Фатальная ошибка

17 сентября 2009, 00:00

От редакции

Вставая с колен, мы наступаем на одни и те же грабли. Вместо того чтобы возрождать Россию, мы восстанавливаем Советский Союз. Этот роковой судьбоносный образец, эта родовая травма определяет, в том числе, и наш подход к возрождению науки. Великая советская наука родилась благодаря военно-промышленному комплексу и внутри него: как основа индустриальной мощи страны ВПК был основным заказчиком и организатором науки. Но сейчас нет ни СССР, ни ВПК, ни плановой экономики.

Государство понимает, что без развитой науки в постиндустриальном мире Россию ожидает судьба второсортной державы. Но рывок в наукоемкую экономику оно пытается организовать на советский манер. Например, определяя, что прорыв совершится именно в нанотехнологиях. Бог знает — может, высший чиновно-политический разум и угадает на этот раз направление мирового тренда. Но угадывать направление стало модным на всех уровнях государственной пирамиды, от президента до губернаторов, от премьера до отраслевых и областных министерств: созданы комиссии по развитию науки и инновациям, множатся программы, распределяются гранты.

Вроде бы новым планам правительства можно только радоваться. Ученые постепенно выходят из вынужденного творческого простоя, из состояния неопределенности между свободой и заброшенностью, зарабатывают какие-то деньги. А у государства появились не только амбиции, но и стратегия, подкрепленная конкретными деньгами. Но почему-то вся эта запоздалая активность и желание управлять наукой отдают старым добрым советским душком.

Государство вынесло правильный урок из 90-х. Оставлять науку на вольных хлебах преступно глупо. Ею надо управлять. Причем вмешательство в производство знания должно быть более активным и амбициозным, чем при плановом социалистическом хозяйстве. С одной только важнейшей поправкой: государство должно понять, что природа современного управления наукой должна быть совершенно иной.

Правительство никогда не сможет угадать основные направления научно-технической революции. И оно не в состоянии даже приблизительно рассчитать, какие средства и в какие сферы инвестировать, даже если назначит в свои государственные комиссии не чиновников, а ученых. Кстати, это понимали еще в СССР, когда пытались вывести ученых из-под централизованной опеки и организовать сеть автономных научно-технических обществ — пресловутых НТО.

Так как нужно управлять наукой? Она сегодня нуждается не в ручном управлении, а в либеральном администрировании. Если использовать метафору рынка, государству вряд ли стоит напрямую заниматься организацией предприятий. Оно должно влиять на мотивы, а для этого следовало бы создавать рыночную и конкурентную среду. Государство должно не «производить» организации университета или научного учреждения, а поощрять их появление, потому что только оно способно предложить их адекватную правовую форму. Финансирование государством научных журналов — тоже инструмент создания конкурентной среды. А инвестиции в современные библиотеки дают такой же мультиплицирующий эффект, как развитие транспортной инфраструктуры в экономике. Наконец, государство неизбежно будет определять спрос, если выступит в качестве заказчика. Например, если оно обеспокоено высокой смертностью — значит, нужно заказать исследования в области сердечно-сосудистых или онкологических заболеваний.

Иными словами, чтобы создать науку, надо влиять на условия научного производства, а не возрождать советское сверхадминистрирование.