Собственно говоря, дуэль!

Культура
Москва, 26.01.2012
«Русский репортер» №3 (232)
Почему мужчины до сих пор дерутся

Иллюстрация: Анна Бергер

На вечеринке по случаю старого Нового года ничто не предвещало беды. В лофте у пригласивших нашу театральную группу в гости была сплошная творческая интеллигенция. Мы были в самом центре Москвы: кругом рестораны, бутики… Уж, казалось бы, безопаснее места не найти.

Во двор дома с лофтом вышли покурить творческие группы. Напротив нас, театральной общественности, стояли модные молодые люди. Возможно, они как-то особенно смотрели на нас (хотя, кто знает, может, наши лица показались им известными).

Актер Y, заметив их интерес, мгновенно как-то по-мужски, с негодованием оценил это внимание как нехорошее. И пристально на них посмотрел. Где-то так, я думаю, в дикой природе смотрят львы, чувствуя агрессию.

— Хипстеры чертовы! — сделал громкий вывод актер Y и повернулся спиной к модным людям, как бы защищая нас, театральную общественность, от чуждых взглядов.

В следующую секунду «хипстер», в котором ничто не выдавало хулигана, стремительно подошел и двинул актеру Y в челюсть. Актер Y, словно только этого и ждал от праздника, двинул «хипстеру».

Началась драка. Актер и «хипстер» перемещались по двору, образовывая разные сложные мизансцены.

Еще один молодой человек, в котором ничто не выдавало спортсмена, вдруг закричал:

— Я боксер! Сейчас всех завалю на фиг! На дворе цивилизация! Мы же культурные люди! — и немедленно примкнул к драке.

Из тепла тем временем вышел актер X, одетый Дедом Морозом, и не понял такого стремительного развития событий. Еще пару секунд назад он дарил хозяину дома зеленого марципанового гнома, а эти люди, катающиеся сейчас по двору, буквально излучали добро.

Наконец их разняли. Боксер занял стойку судьи на ринге.

— Я без рук, сейчас я, собственно говоря, все вам объясню, — вдруг взял благородный тон актер Y.

Боксер подпустил его ближе.

— Собственно говоря, дуэль между мужчинами — это нормально, — продолжил актер. — И со всем уважением вам скажу…

И внезапно снова дал «хипстеру» по лицу.

В общем, это еще некоторое время продолжалось, но закончилось вполне элегантно, без потерь.

А я стала думать: почему в наш век — в век космических технологий, фейсбука и айпада — мужчины все еще дерутся. И ладно бы темные личности у пивных, так нет — вот эти денди и бретеры из культурных слоев…

rep_232_pics/rep_232_066-2.jpg

Опрос выявил ряд сложных мужских причин: «А чего он на меня весь вечер бычил», «Они в нас банку пива кинули без повода», «Я его по-человечески попросил, а он матом», «Потому что ладно я, а за друга порву», «Подружку в пабе толкнул какой-то кабан», «Показалось, что за соседним столиком бабу обижают».

Куда менее убедительными были аргументы типа «Потому что какого было говорить, что Ларс фон Триер неглубокий!». Это уже казалось позерством.

Как и в России Грибоедова, Пушкина и Лермонтова, нынешних дуэлянтов вол­нуют проблемы чести. Мужской и женской. Раньше за нее и на трех шагах стрелялись, едва не приставив ко лбу оружие, и на краю пропасти, чтоб уж наверняка. Это уже в ХХ веке Волошин с Гумилевым поэтически отделались: один выстрелил в воздух, второй промахнулся. На дуэль вызывали даже наследников трона — будущего Александра III, например. Он, правда, не пошел.

В Европе дрались не только из-за чести, а еще, например, из-за покроя плаща или, как граф де Бюсси, из-за узора на шторах. Но русский человек принципиальнее в своих убеждениях. Что нам шторы! Нам все больше Натальи Гончаровы.

И, вспомнив взгляд «хипстера», я подумала: может, он на меня косо смотрел? Может, из-за меня и возникла «собственно говоря, дуэль»?

Подумала и даже как-то приосанилась.

Вот так живешь в век айпадов, а нет-нет да и почувствуешь себя прекрасной дамой. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №3 (232) 26 января 2012
    Казахстан
    Содержание:
    Реклама