7 вопросов Денису Тихоненкову, гидробиологу

Интервью
Москва, 05.03.2009
«Русский репортер» №8 (87)
1 марта закончился «Международный полярный год» — проект по изучению Арктики и Антарктики, бюджет которого превысил миллиард долларов. В числе его участников — российский гидробиолог Денис Тихоненков, который уже больше года находится в Антарктиде на станции «Беллинсгаузен». Основная тема его исследований — микроскопические организмы под названием гетеротрофные флагелляты. Кроме них, он изучает влияние потепления климата на биологические сообщества

1. Антарктида действительно поражает и восхищает? Или это все-таки бездушная снежная пустыня? Какая она для вас?

Да, действительно… и поражает, и восхищает. Здесь по-настоящему чувствуешь себя крупинкой в сравнении с величием природы. Когда видишь океан, скалы, стекающие с них ледники… огромные колонии непуганых животных и птиц… Просто дух захватывает! 

2. Какие формы жизни существовали на территории нынешней Антарктиды миллионы лет назад?

Сотни миллионов лет назад здесь была чуть ли не тропическая зона, росли папоротники. А до наступления глобального похолодания — примерно 14 миллионов лет назад — Антарктида была похожа на тундру. В окрестностях нашей станции обнаруживаются окаменевшие части растений. Еще находили окаменелые останки ракообразных, обитающих в пресной воде. Американцы находили какие-то норы, в которых, как они думают, жили рептилии.

3. Как меняются с потеплением флора и фауна Антарктиды? Возможно, есть какие-то особенно интересные и яркие наблюдения?

Наиболее устойчивое и заметное потепление наблюдается в районе антарктического полуострова, где из-подо льда и снега вытаивают все более заметные куски суши. И на них все обильнее развиваются лишайники, мхи и даже такой злак — дешампсия, который местами обильно разрастается и образует сплошной ковер.

4. Глобальное потепление — это миф или угроза?

На ваш вопрос я отвечу так: это не миф и не угроза, а мало исследованная проблема, на решение которой необходимы средства. И хорошо, что эта тема очень «раскручена»: так легче выбить деньги для финансирования исследований, необходимых конкретным ученым.

5. Как вы проводите свободное от исследований время?

После ужина играем в настольный теннис, на бильярде, смотрим DVD-фильмы. А еще играем в традиционную игру всех антарктических станций — «Прыг-скок». Нужно кидать кубик и ходить по игровому полю фишками… Говорят, что правила этой игры были опуб­ликованы еще в 60-х годах в журнале «Мурзилка» и с тех пор очень прижились среди полярников. Я точно знаю, что на бразильской станции «Ферраз» она тоже очень популярна.

На соседней с нами чилийской станции есть большой спортзал, где мы 1–2 раза в неделю играем в волейбол, футбол, баскетбол. Там даже проводится ежегодная Антарктическая олимпиада! В этом году участвовали семь стран. Мы дипломатично заняли второе место. Первое осталось за хозяевами, чилийцами.

6. Знаете ли вы какие-нибудь особенные способы согреться?

Вечером, перед тем как лечь спать, можно нагреть на электрическом приборе постельное белье и одеяло. И быстро уснуть. А особенных способов как-то не припомню. Вы, наверное, не имеете в виду построение иглу и снежных ям в полевых условиях? Нет, греемся теми же давно испытанными российскими способами…

7. К чему в бытовом плане до сих пор не можете привыкнуть?

К отсутствию женщин на зимовке.

Вопросы задавали посетители сайта «РР» и участники группы «Русский репортер» в социальной сети «ВКонтакте.Ру».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (87) 5 марта 2009
    Выборы
    Содержание:
    Угроза перемен

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Неделя
    Путешествие
    Случаи
    Реклама