Как снежный ком

Эльмира Веселова
20 сентября 2010, 00:00
  Сибирь

Несмотря на все достижения нацпроекта в сфере образования, реформирование системы профессиональной подготовки кадров требует решения все большего количества все более сложных вопросов

Вопрос о роли и месте системы профессионального образования в новой России, традиционно поднимаемый в сентябрьские дни в каждом вузе и техникуме — на парадных линейках и собраниях, — в этом году оказался предметом обсуждения на самом «верху» — на заседании Государственного совета РФ, которое провел президент Дмитрий Медведев. В самом деле, вести страну по пути модернизации немыслимо без опоры на высококачественные трудовые ресурсы. А с ними в некогда самой читающей стране мира далеко не все благополучно. Бизнес сетует на нехватку и слабую подготовку технических специалистов при явном избытке опять-таки недостаточно грамотных выпускников вузов, выпускники — на невозможность найти работу по специальности, педагоги — на мизерное финансирование и устаревшую материально-техническую базу, чиновники — на отсутствие механизмов прогнозирования спроса и регулирования образовательной системы.

Обременительное наследство

Отчасти большинство этих проблем осталось в наследство от советских времен. «Эта система, выстроенная еще в советское время исключительно по отраслевому принципу как часть планового снабжения отраслей народного хозяйства трудовыми ресурсами, слабо изменилась. Нынешняя система профессионального образования никак не соответствует ориентации на инновационную экономику. Между тем потребность в новом рабочем классе постиндустриального времени очевидна», — отмечал губернатор Томской области Виктор Кресс в своем выступлении на Госсовете (именно он был автором основного доклада заседания).

«В СССР расклад в подготовке кадров во многом опирался на производство и был заточен преимущественно на промышленный комплекс», — вторит ему заместитель министра образования, науки и инновационной политики правительства Новосибирской области Дмитрий Метелкин. Сейчас и география промышленности, и структурно-отраслевой состав экономики в большинстве регионов кардинально изменились. А образовательная сеть в основных чертах осталась прежней. Это оставило многие училища и техникумы, ориентированные на внутрирегиональные рынки, без каких-либо перспектив существования. А резкое сокращение финансирования привело к стремительному обветшанию зданий, моральному и физическому износу оборудования и существенным потерям педагогического состава. «Учим почти повсеместно механизаторов на технике, которая 50 лет назад осваивала целину», — доложил Виктор Кресс.

Даже сегодня, несмотря на реализацию нацпроекта «Образование», приведшую к значительным финансовым вливаниям в материально-техническую базу учебных заведений, многие их руководители продолжают ставить финансовый вопрос на первое место в списке проблем. «Проблема номер один, которая остается, — это финансирование, — констатирует директор профессионального лицея № 12 (Барнаул) Борис Кривоносов. — Зарплаты мастеров производственного обучения вымывают кадры. Сейчас за эти пять–шесть тысяч работают в основном женщины, которым пойти больше некуда. К тому же сегодня на региональном уровне, по сути, командуют финансисты, которые не совсем понимают тонкости учебного процесса. Последние три года идет постоянное увеличение нагрузки по производственным занятиям. Сначала было 600 часов в год, потом 700, сейчас говорят о 800. По сути, наших мастеров приравняли к мастерам среднего профессионального образования. Но забыли, что в начальном образовании есть еще воспитательная работа, работа с родителями».

Разбалансировка

В этом смысле вузам, обслуживающим более широкие отраслевые и географические интересы и лишенным дополнительной социально-педагогической нагрузки, переход к капитализму дался значительно легче. Большинство из них расширили свои учебные программы за счет популярных в народе и при этом не слишком капиталоемких гуманитарных дисциплин и стали активно зарабатывать на разного рода платных образовательных курсах.

 pic_text1 Фото: Борис Барышников
Фото: Борис Барышников

В Сибирском федеральном округе при общем увеличении количества колледжей и лицеев на 11% за последние двадцать лет количество выпускников учреждений начального профессионального образования сократилось с 197,7 до 191,2 тыс. человек. Среднеспециальные учебные заведения за тот же период увеличили выпуск с 335,6 до 338,2 тыс. человек (то есть фактически не увеличили). Зато вузы, число которых в округе выросло с 77 до 117, в 2008 году выпустили 953,2 тыс. студентов против 417,7 тыс. в 1990-м. «Современная система готовит 70 процентов специалистов с высшим образованием, 20 — со средним и 10 — с начальным, — констатировал глава группы «ОНЭКСИМ» Михаил Прохоров в своем выступлении на Госсовете, — тогда как требования рынка сейчас таковы: 80 процентов — это начальное и среднее и 20 процентов — высшее». В этой ситуации каждый выкручивается как может. «За последние 20 лет ведущие корпорации у себя дома решили свой вопрос через корпоративные институты, договоры с крупными вузами, с техникумами и ПТУ, — рассказал Прохоров. — Свой локальный вопрос они решили. Тем не менее для остальной экономики проблема подготовки особенно по новым рабочим профессиям, так называемым сквозным, остается крайне острой».

