На стыке экономики и культуры

Народные промыслы в России переживают не лучшие времена не только из-за сокращения турбизнеса и снижения благосостояния граждан, но и по причине отсутствия внимания со стороны властей

Петербург – один из крупнейших туристических центров России. Только в прошлом году Северную столицу посетили почти 5 млн туристов. Городские власти предпринимают усилия для поддержания и развития туризма, реализуют крупные инфраструктурные проекты, такие как реконструкция аэропорта, строительство пассажирского морского порта. Однако без внимания остается один не менее важный сегмент – сувениры и народные промыслы, то есть как раз то, что приобретается в память о путешествии. Сегмент, в котором тесно переплетаются экономика и культура.

«Нас больше всего беспокоит засилие „китайщины“», – рассказывает председатель правления ассоциации «Народные промыслы и ремесла Санкт-Петербурга» Вадим Савченко. По его словам, более 50% подарков и сувениров, продаваемых в городе, изготовлено в Китае. Еще 30% – контрафактные подделки под знаменитые Гжель, Палех и другие известные бренды. Лишь 20% – продукция отечественных мастеров, изготовленная по старинным технологиям с соблюдением всех традиций. К примеру, 95% сувенирных тарелок с видами Петербурга – китайского производства. Внимание к этой отрасли – не только рост занятости и налогов, это сохранение петербургских традиционных промыслов, ремесленных мастерских и цехов.

Утрата от невнимания

За последние 10-15 лет народные промыслы в Ленинградской области практически исчезли, утверждает Вадим Савченко. Так, уже не существуют известное гончарное производство «Алеховщина», выпустившее первую продукцию в XVIII веке, и цех ткачества в Лодейном Поле. Закрылся цех волховской росписи по дереву, где изготавливали прославленные золоченые прялки. Не удается возродить мариинское и киришское кружево, техника плетения которого значительно сложнее знаменитого вологодского. Печальная участь постигла любаньские вязание и текстиль, кингисеппские, волосовские и выборгские вышивку и текстиль.

Как поясняет Савченко, ранее все эти предприятия входили в Объединение народных художественных промыслов, на каждом из них работали от 30 до 100 человек. Однако в 1994 году объединение расформировали, все мастерские стали курировать районные администрации. В результате промыслы пришли в упадок. Последней потерей стало закрытие цеха померанской керамики и гончарных изделий. «К сожалению, это проблема не одного региона», – добавляет генеральный директор Санкт-Петербургского центра гуманитарных программ Виталий Васильев. На грани закрытия мастерская «Тульская гармонь», цех «Саратовская гармонь» уже не существует.

Народные промыслы в России практически лишены внимания государства. Ранее это направление курировал департамент тяжелой промышленности Министерства промышленности и торговли, ныне эти функции переданы департаменту лесной промышленности. Логика наделения полномочиями этого департамента, видимо, базируется на том, что матрешка, один из самых популярных русских сувениров, изготавливается из дерева. Матрешек в настоящее время выпускают три основных цеха, различающиеся традициями росписи (семеновская, вятская и сергиево-посадская). Но и тут возникает конкуренция с Китаем. Сувенирные компании отправляют в Поднебесную деревянные болванки, а расписывают матрешек китайские художники. «Китайцы еще не научились работать с древесным материалом, зато уже расписывают. Только вопрос, как они расписывают художественное изделие, какие традиции могут привнести иноземные художники и не произойдет ли утраты традиций отечественных мастеров», – размышляет Васильев.

Такие потери могут привести к гибели целого культурного пласта. Если мастер, владеющий старинным ремеслом, не передаст свои опыт и знания, то восстановить традиции практически невозможно. Поэтому важно, чтобы новые ремесленные фирмы формировались вокруг носителей таких навыков или работников разорившихся производств. Если новая кустарная мастерская или производство не будут использовать передаваемые веками традиции и навыки, то называть их продукцию народным промыслом уже неверно.

В отличие от Ленобласти, в Северной столице пока удается сохранять традиционные ремесла, в частности петербургскую лаковую миниатюру. Кроме того, работают такие фирмы, как «Ниена» (изготовление оловянных солдатиков), «Маграф» (ручная гравировка по стеклу), Охтинские мастерские (деревянные игрушки), «Скудельник» (фарфоровые изделия), «Русская береста».

Сами, но без усов

«Отрасль сувениров и народных промыслов переживает не лучшие времена, так как она во многом зависит от развития туризма и благосостояния граждан. Хорошо она себя чувствует либо в туристических центрах, либо в богатых городах и странах», – характеризует ситуацию председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Законодательного собрания Санкт-Петербурга Константин Сухенко.

