли, какие площадки кому предназначены. Наконец, представители одной из компаний робко затронули вопрос о возможности производства на территории ОЭЗ (по закону резиденты ОЭЗ в Петербурге имеют право заниматься только технико-внедренческой деятельностью, то есть максимум изготавливать опытные партии). Губернатор согласилась, что это «была идеалистическая идея», и обещала решить ее в ближайшее время.

По поводу ОЭЗ есть еще одно соображение. На развитие проекта ОЭЗ в 2008-2010 годах из бюджетов обоих уровней будет выделено около 9 млрд рублей (3 млрд из которых предоставит город), то есть больше половины суммарного бюджета КП. Примечательно, что такие крупные суммы в рамках инновационной программы выделяются на решение общих проблем города. В Петербурге сегодня острейший дефицит инженерно подготовленных территорий. На их освоение деньги из городского бюджета выделяются в исключительных случаях, когда город заинтересован в привлечении крупного инвестора (такого, как Bosch-Siemens, Toyota, Nissan и др.). Тогда как мировой опыт, копировать который мы так стремимся, свидетельствует, что инфраструктура – это дело государства. Проводить банальный девелопмент территорий под лозунгом «Развитие инноваций» по меньшей мере нелогично.

Что касается наукограда, то уже в 2005 году должно было начаться строительство 17 корпусов инновационно-технологического комплекса (включая Центр нанотехнологий, Центр биотехнологий, Инновационно-технологический центр и Технопарк информационных технологий). Воз и ныне там – строительных работ не ведется. Кроме того, компании – кандидаты на размещение в Центре нанотехнологий подали в адрес руководства центра около 80 заявок на финансирование исследований и приобретение оборудования на общую сумму около 1 млрд рублей. Финансирование в рамках наукограда не распространяется на подобные проекты, а удовлетворение этих заявок на уровне Министерства образования и науки весьма сомнительно.

Проект ИТ-парка, который также долго согласовывался и переходил от одного проектировщика к другому, сегодня наконец утвержден, и его завершение намечено на 2016 год. Развитие сферы ИТ и сохранение места России в числе стран – лидеров по этому направлению весьма сложно спрогнозировать. Кроме того, создание программного обеспечения (а именно на это нацелен проект ИТ-парка) с натяжкой можно отнести к высокотехнологичным секторам. Тем более что России в международной системе разделения труда отведено лишь место исполнителя, а для исполнителя инновационная часть проекта зачастую просто закрыта.

Инвентаризация показала…

В рамках КП большая часть средств будет потрачена на проекты, ориентированные на созданные, окрепшие, развивающиеся компании. Хотя есть обоснованные сомнения, что дорастать до такого состояния сможет все меньше и меньше компаний.

В прошлом материале на эту тему («Сквозь мелкое сито», «Эксперт С-З» №21 от 4 июня 2007 года) мы выразили надежду, что создание регионального венчурного фонда Санкт-Петербурга и Российской венчурной компании поможет провести инвентаризацию инновационного потенциала Северо-Запада. Похоже, что результаты неутешительные. «Мы ищем компании, работающие как с прорывными инновациями, так и с поддерживающими, – рассказывает директор венчурного фонда Санкт-Петербурга Алексей Толмачев. – Качественных проектов очень мало». Фонд был сформирован в декабре 2007 года и за три месяца работы управляющей компании «ВТБ УА» удалось найти лишь несколько интересных проектов.

Леонид Малыгин, директор Северо-Западного центра венчурных инвестиций, подтверждает мнение Толмачева. За пять лет существования компании ей удалось аккумулировать в своей базе около 700 коммерчески привлекательных предприятий (70% – на Северо-Западе), профинансировать 12 венчурных проектов и заинтересовать сторонних инвесторов в отношении еще десяти компаний. «В год мы рассматриваем около тысячи заявок. Тем не менее по-настоящему интересных инновационных предприятий пока немного», – говорит венчурный инвестор.

На развитие инноваций влияет огромное количество факторов. Можно выделить два главных: создание условий для работы ученых (способствует генерации идей) и финансовая поддержка инновационных компаний (для их становления и развития). Есть, конечно, много других факторов (кадры, налоги, наличие площадей, работа таможни, бюрократия), но без этих двух инновационное развитие невозможно в принципе. Тратить ресурсы – финансовые, временные и административные – необходимо в первую очередь именно в этих сферах.

