Восток и Запад

Спецвыпуск
Москва, 17.12.2012
«Эксперт Сибирь» №50 (358)
Общий объем заявленных, активно реализуемых и завершенных инвестиционных проектов в Сибири за последние четыре квартала превысил 1,7 трлн рублей. Половина этих средств идет в энергетику, металлургию и инфраструктуру, концентрируясь на восточных территориях. У Западной Сибири есть шанс стать поставщиком продуктов и технологий для гигантских промышленных строек

Вопреки мнениям скептиков, Сибирь активно строится, точнее сказать, планирует строиться. Из более чем 260 рассматриваемых нами инвестпроектов 121 находится на стадии активного строительства, общая стоимость вкладываемых за счет их реализации в экономику средств вплотную приближается к триллиону рублей. Это даже больше объема фактурных заявлений о намерениях, озвученных за год. Впрочем, фактурные заявления не всегда имеют конкретное денежное выражение, поэтому 605 млрд рублей на «намерения» и «планы» — цифра достаточно эфемерная.

Завершенных проектов было действительно мало. Если бы не ввод в эксплуатацию Богучанской ГЭС стоимостью почти 68 млрд рублей, их суммарный объем не дотянул бы и до 30 миллиардов. К ним можно добавить завершенные проекты на стадии пробных запусков общим объемом около 30 миллиардов, но даже с учетом этих проектов особого масштаба в инвестиционном процессе зафиксировать не получится. С другой стороны, и замороженных проектов оказалось немного, к тому же не слишком крупных (за исключением отказа группы «Нитол» от строительства завода поликристаллического кремния). Приостановил свою работу Бийский сахарный завод, планировавший вложить в развитие производства около миллиарда рублей, суд посчитал незаконным реконструкцию трибун стадиона «Труд» в Томске, а белгородский холдинг «Приосколье» решил отложить строительство свиноводческого комплекса «Алтайский бекон» стоимостью 5 млрд рублей в Алтайском крае (под который Сбербанк был готов открыть кредитную линию) до осознания изменений рынка в связи со вступлением страны в ВТО.

Активные инвестиционные проекты в регионах Сибирского федерального округа (октябрь 2011 — октябрь 2012) (

Концентрация на востоке

Количество инвестиционно привлекательных отраслей в Сибири ограничено. Если судить по объему инвестиций, то 57% всех средств идут в металлургию, энергетику, лесную и химическую промышленности. Размеры основных фондов создаваемых предприятий здесь настолько велики, что в инвестиционных процессах имеют возможность участвовать только крупнейшие промышленные группы вроде En+, «Металлоинвеста» или «Русской платины». При этом, как мы отмечали в сентябре этого года, четверть вкладываемых в восточные регионы частных инвестиций идет через госкомпании. Это модернизация РЖД, трубопроводные проекты «Транснефти», развитие предприятий госкорпорации «Ростехнологии».

Совершенно логично, что концентрация производств ресурсоемких отраслей приходится на три восточных регионaа: Красноярский край, Забайкалье и Иркутскую область. Количественно здесь сосредоточена треть всех сибирских проектов и 60% общего объема инвестиций. Второй логичный вывод, который подтверждается цифрами, — производства строятся в чистом поле, 78% инвестиций приходит в greenfield-проекты. Масштабной модернизации уже существующих производств не происходит. Руководители действующих на территории Сибири предприятий крайне мало вкладывают в их развитие. И это повод задуматься — либо компаниям просто нечего вкладывать, либо получаемая прибыль выводится с территории Сибири и оседает в центральных регионах страны или других государствах.

Совершенно понятно, что крупные федеральные или иностранные инвесторы всегда пользовались особым вниманием региональных властей. Ведь привлекая на территорию федерального игрока, можно было подняться в списке претендентов на инфраструктурные вложения государства. На три упомянутых региона приходится четверть инфраструктурных инвестиций. Ожидать дополнительных средств на реализацию менее масштабных проектов, реализуемых местными компаниями, вряд ли стоит. В то же время каждый крупный федеральный проект приходится вести буквально в ручном режиме. Причем даже это не гарантирует успеха в случае изменения конъюнктуры российского или международного рынков. Яркий пример — завод поликристаллического кремния группы «НИТОЛ», который планировали построить в Усолье-Сибирском Иркутской области. Первые пробные партии продукции на нем выпустили еще в 2008 году. Но с 2008-го по 2011 год рыночная стоимость поликристаллического кремния на мировом рынке снизилась с 400 до 30 долларов за килограмм. Маржинальность бизнеса упала настолько, что на рынке смогли остаться только крупные игроки. И теперь завод, на основе которого в регионе планировалось создать целый «солнечный кластер», вряд ли будет построен. По данным регионального правительства, в настоящее время «НИТОЛ» концентрируется на традиционных направлениях деятельности.