Чтобы сохранить мастеров и национальную самобытность, необходимо оказывать содействие и поддержку народным промыслам, убежден Сухенко: «Государственная помощь необходима для сохранения не только отрасли с точки зрения экономики – как сектора занятости, но и культурного наследия».

Кустарям требуются содействие в обеспечении сырьем, доступные кредиты и помощь в реализации продукции, считают участники рынка. «Нам не нужна финансовая помощь. Каждый предприниматель в состоянии сам заработать. Необходимы внимание и понимание», – утверждает Вадим Савченко. Однако директор компании «Потешный промысел» (изготовление кукол) Галина Варенюк придерживается другого мнения: «Финансирование народных промыслов стало бы большим подспорьем в развитии и поддержании таких компаний».

По ее словам, первые изменения и интерес государства к сохранению и возрождению народных промыслов и ремесел появились. В частности, в прошлом году подписано постановление правительства России о поддержке народных промыслов. Минпромторг РФ приступил к формированию федерального списка компаний для предоставления субсидий. Эти средства, по замыслу министерства, могут быть предоставлены энергоемким предприятиям народных промыслов (имеющим печи для обжига) или работающим с деревом, для компенсации железнодорожных перевозок сырья, а также для участия в выставочной деятельности и рекламного продвижения изделий. «Наша компания единственная в Петербурге попала в предварительный список», – заметила Варенюк. Однако неизвестно, когда и в каком объеме субсидии будут предоставлять.

Центр притяжения

Как отмечает Вадим Савченко, одна из основных проблем – сбыт изделий. Казалось бы, в Петербурге не должно возникать подобных сложностей, так как лотков, сувенирных магазинов и ларьков в городе немало. Однако все эти точки продаж – частные, и ценовую политику определяют владельцы магазинов, пояснил он. Приобретая у производителя сувенир, перекупщики реализуют его по цене в три-пять раз выше закупочной, в результате чего изделия залеживаются на полках магазинов. По мнению Константина Сухенко, наценка на народные промыслы должна быть не более 10%.

Решение о создании государственного магазина народных промыслов городские власти приняли еще несколько лет назад, но оно до сих пор остается на бумаге. «Наверное, нужно вернуться к этому решению и создать для целой отрасли условия для экспонирования продукции, ведения бизнеса в части сбыта, может быть, продвижения ее на рынках», – полагает Сухенко. Другими мерами поддержки могут стать льготное налогообложение мастерских кустарных промыслов, сниженные ставки аренды, а также содействие в сбыте продукции народных промыслов, в том числе и за счет выставочной деятельности.

В качестве альтернативы госмагазину Савченко предлагает организовать в Петербурге на правах доверительного управления центр народных промыслов, в котором будут демонстрировать и продавать их изделия, чередуя разные школы ремесел. Галина Варенюк идею создания центра промыслов поддерживает, но рекомендует изначально четко определить принципы его работы: какие производители сувениров будут иметь право находиться в нем, на каких основаниях и т.д. Подобные центры в Петербурге уже существуют, к примеру досуговый центр в Приморском районе, где есть возможность попробовать свои силы в лозоплетении, вязании и других ремеслах.

Есть и другой вариант, опробованный в деревне Верхние Мандроги (Подпорожский район Ленинградской области). Предприниматель организовал частное предприятие, работающее по принципу «все туристические доходы – в развитие». В ремесленной слободе можно не только ознакомиться с творчеством мастеров по дереву, но и научиться ткать, плести кружева, увидеть работу стеклодувов и тут же приобрести сувениры и предметы быта, созданные на глазах у туристов. По такому же принципу создавалась и Родина Деда Мороза в Устюге.

Сначала такое место становится центром притяжения, а потом – серьезным источником пополнения местного бюджета, центром возрождения и поддержания народных промыслов. «Нужна объединяющая идея, а просто открытие непонятного центра не сработает. Главное – понимание, чего мы хотим, для чего его создаем, на каких условиях. Нужно искать свою нишу, а не выдавливать с рынка других», – уверена Варенюк.

Как отмечает руководитель проекта «Музейный квартал» Антонина Никонова, Петербург – город со своим лицом, и создание улицы ремесленников или центра народных промыслов – вполне здравая идея. И логично организовать его на территории так называемого музейного квартала (от Исаакиевской площади до площади Труда).

Этот проект, нацеленный на объединение городских музеев и создание общего экспозиционного пространства, презентован в 2008 году. По мнению Никоновой, идея совместить ремесленников и музеи вполне реальна. «Однако без поддержки или решения городских властей такие вопросы не решить», – уточняет она. Научившись работать с чиновниками, ремесленники смогут переломить ситуацию, поэтому помимо сохранения традиций, культуры и ремесел им еще предстоит убедить власть в нужности и важности народных промыслов. 

Санкт-Петербург