Соглашение без соглашательств

В свое время девятнадцать субъектов Федерации объединились в Межрегиональную ассоциацию "Сибирское соглашение", чтобы выжить. Это был яркий пример того, как несколько человек смогли остановить разрушение страны.

Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия "Сибирское соглашение" почти 14 лет. Она образовалась в 1990 году, когда в конце ХХ века над страной нависла угроза распада. Один из основателей МАСС, губернатор Томской области Виктор Кресс вспоминал: "Рвались десятилетиями складывавшиеся производственные связи, останавливались предприятия, страной стало трудно управлять. Мы объединились, чтобы выжить. Вся деятельность "Сибирского соглашения" того времени была подчинена этому принципу".

Гигантская территория с низкой плотностью населения, с сотнями оборонных предприятий и закрытыми городами, с бурно развивающимся нефтегазовым комплексом и мощной угольной промышленностью, с десятками промышленных и строительных проектов, которым не было аналогов в мире, с уникальной академической наукой оказалась в состоянии экономического коллапса. Эйфория конца 1980-х прошла. Трезвомыслящие политики, руководители территорий стали искать выход из положения. Инициативу взяли на себя советы народных депутатов и их исполнительные комитеты. Летом 1990 года они начали проводить совместные совещания, во время которых родилась идея создания интегрированной экономической структуры, направленной на объединение огромного природно-ресурсного, трудового и научного потенциала региона. Первый документ, выработанный сообща, назывался так: "Соглашение об основных принципах экономического сотрудничества местных советов народных депутатов Алтайского и Красноярского краев, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской, Тюменской областей и Хакасской автономной области". Подписан он был 2 октября 1990 года в Кемерове, и тогда же, во время учредительской конференции, ассоциация обрела свое название - "Сибирское соглашение" - и стала первой в России подобного рода организацией, зарегистрированной Министерством юстиции. Сегодня МАСС объединяет девятнадцать субъектов Федерации. Почему девятнадцать, если в составе Сибирского федерального округа шестнадцать? Все очень просто. Ассоциация была создана до образования федеральных округов, и в нее гармонично вошла традиционно считавшаяся сибирской территорией Тюменская область вместе с Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами.

Структура этой общественной организации проста и демократична. Управляет всей работой Совет МАСС, во главе которого стоит председатель - один из губернаторов. Должность эта выборная. Советом руководили Виталий Муха, Виктор Кресс, Леонид Полежаев, Борис Говорин. До последнего времени эту должность занимал Александр Суриков, сейчас - губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. В Совет входят главы администраций регионов и спикеры законодательных собраний. В промежутках между заседаниями Совета ассоциации, которые проходят совместно с заседаниями Совета Сибирского федерального округа (так называемый Большой совет), организовывает и ведет текущую работу исполнительный комитет МАСС. Двенадцать лет его возглавляет Владимир Иванков.

На должность председателя исполнительной дирекции, а позднее исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение" пришел в 1992 году из Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта, где заведовал кафедрой. Как он сам признается, ничуть об этом не жалеет.

Мы нужны Сибири и России

- Владимир Иванович, не прошло ли время "Сибирского соглашения" и других подобных общественных организаций? В 1990-х они сыграли важную интегрирующую роль, но сейчас, с образованием федеральных округов, не являются ли своеобразными дублерами?

- Считаю, что и дублерами не стали, и время наше не прошло. Во всяком случае, решать судьбу "Сибирского соглашения" будут те главы администраций, которые и учредили ассоциацию. Но, судя по тому, как динамично наполняется работа МАСС новым содержанием, какие нам приходится решать вопросы, об этом говорить рано. Такой факт. В конце мая в Екатеринбурге проходил 9-й экономический форум России. На нем мне довелось встретиться и обсудить положение дел с председателями исполкомов других ассоциаций. Таких, кроме МАСС, шесть: "Большая Волга", "Большой Урал", "Северо-Запад", "Центральная", "Дальний Восток и Забайкалье", Ассоциация социально-экономического сотрудничества республик, краев и областей Северного Кавказа. Все они востребованы несмотря на то, что у каждого объединения своя специфика работы в зависимости от особенностей регионов, свои взаимоотношения с федеральными округами. Со временем, естественно, изменилось содержание работы. Недавно просматривал протоколы заседаний МАСС начала 1990-х. Конечно, тогда на повестке дня стояли совсем другие вопросы. К примеру, в феврале 1991 года обсуждались такие темы: "О подготовке крупносерийного производства сельхозмашин в регионе", "О социологическом сопровождении земельной реформы в Сибири", "О неотложных мерах по усилению Транссиба", "О программе долгосрочного сотрудничества с Таджикской ССР "Зеленый мост". Но и в то время, и сейчас главной идеей была консолидация сил сибирских территорий.

