ФИЛЬМЫ: Больше, чем о Х.

Василий Корецкий
31 марта 2016, 00:00

Словосочетание «фильм про Холокост» автоматически вызывает у меня приступ неполиткорректной тоски. Понятно почему — эта тема как-то по умолчанию предполагает присутствие на экране неоспоримого добра, осуждающего бесспорное зло. Зрителю как бы остается только соглашаться и вновь ужасаться. Ну и как шутила в сериале «Массовка» Кейт Уинслетт: хочешь номинацию на Оскар — снимись в фильме про Холокост (и снялась же в «Чтеце»). Поэтому я вдвойне поражен всякий раз, когда «фильм о Х.» оказывается больше, чем упражнением на заданную тему. Когда ему удается пробить шкуру правильных штампов вроде «банальности зла». Таким фильмом оказалась недавняя «Ида» Павла Павликовского, вышедшая далеко за рамки темы коллаборации поляков с нацистами в измерение частного, человеческого, вброшенного в страшный и одновременно прекрасный мир, в котором есть место и смерти с предательством, и любви — земной и божественной.

Василий Корецкий,
кинообозреватель «РР»

Фильм Ласло Немеша «Сын Саула», который 4 апреля закрывает фестиваль венгерского кино в Москве, а 14 апреля выходит в широкий прокат, того же рода. Получивший гран-при в Каннах, «Оскара» и «Золотой глобус», «Сын Саула» напрочь лишен спасительного гуманизма, который часто служит компенсацией зрителю за неприятные виды лагерных бараков и скелетов в полосатых пижамах. Саул, рабочий зондеркоманды, уже отработавший при газовых камерах и крематории положенные четыре месяца, вот-вот сам отправится в печь. Вместе с товарищами по команде он технично готовит побег. Но в одном из тел Саул опознает — вероятно, ошибочно — своего сына и больше не думает ни о чем, кроме похорон по иудейскому обряду. Внезапное помрачение героя ломает идеально действующий механизм лагерной жизни с катастрофическими последствиями для всех. Эта визуализированная механистичность, невыразимая, казалось бы, степень дегуманизации всех находящихся в лагере — от заключенных до персонала — главный спецэффект «Сына Саула», лишенный при этом всякого пафоса.

Алексей Герман, Александр Миндазе — вот примерные аналоги того, что вытворяет с изображением и актерами Немеш, которому удается наглядно показать, как внешний периметр лагеря вживляется в сознание заключенных в нем, переформатирует человека, превращая его в живую машину, подлежащую утилизации по истечении срока эксплуатации, и как человеческие чувства к черту ломают это смертельный механизм.

Сын Саула

Ласло Немеш

107 минут
с 14 апреля

 84.jpg

( для интеллектуалов )


 84-1.jpg

Хичкок/Трюффо

Кент Джонс

Экранизация и без того хорошей книжки с картинками — разговоров Трюффо с Хичкоком. Сделана с поначалу неясной целью критиком и куратором Джонсом. По мере просмотра этого вполне конвенционального фильма (иллюстрированный пересказ фрагментов книги Матье Амаллриком, слайдшоу из хроникальных кадров, знаменитости от Скоросезе до Линклейтера, комментирующие величие Хичкока и его строгого метода работы) смысл превращения текста в видео становится понятен. Джонс старается перейти с текстовой критики на модную в синефильских кругах форму видео-эссе, не отпугнув при этом широкую публику.

( для эстетов )


 84-2.jpg

 84-2.jpg

Охрана

Александр Прошкин

Клаве 26 лет, а жизни как не было так и нет. Мамы тоже. Отчим — инвалид-колясочник в тельняшке. Бойфренд мотает срок. Мужиков в округе днем с огнем не найти, а в охране разоряющегося комбината, где работает Клава, сплошь бабы. Но Клаве очень хочется родить мальчика! Трагикомичная картина современной русской жизни (пока в столицах отстаивают право на аборты, Клава выпрашивает у батюшки разрешение на роды без отца), придуманная Юрием Арабовым и поставленная одним из лучших российских режиссеров, Прошкиным-старшим.

( для людей )


 84-3.jpg

 84-3.jpg

Хардкор

Илья Найшулер

Дерзкий эксперимент продюсера Тимура Бекмамбетова и режиссера-самоучки Ильи Найшулера: полнометражный боевик, снятый исключительно с субъективной точки зрения — маленькая камера GoPro установлена на лбу безликого протагониста, выглядит все как в игре-стрелялке. Этот же прием Найшулер использовал в двух клипах, снятых для своей группы Biting Elbows, — и ставших хитами Youtube. Кроме дюжины каскадеров, в фильме появляется Шарлто Коупли, Данила Козловский в нетипичной для себя роли антагониста, Сергей Шнуров и прочие, и прочие.

( для любителей экстрима )


 84-4.jpg

Громче чем бомбы

Иоахим Триер

Крайне деликатная драма с Изабель Юппер в роли отважного военного фотографа. Впрочем, довольно быстро героиня Юппер кончает с собой от послефронтовой депрессии, и заразительно страдать в кадре остается ее семья: Джесси Айзенберг, Гэбриел Бирн и Девин Друид. Режиссер «Бомб» — настолько дальний родственник Ларса фон Триера, что точнее его назвать однофамильцем, они даже не земляки: Иоахим в Дании только родился, а живет в Норвегии. Зато строит на экране примерно такую же пирамиду неловкости, присутствие которой вообще отличает скандинавское кино. Испытывать стыд за ближнего — важная часть северной эмоциональной культуры. Родственники погибшей творят всякую фигню, из шкафов валятся семейные скелеты, всем на экране очень нужна помощь психотеравевта.

( для романтиков )