Полный ноль на спиннинг

Постскриптум
Москва, 21.07.2008
«Эксперт Сибирь» №29 (217)

ВСибири существует общественность, которая готова участвовать в борьбе с браконьерством и за сохранение рыбных запасов местных водоемов. Общественность продвинутая и активная. Любители, которые ловят рыбу разрешенными методами, готовы не только составлять петиции в адрес властей всех уровней, но и сами участвовать в рейдах рыб­надзора.

Цитата с сайта новосибирских рыбаков (fishingsib.ru), пишет пользователь с ником P.Ch: «В субботу стою рыбачу на спиннинг в районе Инструментального завода. Клева нет.

Мимо проплывают “местные”: на лодке, проверяют сети. Один другому говорит: “Балдею я от этих спиннингистов. Рыбы не ловят, а только стоят и дрочатся, и дрочатся. Видимо делать не...уй!” Так мне стало обидно за нашего брата. Ведь из-за них, из-за браконьеров, мы ничего толком поймать не можем. Всю рыбу в черте города китайскими сетями выловили». И далее: «Может, нам, спиннингистам, собраться человек 10–15, взять у рыбнадзора катера, багры да почистить реку от сетей? А нам бы за это лицензии на первый участок дали на сезон». С одного из таких онлайн-обсуждений началось движение за запрет продажи китайских сетей в России. Пройдемся по региональным сайтам рыболовов — новосибирскому, омскому, кемеровскому, томскому. На каждом встретим постоянные жалобы и наблюдения за повсеместным браконьерством, которое наносит ежедневный и ощутимый вред окружающей среде. И на каждом обсуждается и поддерживается идея о запрете продажи китайских сетей.

Они действительно играют большую роль в этом процессе в силу своей распространенности и общедоступности. В совет­ские времена сети вязали вручную из дорогих капроновых нитей, которые еще и нужно было умудриться достать. Поэтому стоило каждое изделие изрядную сумму и его берегли как зеницу ока, чинили и уж никак не бросали в реке после использования. Китайские сети стоят копейки — 100 рублей за 100 м. Поэтому каждый может себе позволить не только купить и поставить такую сеть, выехав «на рыбалку», но и просто оставить ее, если лень вытаскивать в конце отдыха. В результате водоемы в радиусе 100 км от города буквально заполонены не только браконьерами-отдыхающими и браконьерами-местными, но еще и брошенными сетями, которые загрязняют водоем и губят, и губят рыбу.

Факт налицо. Как рыболов-любитель могу заявить, что даже за то время, что я посещаю расположенные вокруг Новосибир­ска водоемы, рыбы стало меньше, а сетей больше. Ими перегорожены протоки впадающих в Обь рек, полны все близлежащие озера. Еще одна цитата: «С субботы на воскресенье были на Баксе. Полный ноль на спиннинг и поплавок. В первый раз из тех мест без рыбы. Вода низкая, дорога паршивая. И до черта сетей, по внешнему виду оставшихся с открытия охоты. Болтаются на кустах, треть в воде (видно, ставили по большой воде) остальное наружу. В ячее несколько протухших уток и других птиц. Вот как так можно, птицеловы... Если ты уж ловишь сетью, так хоть убирай за собой…»

Но нужно сказать, что одним запретом на продажу сетей решить проблему нельзя. Тем более что он, как это ни странно звучит, существует. И еще с советского времени. Мне удалось на просторах рунета наткнуться на статью, опубликованную в журнале «Рыбак рыбака» еще в 2005 году. Ее автор Павел Скороходов — тогда заместитель начальника отдела управления милиции по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка УВД Калужской области, капитан милиции.

Пишет Павел Скороходов о том, что существует не отмененное по сей день Постановление Совета Министров СССР от
15 сентября 1958 года № 1045 «О воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР». Пункт восьмой этого постановления запрещает торгующим организациям производить продажу орудий лова рыбы и сетематериалов, применение которых в данной местности запрещено правилами рыболовства. «Вот он, законодательный запрет, который рыбаки так хотят получить от власти, не подозревая, что он уже имеется в наличии. Причем запрет этот четко сформулирован и вполне одно­значен. Установлено в Правилах рыболовства, что нельзя ловить сетью — значит, нельзя ею и торговать. Пропишут, что нельзя ловить удочкой — придется и удочки из продажи убирать», — пишет автор. Далее он анализирует причины неисполнения постановления. И приходит к выводу: «Вся необходимая нормативная база для эффективной борьбы с распространением на рынке незаконных орудий лова существует. Вопрос только в создании механизма реализации закона. В основе его должно лежать тесное взаимодействие органов рыбоохраны и специализированных подразделений милиции по борьбе с экологическими правонарушениями».

Только сил сотрудников милиции, даже специально созданной для борьбы с экологическими преступлениями, недостаточно. Но ведь есть еще и негодующая общественность. И есть несколько способов, которыми она может действовать. Один их них — это постоянные жалобы и заявления в соответствующие органы с требованиями устранить найденные нарушения. Стучать, говорите, зазорно? На хапуг, которые у тебя на глазах убивают уголки природы, грабят и губят последние места обитания рыбы стучать должно быть не зазорно, а почетно. Если отношение к этому в обществе будет именно такое — к браконьерству как к злостному воровству, то его распространение пойдет на убыль. Существует еще возможность стать общественным сотрудником рыбоохраны, вместе с инспектором участвовать в рейдах, ловить нарушителей, помогать инспекции рыбнадзора в пропаганде, делиться информацией о местах браконьерства. Те, у кого есть свободное время и желание поучаствовать в борьбе, не откажутся, даже несмотря на то, что никаких привилегий и льгот нет.

«Усилиями сотрудников милиции и взаимодействующих с ними общественных объединений и организаций правопорядок в области экологии и природопользования не будет наведен полностью. Но можно надеяться, что он, по крайней мере, значительно укрепится», писал Павел Скороходов в 2005 году. К глубочайшему сожалению, вынужден констатировать, что со времени опубликования материала не изменилось ничего.

У партнеров

    Реклама