Закон веника

Чтобы выжить, малому предпринимательству необходимо консолидироваться

В конце сентября при полномочном представителе президента в УрФО прошло заседание Экспертно-консультативного совета по развитию малого и среднего предпринимательства. Региональные предпринимательские структуры и общественные организации оказались единодушны: бизнесу мешают развиваться административные барьеры, поборы контролирующих организаций, а также высокие налоговые платежи и недостаток оборотных средств. В итоге вклад малых предприятий (МП) в региональный валовой продукт ограничивается скромными 4 - 9%. По числу МП на тысячу жителей Урал со своими четырьмя единицами отстает не только от Москвы и Санкт-Петербурга (20,3 и 23,6 соответственно), но и от общероссийских показателей (6 единиц). Об уровне европейских стран (45 малых предприятий на тысячу человек), Японии (49,6) и США (74,2) и говорить не приходится.

Между тем страны, обладатели столь высоких показателей, давно отработали механизм успешного развития малого предпринимательства. Он во многом зависит от слаженной работы трех составляющих. Во-первых, от государства требуется создание соответствующего правового поля. Во-вторых, местное самоуправление должно обеспечить на территориях необходимые условия. Наконец, задача малого бизнеса - суметь развиться в конкретном правовом поле и в конкретных условиях. Реальность показывает: на Урале эти звенья упрямо не желают связываться в цепочку. И нестыковка тормозит развитие самого мобильного бизнеса - малого.

Золотая жила

Власть прекрасно понимает, что малое предпринимательство - это золотоносный источник, перекрывать который неразумно. А позволить этому источнику свободно развиваться - значит простимулировать малый бизнес к превращению в такую силу, которая при случае не упустит возможности пролоббировать собственные интересы и подвинуть чиновника, загораживающего горизонт. Поэтому МП привязали на короткий поводок, который время от времени то ослабляют, то затягивают до судорог.

Заметно ослабило удавку изменение налогообложения. Сначала появилась упрощенная схема расчета налогов, а в 1999 году - единый налог на вмененный доход для определенных видов деятельности. Региональным властям, в компетенцию которых входит определение величины повышающего налогового коэффициента, пришлось мыслить реальными категориями, в итоге новые налоги оказались вполне посильны даже для новичков малого бизнеса.

Предпринимательство начало выходить из тени. Только по итогам I полугодия 1999 года в бюджет страны поступило на 143% больше налогов. Бизнесмены наконец избавились от бумажной волокиты, кроме того, именно благодаря "вмененке" они вернулись к планированию собственного дела. Руководители МП теперь вынуждены просчитывать ситуацию как минимум на год вперед, поскольку увеличение реальной прибыли впервые стало выгодным. Правда, не обошлось без перекосов. Супермаркеты, штат которых явно превышал нормативы, дробились на сеть самостоятельных мелких магазинов. Крупные производства делились на несколько независимых предприятий. В итоге и монстры бизнеса с громадным товарооборотом, и мелкие предприятия стали платить почти равные налоги.

В Свердловской области правительство переоценило прежнюю лояльность по отношению к МП в январе 2001 года: повысило ставки единого налога сразу в несколько раз. Для сотен мелких МП это фактически означало гибель. И предприниматели вышли митинговать на центральные площади Екатеринбурга. Акции протеста оказались настолько многочисленны, а угрозы поднять цены пропорционально налогам столь реальны, что властям пришлось пойти на уступки. Тем более что предпринимателей поддержали многие депутаты и мэры областных городов. В итоге МП одержали весомую победу - новая редакция областного закона снизила местные налоговые коэффициенты.

Ликование, однако, было недолгим: свердловское правительство сейчас снова рассматривает законопроект об очередном повышении коэффициентов с 1 января 2002 года. Необходимость повышения власти мотивируют инфляцией. Кроме того, планируется перевести на "вмененку" еще несколько видов предпринимательства, где сложно провести учет доходов (главным образом общепит). Предприниматели готовятся к очередному удару.