- Иначе говоря, главным в работе "Сибирского соглашения" было и остается отстаивание интересов сибиряков?

- Можно сказать и так, хотя это слишком упрощенное представление о работе МАСС. Более точно об этом говорится в Уставе "Сибирского соглашения". В нем цель ассоциации определена как отработка на региональном и межрегиональном уровнях новых методов управления в меняющихся условиях хозяйствования. Отсюда и сфера наших интересов, то есть содержание работы: законодательство и правотворчество, социальная и культурная программы, конверсия и промышленная политика, транспорт и связь, недропользование, агропереработка и сельхозмашиностроение, экология, инвестиционная и внешнеэкономическая деятельность, становление и развитие новых экономических отношений в торговле и предпринимательстве. Кстати, одним из разработчиков Устава "Сибирского соглашения" был нынешний главный редактор журнала "Эксперт-Сибирь" Валерий Людвигович Иваницкий.

- Если уж заговорили о персоналиях, то скажите, кто они, стоявшие у истоков "Сибирского соглашения" и определявшие политику взаимоотношений не только между сибирскими регионами, но и с центром?

- Прежде всего это Виталий Петрович Муха, Виктор Васильевич Леонов, Леонид Константинович Полежаев, Аман Гумирович Тулеев, Александр Васильевич Нестеров, Виктор Мельхиорович Кресс. Не называю их должностей - это люди достаточно известные. Довольно долго проработавшие в плановой системе, они прекрасно знали ее недостатки, главный из которых - линия на централизацию вплоть до самого верха, что не давало экономике возможность работать гибко. Но эти люди одновременно видели и ее плюсы. Крепкие хозяйственники собрались и решили между собой договориться. Без политики, по признакам естественно-географического распределения труда.

Сильные регионы - сильное государство

- Между тем, именно исполнительный комитет в начале 1990-х некоторые политики и журналисты обвинили в своих публикациях в сепаратизме.

- Пусть это останется на совести тех журналистов, которые это писали. На самом деле большинство СМИ нам всегда помогали, и становление "Сибирского соглашения" во многом обязано тем, кого принято называть "четвертой властью". Но вернемся к вопросу о сепаратизме. Его в ассоциации и быть не могло по одной простой причине. Все члены МАСС - приверженцы принципа: сильные регионы - сильное государство.

Разговоры о сепаратизме, на мой взгляд, муссировались в прессе по нескольким причинам. Мы были первыми из подобных организаций и очень настойчиво через правительство и Государственную Думу отстаивали свои интересы. По нашей инициативе депутаты-сибиряки были объединены в группу, которая тоже называлась "Сибирское соглашение". Такое лоббирование бросалось в глаза. Кто-то усматривал в этом отстаивание узких, местнических интересов, не увязанных с интересами государства, что само по себе было абсурдно, потому что проработка любого вопроса у нас всегда шла в контексте Конституции, законов и программ развития промышленно-хозяйственного комплекса России.

Есть и другой аспект этой темы. До 1992 года в МАСС действовал так называемый политсовет, который обсуждал злободневные политические события, происходящие в стране. Время было бурным, неоднозначным. Мы быстро поняли, что это не наш формат деятельности. Политсовет был упразднен, и впоследствии каждым своим действием мы подчеркивали, что "Сибирское соглашение" не ставит и не добивается политических целей. Правда, однажды пришлось все же рассматривать вопрос чисто политический - когда осенью 1993 года Белый дом оказался в осаде. Обсуждали эту ситуацию не по своей инициативе, а по просьбе правительства и администрации президента. Спорили долго, но проголосовали единогласно. Решение было таким: от Президента РФ Бориса Ельцина потребовать отозвать указ о роспуске советов, а от Председателя Верховного Совета РФ Руслана Хасбулатова прекратить работу съезда народных депутатов. Тогда был бы шанс разрешить противостояние между исполнительной и законодательной ветвями власти мирным путем. К мнению сибиряков не прислушались. Чем закончился кризис, наверное, все помнят. Это был единственный случай, мы вынуждены были принимать политическое решение. Наше поле деятельности - экономика, выстраивание равноправных отношений между регионами и центром. "Сибирское соглашение" никогда не вступало в конфронтацию с Москвой, но свою линию отстаивало последовательно и твердо.

- Почти 14 лет существует ассоциация. Что, на ваш взгляд, главное из сделанного за этот период?