Инициативу не приветствуют

О положении ученых в нашей стране всем и так все известно. Низкие зарплаты, устаревшее оборудование, возраст сотрудников лабораторий (50-70 лет) – об этом не раз говорилось. Сейчас, правда, четыре вуза Петербурга закупили оборудование в рамках нацпроекта «Образование». «Деньги на оборудование выделили, а на ремонт помещений, обслуживание приборов и дорогостоящие расходные материалы – нет», – говорит Галина Черник, директор компании «Актив-наноматериалы», выросшей на базе химического факультета СПбГУ.

Эти проблемы, конечно, не являются компетенцией города. Университеты – федеральные учреждения и подчиняются Министерству образования и науки, научные институты находятся в ведении Академии наук. Тем не менее ряд вопросов может решаться на уровне города.

«Определяющий фактор отставания – уровень технологий, доступных разработчику в России», – считает технический директор НТЦ «Прибор» Александр Чернопольский. В ряде наукоемких отраслей, таких как микроэлектроника и приборостроение, даже небольшие работы требуют очень дорогой материально-технической базы. Компании, которые выжили, собирают опытные образцы буквально на коленях. При таком подходе невозможно создать продукт, годный для серийного производства. Да и таких производств тоже почти уже нет. «Мы вынуждены размещать заказы на заводе ГУ „ИТМО“ – там прекрасные специалисты, а современного оборудования нет», – говорит Чернопольский.

Выход предприниматель видит в том, чтобы аккумулировать ресурсы и предоставлять их заинтересованным лицам. «Необходима сеть современных компактных опытных производств коллективного доступа по всей России», – считает Чернопольский. Суть коллективного доступа в том, что компания освобождается от необходимости приобретать дорогостоящее оборудование, а как бы арендует его на срок.

НТЦ «Прибор» совместно с компанией «Элком» (официальный представитель Sun Microsystems в регионе СНГ) разработали проект центра коллективного пользования, где за небольшую плату компания могла бы провести полный цикл проектирования. Авторы проекта видят его задачу в том, чтобы объединить мощные вычислительные ресурсы и дисковые массивы в разных точках России и использовать лицензионные, полные версии средств проектирования. «Этот проект мог бы предоставить инструментарий для разных отраслей, где требуется проектирование, в том числе для приборостроения», – говорит директор «Элкома» Анатолий Приблуда. Правда, конкретные сроки его реализации пока еще не названы.

В Петербурге уже существует несколько центров коллективного пользования (ЦКП). Самый крупный расположен при ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН. Здесь собрано около 70 образцов оборудования на общую сумму 800 млн рублей. «Это центр комплексной диагностики – можно исследовать состав, структуру, геометрию, свойства», – рассказывает директор ЦКП Семен Конников. Он поддерживает проекты многих частных компаний, за минувший год около 20 прошли сертификацию на оборудовании центра. Однако, будучи структурным подразделением Физтеха, ЦКП частично загружен собственными проектами. «Центр коллективного пользования должен быть независимым», – считает Анатолий Приблуда.

В КП подобных проектов нет. «В программе предусмотрены мероприятия по субсидированию затрат, связанных с пользованием уникальным оборудованием, которым владеют центры коллективного пользования», – говорит Сергей Фивейский. Это единственная мера, которая может стимулировать появление частных ЦКП. Примечательно, что и Чернопольский, и Конников в свое время предлагали руководству ОЭЗ помощь  в создании центра проектирования и центра коллективного пользования. Ответа ни один из них не получил.

Мало ангелов на земле

При этом идеи у ученых есть. Сбой в функционировании инновационной системы возникает в тот момент, когда речь идет о поддержке будущей хайтек-компании на самых начальных стадиях. То есть чаще всего денег не хватает на создание пилотных образцов, мелких серий, на получение патента и сертификата. Дальше худо-бедно подключаются создаваемые инкубаторы, технопарки и венчурные фонды. Один из многочисленных примеров – петербургские разработчики технологии утилизации производственной золы с выработкой цемента не могут найти деньги, чтобы получить сертификат и выйти с предложением на рынок.