Селекция

Помимо несовершенного налогового законодательства, еще одно препятствие на пути становления МП - нехватка оборотных средств. Практика оказания финансово-кредитной поддержки со стороны государства показывает: малые предприятия могут рассчитывать на ее получение, но часто на весьма жестких условиях.

В Центре содействия предпринимательству (ЦСП), созданном при правительстве Свердловской области, в основном кредитуется торговля: именно эта отрасль способна за достаточно короткий срок вернуть 20 - 30 тысяч рублей, взятых под 8 - 9% в месяц. Челябинскими властями для МП предусмотрены две формы материальной помощи. Во-первых, компенсируется часть процентной ставки за пользование кредитами комбанков, правда, предоставленных на финансирование инвестиционных (и только!) проектов. Во-вторых, администрация области предоставляет гарантии для реализации все тех же инвестиционных проектов. Размер компенсации при этом составляет 1/2 действующей ставки рефинансирования Центробанка (12,5% годовых на сегодняшний день). Сами предприниматели скептически оценивают шансы получить государственные деньги, слишком уж однозначные поставлены условия кредитования: два года на реализацию проекта; создание новых рабочих мест; проценты за пользование кредитом банка не должны превышать ставку рефинансирования ЦБ РФ; более высокая относительно других инвестиционных проектов бюджетная эффективность. Возможно, как раз эта жесткость оставила невостребованной прошлогоднюю бюджетную сумму на компенсацию в размере 5 млн рублей.

Зато предприниматели Удмуртии могут оформить по упрощенной схеме микрокредит (до 50 тыс. рублей) в Удмуртском государственном фонде поддержки малого предпринимательства, учредителями которого выступают правительство республики и федеральный фонд поддержки малого предпринимательства. Микрокредит оформляется сроком на 6 месяцев (предусмотрена возможность пролонгации договора с отсрочкой выплаты основного долга), средняя ставка кредитования в 2000 году составила 37,5% годовых (на тот момент чуть больше ставки рефинансирования Центробанка), в качестве залога принимается недвижимость, промышленное оборудование и транспорт. Устраивает малый бизнес и финансовое соотношение кредита и залога: при получении кредита в 100 тыс. рублей необходимо оформить залог в размере 150 тыс. рублей.

Другой формой государственной поддержки МБ стали лизинговые операции. В 2000 году Удмуртская лизинговая компания заключила 23 договора (как правило, на приобретение "ГАЗелей"). Ставка по договору в этом году составила 23 - 25% годовых (в прошлом году впервые на конкурсной основе были заключены договоры по ставке 15% годовых сроком на три года). В таких договорах есть несколько принципиальных моментов, представляющих интерес для малого бизнеса: возможность применения механизма ускоренной втрое амортизации; cокращение налога на имущество; необязательность ликвидного обеспечения (по сравнению с кредитованием); отнесение лизинговых платежей на себестоимость продукции и, соответственно, снижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Ханты-Мансийский окружной фонд поддержки предпринимательства и развития конкуренции счел возможным выкупать первые этажи жилых домов и передавать их предпринимателям с отсрочкой платежа на два-три года. Впрочем, подобные прорывы в регионах крайне редки, как и проведение открытых конкурсов между МП на поставку товаров для государственных нужд.

Малый бизнес крайне заинтересован в государственной кредитной поддержке - в первую очередь в части пополнения оборотных средств, а также в предоставлении условий, которые помогут сократить собственные расходы. Как видно, зачастую процесс этой поддержки предваряется своеобразной "сортировкой": кому дать, а с кем повременить. Понятно, что, выделяя бюджетные деньги, власть рассчитывает на их возврат и хочет видеть экономическую перспективность таких вложений. К сожалению, критерии этой сортировки оставляют желать лучшего и извращают саму суть финансово-кредитной помощи. А поддержка и без того перспективных направлений наводит на мысль о том, что делается это не без корысти.

Дойная корова

В муниципальных образованиях малое предпринимательство воспринимают не как "кровь" экономики, способную поглотить избыток рабочей силы и развить городскую инфраструктуру, а в первую очередь как большую кормушку. Именно в административном произволе, который творится на местах, бизнесмены усматривают главное препятствие на пути своего становления.

