Фантасмагория факторинга

Спецвыпуск
Москва, 25.06.2012
«Эксперт Сибирь» №25 (337)
Многие компании продвигают факторинг в качестве прогрессивного финансового инструмента. Однако массового распространения среди поставщиков товаров для крупных ритейлеров продукт еще не получил

В мае журнал «Эксперт-Сибирь» попытался выяснить глубину взаимосвязей местных производителей товаров народного потребления (ТНП) с крупными торговыми сетями Сибири. Как оказалось, пищевики на полках ритейлеров присутствуют в изобилии (что не удивительно, учитывая сроки хранения продуктов питания), а вот производители ТНП с сибирской пропиской — в явном меньшинстве (см. «Совсем не тривиальный ширпотреб» в «Эксперте-Сибирь» № 20 за 2012 год). В разговорах с рядом местных компаний мы узнали, что им сложно работать с крупными сетями, поскольку те просят отсрочку платежа — для малого и даже среднего бизнеса это условие является реальным тормозом при выстраивании финансовых отношений с продавцами. Выходом из ситуации могло бы стать применение факторинга, который как раз и направлен на оптимизацию финансовых операций купли-продажи товаров. Однако производители ТНП этот финансовый инструмент не жалуют, ссылаясь на то, что «факторинг при работе с крупными торговыми сетями не эффективен, поскольку при его применении цена для конечного потребителя возрастает».

Подобная позиция производителей ТНП заставила нас обратиться с тем же вопросом к местным производителям продуктов, чтобы проверить, насколько широко развито в среде поставщиков торговых сетей игнорирование факторинга. Специалисты племзавода «Ирмень» (новосибирский производитель молочных продуктов) заявили, что вовсе не слышали про этот финансовый инструмент, а с крупными сетями стараются напрямую не работать. «Связи нет с сетями. Сети работают с НДС, а «Ирмень» без НДС. Нам более выгодно работать с оптовиками», — пояснила начальник отдела экономики и учета ЗАО «Плем­завод «Ирмень» Татьяна Белова. Ряд крупных производителей («Проксима», «Сибирский гурман» и другие) вообще отказались от комментариев, сославшись на неготовность к обсуждению темы. «Факторинг — редкое явление в работе. Спросом среди поставщиков торговых сетей не пользуется. Положительных отзывов про этот продукт не слышала», — заявила менеджер по продажам ООО «Сибирский оптовый центр» Ирина Омельченко,  выразив общее мнение оптовиков.

Так что обсуждать плюсы и минуса факторинга нам пришлось с экспертами финансового рынка и ритейла. Теоретически использование факторинга считается довольно выгодным мероприятием, причем как для сетей, так и для поставщиков. В странах-участниках ВТО, отмечают аналитики, 90% поставщиков, особенно из среды малого и среднего бизнеса (МСБ), используют факторинг. Остальные 10% приходятся на долю транснациональных корпораций, которым сети сами оплачивают товары по факту или даже по предоплате. Средняя отсрочка платежа за факторинг здесь достигает 90 дней (три месяца). В России отсрочка меньше — в среднем 62 дня (по итогам 2011 года), в Сибири — 45–50 дней (из-за повышенных рисков, которые взваливают на себя факторы). При этом в европейской части России, где процессы цивилизованной торговли более развиты, чем в Зауралье, доля приверженцев факторинга составляет от четверти до половины поставщиков сетей.

В царстве теней

Главной проблемой для поставщиков, как было указано выше, являются отсрочки платежей за товар, которые становятся обязательным условием для попадания производителя в сети. Может ли факторинг нивелировать это прокрустово ложе?

Отсрочка платежей за товар, которая является, по сути, кредитованием сетей за счет поставщиков, отрегулирована законодательно. В статье 9 ФЗ № 381 «О торговле» закреплены максимально возможные отсрочки — в зависимости от товарной группы. Например, по скоропортящимся продуктам — 10 дней, по консервам и алкоголю — 45 (это — максимум по продовольственным товарам). Эти отсрочки должны закрепляться в договорах сетей с поставщиками. Если этого не происходит, отмечают специалисты, поставщики могут подавать жалобы в региональные управления ФАС России. Если отсрочки закреплены в договоре, но по факту платежи приходят с задержкой от недели до месяца — тоже можно жаловаться антимонопольному ведомству.

Однако в отношении непродовольственных товаров ФЗ № 381 не работает, соответственно отсрочки сетей достигают 90–120 дней. «В Сибирском федеральном округе половину этого срока можно нивелировать с помощью факторинга. Факторинг в Новосибирске обойдется в 1–2,5 процента от суммы одной поставки (один счет-фактура, реестр). Для сравнения — овердрафт или кредит обходятся в 12–16% годовых. При оборачиваемости непродовольственных товаров (НПТ) в сети за 45–60 дней оплата без факторинга в течение 90–120 дней потребует от поставщика больших затрат на кредит или овердрафт, чем на факторинг. Причем по мере роста объемов отгрузок упущенная выгода от неиспользования факторинга будет расти, а с его использованием (в нем нет ограничений по объемам отгрузок) — ровно наоборот: из «минуса» финансирования отсрочки поставщик будет выходить в «плюс» за счет роста оборота», — комментирует исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний Дмитрий Шевченко.

Казалось бы — столько позитива, почему же спрос на факторинг минимальный? Скорее всего, считают специалисты, столь низкая популярность факторинга при его явных достоинствах объясняется тем, что региональные производители работают по старому принципу, распространенному в эпоху отделов сбыта. «Сейчас еще многим производителям проще отгрузить продукцию оптовикам и забыть про это. Да, сегодня еще можно так работать, но завтра уже вряд ли. К тому же неизвестно, какие будут приоритеты у оптовиков», — отмечает административный директор Союза независимых сетей России Сергей Кузнецов.