Накормить восток

Западные регионы Сибири компенсируют недостаток крупных инвесторов множеством небольших проектов, направленных на обеспечение внутреннего спроса. Прежде всего речь идет о более чем двух десятках проектов в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Ориентируясь на сырье и логистику, инвесторы развивают производства в Алтайском крае, Новосибирской и Томской областях. Агропромышленный кластер растет и на территории Красноярского края. На востоке инвесторы идут по пути создания мегаферм, стремясь захватить максимальную долю восточного рынка в своем сегменте. Например, «Сибирская аграрная группа» из Томска строит в Красноярском крае свинокомплекс мощностью 25 тыс. тонн мяса в год. Если судить по текущему состоянию мясного рынка этого региона, это предприятие будет способно закрыть около 25% потребности жителей края в свинине.

Усложняющих местную экономику проектов от сельского хозяйства и пищепрома ожидать сложно. Внимание инвесторов приковано к птицеводству, свиноводству и выращиванию овощей. Любая из этих сфер гарантирует относительно быстрый и уверенный возврат инвестиций. К тому же подобные проекты относительно недороги. Отрадно отметить, что в 2012 году и в этой сфере появились интересные новички. Например, на Алтае продолжаются эксперименты с виноделием. Виноград здесь выращивали давно, но технических (винных) сортов в обилии не было, пока к процессу не привлекли французов. Оценить экспортные перспективы местного вина пока сложно, но оно точно станет одной из достопримечательностей туристической зоны. В Новосибирской области вновь и вновь рождаются проекты по разведению рыб ценных пород. В 2006 году новосибирская «Гамма Сервис» планировала построить в Верх-Туле рыбоводческий комплекс, уже тогда речь шла об осетрах и черной икре. Информации по старому проекту нет, но есть практически идентичный новый, правда, осетров будут выращивать в «тепличных» условиях на сбросных водах Новосибирской ТЭЦ-3. Идея не нова, вопросы остаются только к перспективам ее коммерциализации. Например, «Новосибирскэнерго» в октябре 2002 года отказалась от собственного рыбоводного комплекса на базе ТЭЦ-2 из-за убыточности производства.

Казалось бы, добывающие предприятия на востоке России могли бы потянуть за собой рост не только в пищепроме, но и в машиностроении или производстве строительных материалов. Но, как уже не раз писал «Эксперт-Сибирь», автоматического выстраивания длинных технологических цепочек во вторичном секторе экономики не происходит. Производственные проекты для нужд местной промышленности в Сибири рождаются только в регионе, где самодостаточность возведена в абсолют и стала принципом жизни, — Кемеровской области. Так, в начале года холдинг СДС объявил о планах производства 55-тонных БелАЗов, которые используются на небольших (или не модернизированных) угольных разрезах. А в конце лета кузбасский Центр транспортных систем объявил о совместном проекте по производству ленточных конвейеров и конвейерных систем с чешской Alta Invest. Ориентированы на внутренний рынок и Яйский НПЗ, и сборочные проекты группы «МаррТЭК» в Ленинске-Кузнецком.

Герои своего отечества

Структура идущих инвестиционных процессов имеет важную для региональной власти особенность. Местные компании практически в них не участвуют. Доля «родных» инвесторов, вкладывающихся в развитие на своей территории, не превышает 10%. Единственный регион, который успешно борется с этим трендом, — Кузбасс. Созданные здесь холдинги постепенно выстраивают технологические цепочки, а иногда попросту скупают все сколько-нибудь значимые активы.

На региональном уровне, к счастью, начинают осознавать, что рассчитывать исключительно на «газпромы» и «роснефти» больше не получится. Как отметил в интервью «Эксперт-Сибирь» министр экономического развития Новосибирской области Алексей Струков, привлечение инвестиций извне и стимулирование их изнутри — процессы одинаково важные. И заманивая на свою территорию якорного резидента вроде производителя литий-ионных батарей «Лиотех», власти рассчитывают на создание большого количества малых бизнесов, ориентированных на потребности этого гиганта. Однако Новосибирской области, исторически не обласканной вниманием крупных ФПГ, деваться, по сути, некуда. Другим же регионам тоже пора внимательнее присмотреться к местным производителям и вплотную заняться их встраиванием в технологические цепочки промышленных гигантов федерального масштаба.          

Новости партнеров

    Реклама