- Самое важное - ассоциации удалось наладить взаимовыгодные экономические связи со всеми субъектами Федерации, вдохнуть жизнь в десятки предприятий, оживить экономику Сибири, сделать ее более предсказуемой, интегрированной. Мы способствовали формированию такой ситуации, когда соседи по региону знают, что нужно производить самим, а что закупать в расположенной рядом области. Ведь в начале 1990-х старые хозяйственные связи были нарушены. Каждый регион решал свои проблемы самостоятельно. Экономическая ситуация с каждым днем ухудшалась. Первым большим делом МАСС стало инициирование летом 1991 года подписания Борисом Ельциным распоряжения, которое называлось "Вопросы деятельности Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение". Был в нем один важный пункт, который гласил: "...оставлять в распоряжение членов ассоциации 10% продукции, производимой предприятиями, расположенными в регионе, для формирования территориального фонда товарных и сырьевых ресурсов на основе региональных балансов производства и потребления с целью реализации этой продукции как внутри страны, так и за рубежом". За суховатой формулировкой распоряжения кроется своеобразное спасение сибирских регионов от "шоковой терапии" Гайдара. Таким образом удалось сдержать цены на хлеб и другие продукты. Но главное в том, что эта мера дала местным властям возможность для маневра в сложный переходный период от плановой экономики к рыночной. Автором такой идеи был один из наших экспертов - Александр Андреевич Кисельников.

Именно тогда мы поняли, что нужно не только готовить документы и лоббировать их, но и напрямую работать с правительством. Так появилась практика приглашения премьер-министров, вице-премьеров, министров на заседания наших советов, на которых рассматривались проблемы, влияющие не только на экономику сибирских регионов, но и России в целом. При обсуждении самых актуальных вопросов топливно-энергетического, оборонно-промышленного комплексов, газовой отрасли, жилищно-коммунального хозяйства в работе наших советов участвовали, каждый в свое время, Владимир Путин, Виктор Черномырдин, Евгений Примаков, Анатолий Чубайс. Их участие помогло оперативному принятию решений на уровне правительства, например, о снижении тарифов на электроэнергию, на транспортные перевозки. В тот период это были жизненно важные для Сибири решения.

Сегодня страна живет другими реалиями, и это диктует изменения содержания работы ассоциации. В наше время важно создание таких условий, при которых начнут интенсивно разрабатываться и внедряться в производство наукоемкие технологии, создаваться предприятия глубокой переработки, привлекаться инвестиции в инновационные программы, то есть все то, что наконец даст возможность регионам Сибири быть не только сырьевым придатком России.

От обсуждения до конкретных дел

- Чтобы вносить какие-то предложения в правительство, их нужно тщательно готовить и обосновывать. Наверное, непросто приходить к единому мнению по экономическим вопросам, когда они касаются всех девятнадцати субъектов? Каков механизм принятия решений?

- В структуре "Сибирского соглашения", помимо Совета ассоциации и исполнительного комитета, есть еще координационные советы, которых у нас двадцать шесть. Их возглавляют в основном главы администраций республик, краев и областей или их заместители. В качестве координаторов, экспертов и секретарей в координационные советы входят сотрудники исполнительного комитета. Именно они прорабатывают все вопросы.

Один из таких примеров - работа координационного совета по лесному хозяйству и лесопромышленному комплексу. Как известно, правительством подготовлен проект Лесного кодекса, который имел десятки вариантов и сейчас снова находится на доработке. Безусловно, этот закон необходим. Ведь в немалой степени именно из-за прорех в законодательстве сегодня идут хищнические незаконные вырубки и вывоз леса. К примеру, только лесному хозяйству Красноярского края в 2003 году был нанесен ущерб на сумму 212 млн рублей. Схожая ситуация в Иркутской, Томской областях, Республике Бурятия. Никто не спорит: у леса должен быть хозяин. Законодательство должно служить сохранению лесных богатств, их использованию и развитию, создавать условия для привлечения инвесторов. Однако, согласно проекту нового Лесного кодекса, регионы лишаются права распоряжаться лесным фондом, и все доходы от лесопользования переходят в федеральный бюджет. Даже установление правил сбора грибов, ягод, орехов, открытия и закрытия охоты центр забирает себе. Органы местной власти попросту лишаются возможности контролировать положение дел и организовывать нормальную хозяйственную деятельность. Такое законодательство никак не устраивает сибирские регионы. Представителями субъектов РФ, входящих в ассоциацию, было подготовлено и направлено в правительство более 40 предложений и замечаний по законопроекту. Думаю, они будут учтены при доработке Лесного кодекса.