При подобных схемах «по-старинке», считают эксперты, возможны различные теневые операции при расчетах продавца и поставщика. Насколько подобная теневая политика распространена в Сибири — сказать сложно. Официальной статистики нет. Однако аналитики УК «ФИНАМ Менеджмент» полагают, что доля поставщиков, которые используют факторинг при работе с сетями, не превышает 10%. Так что выводы напрашиваются неприятные. «На практике, к сожалению, происходят вещи, уводящие взаиморасчеты между поставщиком и сетью в глухую тень. Неформальные договоренности поставщика с закупщиком, собственника продукта с управляющим или франчайзи сети, откровенно коррупционные схемы — все это заканчивается, как только поставщик начинает использовать факторинг, а сеть принимает на себя четкие обязательства по оплате поставленной продукции. В Москве и Питере коррупцию побеждают штрафами — в продуктовом сегменте лидер этой политики X5 Retail Group, в ТНП — Castorama», — отмечает Дмитрий Шевченко. При факторинге возможны два варианта расчетов — сеть платит поставщику за товар, либо поставщик платит сети за дополнительные услуги, связанные с продвижением товара в магазинах. Третий вариант — сеть путем зачета уменьшает сумму оплаты за товар, вычитая стоимость своих услуг. Нужно  отметить, что при факторинге сеть должна вместе со счетом за услуги передать акт, подтверждающий их оказание. В Сибири подобный уровень деловых отношений еще действительно находится в зачаточном состоянии.

Цена факторинга

Другая тема, которая волнует производителей и поставщиков сетей, — это утверждение о возрастании цены конечного продукта при использовании факторинга. «Что касается наценки на продукт для конечного потребителя, то в основном в себестоимости конечной цены на товар факторинг играет не существенную роль — от 2 до 5 процентов в зависимости от срока отсрочки, в то время как наценки сетей составляют до 25 процентов и более», — отмечает представитель регионального центра ФК «Лайф». «Предусмотрена возможность выбора, кто платит комиссию — сеть, поставщик или на паритетных началах. Что касается удорожания продукции, то в случае работы по финансированию закупок ситуация чаще обратная — большинство сетей и крупных покупателей получают скидки от своих поставщиков за раннюю оплату товара, а комиссия за факторинг меньше стоимости коммерческого кредита поставщика. Факт снижения затрат на закупки налицо — это отмечают многие наши клиенты», — прокомментировал директор НФК в Новосибирске Руслан Агаев. «Можно не менять цену для конечного потребителя, а взять комиссию на себя, для сетей эти ставки минимальны, а компания, используя факторинг, может увеличить объемы и заработать больше. Ведь размер факторингового финансирования зависит не от прошлых доходов, а от объемов продаж компании, в том числе планируемых. Иными словами, факторинг открывает доступ к денежным ресурсам очень широкому кругу предприятий. Он не имеет ограничений по размеру финансирования, не зависит от объемов уже полученных предприятием кредитов», — отмечает руководитель по развитию факторинга Сибирского филиала ОАО «Промсвязьбанк» Татьяна Михайлина.

Понятно, что те финансовые структуры, которые активно продвигают факторинг, не станут его ругать. Что же говорят независимые эксперты? «В основном сейчас факторинг не выгоден. Крупные сети являются надежными клиентами для поставщика, для малого предприятия, но и цены у них ниже, чем в небольших розничных компаниях. Поэтому, отдавая 7–10 процентов от выручки за услуги факторинга, компании МСБ зачастую лишаются потенциальной прибыли, учитывая, что на продажах крупных сетей рентабельность бизнеса для них составляет порядка 10 процентов», — считает главный экономист УК «ФИНАМ Менеджмент» Александр Осин.

Истина, вероятно, как обычно где-то рядом. Но, как ни крути, факторинг для предприятий МСБ действительно пока выгоден лишь в теории. Четких и устойчивых отношений между игроками рынка еще не выработано. Все подводные камни взаимоотношений между сетями и местными поставщиками, полагают эксперты, упираются в «нераскрученность» местных брендов. Поэтому рецепт для поставщиков достаточно тривиален — внедряться в сети путем производства собственной торговой марки (СТМ). В таком случае, как известно, сеть выступает по отношению к местному производителю в качестве генподрядчика, заказывая ему партию товара с четкими характеристиками и стоимостью. В сети такие товары появляются под собственными брендами (например, «красная цена») и стоят на 20–40% дешевле, чем локальные бренды тех же производителей. Схема позволяет загрузить местные производства и вы­играть в ценах.

Факторинг в таком случае поможет безболезненно наращивать обороты в высокий сезон спроса, например, на квас — летом, на пельмени — зимой. Можно, конечно, развивать собственный бренд самостоятельно, но лучше при помощи факторинга увеличивать обороты, одновременно наращивая инвестиции в маркетинг и производство. Есть и третий путь — комбинировать вышеперечисленные варианты, развивая собственный бренд и размещая его в сетях за счет сотрудничества с ними же по СТМ. «В любом случае использование факторинга поможет поставщику выйти из-под коррупционного диктата отдельных закупщиков, поставив бизнес на прозрачную и понятную платформу, в результате чего рост его оборотов будет ограничен только уровнем спроса на его товар в сети. Данная перспектива, как ни странно, является привлекательной и для самих сетей — для них в перечне факторинговых продуктов существует реверсивный или закупочный факторинг, который позволяет «выбирать» ключевых, самых ценных поставщиков, которые при длительных отсрочках будут получать финансирование под кассовые разрывы без ущерба для прозрачности взаимозачетов», — считает Дмитрий Шевченко.           

У партнеров

    Реклама