Филы, фобы и гоги

От редактора
Москва, 11.02.2010
«Русский репортер» №5 (133)

- Вот скажи честно, все работники образования являются педофилами? - с этой фразой мой коллега вошел вчера вечером к нам в отдел науки. Я почему-то покраснел. И не придумал, что сказать.

Потом уже в голове пронеслось, что надо было ответить вопросом на вопрос: мол, действительно ли все члены партии "Единая Россия" предпочитают несовершеннолетних мальчиков? Новость о том, что в Петербурге районный депутат подозревается в изнасиловании подростков, похоже, стала популярнее, чем информация о выборах на Украине.

Новость, увы, не оригинальная. Возьмем в меру свежие заголовки.

"В Волгограде первый секретарь райкома КПРФ насиловал мальчиков…"

"Пермский депутат-единоросс изнасиловал школьника…"

"Лидеры Социалистической партии Португалии насиловали сирот…"

Подонки существуют и в разных политических лагерях, и в разных странах. И давайте сразу договоримся: когда пятидесятилетний упитанный дядя соблазняет двенадцатилетнего мальчика - это отвратительно. Слово "подонок" здесь самое уместное.

Только вот не совсем понятно, зачем повсюду называют его фамилию и публикуют фотографию. Вообще-то, наша страна пусть не совсем Швейцария, но все-таки относится к разряду цивилизованных. И у нас есть такая смешная штука, как презумпция невиновности. Пока суд не признал педофила педофилом, он официально педофилом не считается.

Вот представьте: случился в нашей правоохранительной системе какой-то сбой (такое с ней часто бывает). И вас - вот лично вас, читающего эти строки,  - заподозрили в том, что, уединившись с каким-нибудь подростком в кабинете (комнате, палатке, на лужайке), вы совершили с ним развратные действия в сугубо извращенной форме. Тут же ваша фамилия, должность, фотография появляются на сайтах с десятками тысяч посетителей. Потом выясняется, что вас банально оклеветали - и с подростком вы не уединялись, и развратных действий не совершали, и вообще этому ребенку стукнуло шестнадцать уже давным-давно. Но поздно. Ваши знакомые (особенно те, у кого есть дети) не приглашают в гости, руки не подают.

Повторю: совращать школьников мерзко. Обсуждению это не подлежит. Но проблема в том, что бдительность борцов с педофилами (а в эти добровольные дружины де-факто записана чуть ли не половина населения) ставит под подозрение любого человека, который берется работать с детьми.

Конечно, если вы - Марьиванна с полувековым педстажем, вас в педофилии вряд ли заподозрят (даже в сексуальных контактах с ровесниками подозревать не будут). Но если вам, скажем, лет тридцать-сорок, вы относитесь к мужскому полу и при этом осмеливаетесь работать с детьми… да что там работать - попробуйте угостить незнакомого ребенка конфетой.

"Скажи, Гриша, ты со своими школьницами спишь?" - этот вопрос я слышал не раз и не два, когда преподавал в лицее или проводил летнюю школу. Задавали его люди, которые с виду казались вполне нормальными. Пользуясь случаем, открою страшную тайну. Нет, я не сплю со школьницами и тем более со школьниками. Никогда. Даже теоретически. Даже в виде фантазии. Мне интересно учить, интересно общаться с подростками. Это нормально. Точно так же нормально, как читать книги или уступать место старушке. И таких, как я, тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч.

Напоследок открою еще несколько страшных тайн. Далеко не все медики совокупляются с трупами. И не все ихтиологи насилуют сельдей. Честное слово.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№5 (133) 11 февраля 2010
ОМОН
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Фигура
Путешествие
Реклама