Под этими словами может подписаться подавляющее большинство руководителей предприятий. «Кадровой проблемой мы занимаемся уже два года как минимум. Этот вопрос стоит в первой тройке первоочередных стоящих перед промышленностью, — говорит исполнительный директор Союза промышленников Алтайского края Евгений Ганеман. — Квалифицированных токарей и фрезеровщиков практически нет. Хотя, например, зарплата у имеющегося на заводе «Ротор» костяка — 55–60 тысяч рублей. У молодежи нет стимула идти в рабочие, это непрестижно. И это большая проблема». «Если будешь плохо учиться в школе, отдадим тебя в ПТУ» — заведено говорить в достаточно благополучных семьях. Отправляют учиться в учреждения системы начального профессионального образования детей из неблагополучных семей, чтобы занять их чем-то либо до армии, либо до замужества. Многие не считают, что в этих учреждениях можно получить профессию. Да и само название — начальное профессиональное образование, — скажем прямо, особого доверия не вызывает», — добавляет Виктор Кресс.

Исследование, проведенное в 2008 году Институтом экономики переходного периода, оценивало долю предприятий, испытывавших нехватку рабочей силы, в 26%. В легкой промышленности таких было почти 60%. Лишь 29% предприятий заявили об отсутствии проблем при поиске квалифицированных рабочих. «За январь–август 2010 года в службу занятости Красноярского края заявлено более 146 тысяч вакансий, — комментирует пресс-служба краевого центра занятости. — В том числе доля вакансий для рабочих профессий составила 85 процентов, для служащих и специалистов — 15. Это традиционное соотношение для регистрируемого рынка труда, которое отличается от ситуации с занятыми в экономике края (по данным Красноярскстата, в числе занятых в организациях рабочие составляют 55–60 процентов, служащие и специалисты — 40–45 процентов) и свидетельствует о более высокой потребности в рабочих кадрах, а также о более сильной их «текучести».

Тем не менее руководители многих образовательных учреждений среднего и начального звена сетуют на невостребованность своих выпускников. «Наши кадры в таких количествах уже не требуются, — говорит Борис Кривоносов. — Ситуация в промышленности не самая радостная. Например, если на Моторном заводе в хорошие времена работало до 23 тысяч человек, то сегодня 800. Сложно нашим выпускникам трудоустраиваться даже с такой специальностью, как металло­обработка. Хороший набор на энергетику, пожалуй. С ней сегодня все более или менее хорошо». О слабой востребованности молодых специалистов вопреки всем декларациям работодателей говорит и исследование Владимира Гимпельсона из Высшей школы экономики.

Это лишний раз свидетельствует о том, что полноценный диалог между работодателями, представителями образовательной системы и государством как главным регулятором макроэкономических процессов в стране, отсутствует. «В своих образовательных стандартах государство нас ориентирует на передачу знаний, — объясняет ректор Нового сибирского института, доктор социологических наук, член Общественной палаты РФ Надежда Вавилина, — а бизнес требует от специалистов прежде всего компетенций. Это разные понятия, которые требуют разных подходов. Мы, в принципе, готовы дать своим выпускникам необходимые компетенции, но для этого необходимо сформулировать заказ: что конкретно нужно».

Национальный проект «Образование» худо-бедно обеспечил систему общего и профессионального образования финансами. Появились и прошли первоначальную обкатку новые организационно-финансовые механизмы управления (речь идет о введении принципов нормативного финансирования, современной системы оплаты труда педагогов; переводе ряда бюджетных учреждений в автономный режим; создании малых предприятий при вузах), которые теперь планируется внедрить повсюду. Но сегодня в повестке дня оказались гораздо более сложные ключевые вопросы: кого, чему, как учить и как правильно выбрать путь дальнейшего развития. Найти на них ответы без полноценного диалога всех заинтересованных сторон не получится. В этой связи предложение томского губернатора о продолжении нацпроекта «Образование» в сфере начального и среднего профессионального образования, прозвучавшее на Госсовете, логично. «Все, что наработано сегодня в законодательном плане по вузам, а это и возможность создания при них малых предприятий, и государственно-частное партнерство, и договоры с госкорпорациями и бизнесом, должно быть перенесено в систему начальной и средней профессиональной подготовки. На наш взгляд, на законо­дательном уровне необходимо внести изменения и не облагать налогом зарабатываемые училищами средства. Пусть они их направляют на рост заработной платы и укрепление материальной базы. Нужно дать возможность объединению университетов с колледжами и техникумами. Разрешить финансирование этих комплексов из бюджетов разных уровней. Очень хороша идея прикладного бакалавриата, где 50 процентов времени обучения занимает производственная практика», — считает Виктор Кресс.

Как справедливо отметил томский губернатор, для модернизации профессионального образования сейчас, как это ни покажется странным, наступает самое подходящее время, в том числе по демографическим причинам. Виктор Кресс уверен: «В течение ближайших восьми–девяти лет будет значительно снижаться доля обучаемых, а значит, и нагрузка на бюджет. Россия в ближайшие годы будет терять по миллиону студентов в год, а к 2013 году число студентов уменьшится на 25 процентов. Таким образом, перестанут быть востребованными 100 тысяч преподавателей. Большая часть из них и могла бы составить костяк будущей модернизированной системы начального и среднего профессионального образования».