Но жизнь не стоит на месте. Пока нового закона нет, МАСС выступила с инициативой подготовки соглашения по проблемам лесного комплекса Сибири. Для этого при координационном совете была создана рабочая группа, которая разработала, а недавно и утвердила окончательный вариант документа "Об обеспечении деятельности организаций лесного хозяйства и лесопромышленного комплекса Сибири". Теперь его предстоит подписать представителям органов власти сибирских регионов, территориальных органов федеральной власти, руководителям заинтересованных предприятий и финансовых институтов. Главным принципом, положенным в основу документа, является взаимный учет интересов государства в лице федерального центра, субъектов Федерации и хозяйствующих организаций и предприятий, которые работают в этой сфере.

Кроме того, руководство округа и МАСС приступили к разработке программы развития лесопромышленного комплекса Сибири до 2015 года. Особое внимание в программе будет отведено глубокой, в том числе химической, переработке древесины. Нас не устраивает то, что сейчас на экспорт идет в основном круглый лес, который закупается по низким ценам, а потом возвращается к нам из-за рубежа в виде продукции с высокой добавленной стоимостью. Глубокая переработка даст возможность вовлекать в безотходное производство любую древесину, получать и продавать высокорентабельную продукцию по высоким ценам.

В документе четко прописываются такие моменты, как определение площадок для реконструкции существующих производств и создание новых, выработка выгодных условий для привлечения потенциальных партнеров, взаимное согласование интересов, чтобы избежать перепроизводства продукции. До сих пор подобных проектов в России не было. Реализуя такую программу, Сибирский федеральный округ может стать ведущим в развитии лесного хозяйства и всего лесопромышленного комплекса нашей страны.

- От кого исходит инициатива по разработке подобных программ?

- Здесь важен принцип работы, который мы в "Сибирском соглашении" называем двусторонним. Глобальные вопросы выносятся на заседание совместного Совета Сибирского федерального округа и Совета Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение". Иногда одной из тем обсуждения становятся наработки того или иного координационного совета. Есть и обратная связь, когда тема, поднятая Большим советом, дает толчок для детальной и скрупулезной работы координационного совета. Так было, например, после недавнего совещания в Белокурихе Алтайского края, где в числе других обсуждался вопрос газификации городов и сел Сибири. Понятно, что губернаторы сибирских регионов не могли не затронуть проблемы диспропорции, которая связана с добычей газа и его потреблением. Сегодня в России 50% внутреннего энергопотребления составляет газ. От его добычи, продажи и транспортировки страна имеет 20% валютной выручки и 25% налоговых поступлений в федеральный бюджет. Природным газом в стране пользуется 80% населения. На нем вырабатывается около 42% электрической энергии и 68% тепловой. Более 90% добычи газа приходится на Западную Сибирь. Вот на этой цифре можно и задержаться, потому что следующие, мягко говоря, повергают в недоумение сибиряка-потребителя. Они таковы: в Орловской и Белгородской областях уровень газификации населения составляет более 90%, а в Томской и Омской, самых благополучных в этом отношении сибирских регионах, - 3-4%.

Был разработан и принят меморандум, в пятнадцати статьях которого детально прописаны согласованные действия сторон по поддержке и реализации проекта "Программы создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона". При этом, как сказано в меморандуме, "стороны руководствуются принципами надежного обеспечения газом потребителей Сибирского федерального округа". Так что результат заседания нас обнадеживает, но впереди еще большая работа и для координационного совета, и для всего "Сибирского соглашения".

- Владимир Иванович, и в завершение нашего разговора еще раз о взаимоотношениях с Сибирским федеральным округом. Как строится работа с аппаратом полномочного представителя Президента РФ, пришлось ли в связи с образованием округа менять стиль деятельности ассоциации?

- Наше взаимодействие выражается в совместном планировании работы и обсуждении глобальных проблем, которые касаются не только сибирских регионов, но и всей России. Например, такой характер носило заседание Большого совета в Томске в апреле прошлого года, когда обсуждалась Топливно-энергетическая программа страны. Сейчас готовится проведение совместного Совета в Красноярске, который предположительно пройдет в июле, где основным вопросом будет предварительное рассмотрение бюджета Российской Федерации на 2005 год и межбюджетные отношения.

В эту важную государственную работу вовлечена Межрегиональная ассоциация "Сибирское соглашение". В этом и состоят наши взаимоотношения. Мы конструктивно работаем с регионами СФО, стараясь быть максимально полезными в тех областях, где нами накоплен достаточный опыт работы. В большинстве своем это касается экономических проблем. Работу с силовыми структурами и оборонно-промышленным комплексом округ взял на себя.

Признаюсь честно, этот сегмент нашей деятельности был наиболее слабым. Зато теперь мы детально сосредоточились на других программах - социальных, связанных с потребительским кредитованием, лесопромышленным комплексом, ЖКХ, культурой.

Так что, если говорить о том, изменилось ли содержание нашей работы, отвечу: изменилось. Оно стало более насыщенным и предметным.