Большинство российских венчурных фондов являются кэптивными, то есть аффилированы с крупными банками. Как известно, банкиры весьма консервативны, поэтому финансирование получают компании на поздних стадиях развития, а чаще всего – просто неинновационные. Так же поступают и иностранные венчурные фонды, которые называют себя фондами прямых инвестиций. Зачем рисковать, если на рынке телекоммуникаций, в недвижимости и в пищевой промышленности можно заработать 40% годовых, что и так в два раза выше средней доходности на западных рынках?

Государственная поддержка компаний на начальных стадиях сводится к одной-единственной масштабной инициативе. Фонд Бортника ежегодно выдает порядка 400 безвозмездных грантов для команд ученых и начинающих предприятий. «Это очень хорошая программа. Она дает возможность создать компанию, попробовать себя в роли предпринимателя, если понравится, продолжить, нет – вернуться к научной работе», – говорит Галина Черник (ООО «Актив-наноматериалы» создана в рамках программы фонда «Старт-06»). Очевидно, что фонд не может полностью закрыть потребность в посевном финансировании.

По мнению Алексея Толмачева, наряду с другими элементами инновационной инфраструктуры должна существовать система бизнес-ангелов. Это частные лица, обеспеченные настолько, что могут себе позволить дать денег на развитие нескольких научных идей в обмен на долю в бизнесе. Количество бизнес-ангелов растет: если раньше этот термин ассоциировался с сектантами, то теперь среди членов СЗЦВИ около 15 бизнес-ангелов. В России, по примерным оценкам Национального содружества бизнес-ангелов (СБАР), пока активны несколько сотен инвесторов. Но потенциально их круг гораздо шире – как минимум несколько десятков тысяч.

Задействовать мощный потенциал частных лиц, уже на организованной основе, планирует СЗЦВИ. 17 марта в Вологодской области стартует пилотный проект под рабочим названием «Народный венчурный инвестор». «По нашим оценкам, около 12-13% населения готовы идти на разумный риск, вкладываясь в инновационные проекты», – говорит Малыгин. Инвестиции будут организованы либо в формате ПИФа под управлением СЗЦВИ, либо как приобретение частными лицами небольших долей в компаниях. В качестве объектов для инвестиций будут отбираться проекты посевной стадии (когда еще нет рабочего образца) и стартапы (молодые компании от года до трех лет жизни).

На Западе на первых этапах развития технологий государство берет на себя до 80% финансирования нужд начинающих ученых-бизнесменов. Это делается через многочисленные программы, гранты, создание инкубаторов при университетах (убыточные с точки зрения бизнеса проекты), центров трансфера технологий. Важную роль играют инновационные менеджеры от университета – они помогают ученым претворить свои идеи в жизнь. В качестве одного из мероприятий, которые мог бы взять на себя город, Галина Черник называет систему грантов (80-100 в год) на научные исследования и развитие наукоемких технологий.

Мышление в стиле бренд

Надо отдать должное: город делает очень много. «Мы взаимодействуем с многими регионами страны, и должен сказать, что правительство Петербурга в этой сфере – один из явных лидеров», – говорит Малыгин. Действительно, в других регионах пока нет четко сформулированной инновационной политики, а есть только отдельные элементы – технопарки, бизнес-инкубаторы, где-то – ОЭЗ, где-то – наукоград. Петербург уже развивает все эти элементы одновременно.

Однако руководство города мыслит лозунгами и брендами: мировой инновационный центр, инновационная инфраструктура, косвенные меры поддержки инновационной деятельности... Подобные формулировки сильно режут слух в ситуации, когда важнейшие области науки и техники находятся в состоянии клинической смерти, лишь в шаге от смерти биологической. Если грибница высохла, сколько воды на нее ни лей, гриб все равно не вырастет. Преференции, которые создает государство в рамках Комплексной программы, будут бесполезны, если в срочном порядке не посадить новые грибницы – то есть дать ученым современную исследовательскую и производственную базу, обеспечить их конкурентным жалованием и направить в конкретные компании деньги на развитие. Но мыслить в таких категориях у чиновников пока не получается.

Санкт-Петербург

Так должна выглядеть инновационная цепочка в Санкт-Петербурге к 2011 г.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №9 (357) 3 марта 2008
    Инновационная система
    Содержание:
    Сухим грибницам дождь не поможет

    В Петербурге стартовала программа по превращению города в мировой инновационный центр. При всей ее масштабности новые инновационные предприятия вряд ли начнут расти как грибы после дождя

    Реклама