К примеру, в Ижевске ежегодная сумма различных поборов (включая прямые взятки муниципальным служащим) составляет 1 млрд рублей. Такую цифру просчитал председатель Союза предпринимателей-работодателей Удмуртии, директор фирмы "Ижавтопласт" и депутат городской думы Ижевска Рауф Кутдузов . При этом Госсовет Удмуртии стабильно принимает программы поддержки малого предпринимательства. "Стратегическим приоритетом в части развития предпринимательства должно стать создание благоприятного инвестиционного климата, а также устранение административных барьеров при осуществлении предпринимательской деятельности..." - это цитата из программы "Развитие Удмуртии на 2001 - 2004 годы", с которой победил на первых президентских выборах Александр Волков . Названная Рауфом Кутдузовым сумма в 1 млрд рублей сопоставима с объемом заработной платы бюджетников всего Ижевска. В удмуртском Госкомитете по предпринимательству цифру прокомментировать отказались, однако в целом согласились с тем, что малый бизнес в республике по-прежнему воспринимают как дойную корову.

Самый большой скандал, связанный с действиями муниципальных властей, разгорелся весной этого года. Владельцы автоприцепов "Купава" (до 70% общего объема продаж хлебобулочных изделий в Ижевске) возмутились процедурой регистрации торговых точек, которая занимала не менее трех месяцев. Для реализации хлебобулочной продукции необходимо было оформить специальный паспорт с восемью разрешительными подписями представителей городских служб, и каждый росчерк пера влетал предпринимателю в копеечку. Только "пошлина" за присвоение кадастрового номера составляла до 10 тыс. рублей. По условиям аренды земельного участка владельцы "Купав" официально могли заключать договор на срок до 3 лет, однако, как правило, договоры аренды заключались на срок 6 - 12 месяцев, и с каждой новой пролонгацией предприниматель нес убытки. Условия регистрации владельцев автоприцепов в Удмуртии считают объявлением настоящей войны против предпринимателей.

По мнению Сергея Казанцева, президента общественной организации "Союз предпринимателей торговли и услуг Свердловской области "Бизнес-лига"", в Екатеринбурге те же "короткие поводки". В частности, после отмены федеральным правительством патента на право торговли муниципалитет понял, что его фактически отлучили от руля. И в Екатеринбурге появился аналог ижевскому регистрационному паспорту - аттестат на право торговли.

Этот обязательный документ подписывался в мэрии, и его отсутствие было поводом для закрытия торговой точки. И никого не волновало, что для получения заветной бумажки, по словам Казанцева, владельцу магазина или киоска предстояло пройти семь кругов ада: собрать разрешительные подписи в пожнадзоре, санэпидстанции, управлении благоустройства. А там - одни "берут", вторые "берут"... В итоге аттестат становился "золотым": несмотря на то, что официально документ выдавался бесплатно, в разных районах и службах города действовали свои расценки, в среднем выходило до 5 тыс. рублей за каждую пролонгацию. Решение о сроках действия аттестата было отдано на откуп районным администрациям, и порой этот срок ограничивался лишь одним месяцем, за которым следовали все те же семь кругов. Документ стал узаконенным рычагом нажима на бизнесменов.

Некоторые мэры уральских городов, по их собственным признаниям, готовы чинить препятствия МП только потому, что считают: там работают одни жулики. Доля правды в таких заявлениях есть - практически половина объемов МП крутится в тени, и криминала, допустим, в фирмах-прилипалах, занимающихся либо перепродажей металла, либо скупкой краденого лома, хватает. Но муниципалы особо и не горят желанием вникать в деятельность прочих фирм, традиционно довольствуясь контролем над "кормильцами" - торговлей и общепитом (согласно данным Свердловского областного комитета государственной статистики, на них приходится 33,3% от общего числа МП, в целом по России - 74,7%).

Ближайший пример дружных совместных действий местного самоуправления и малого бинеса (причем с явной выгодой для МП) "Эксперт-Урал" нашел в Западной Сибири. В Омске муниципальные служащие, курирующие потребительский рынок, занялись разработкой новых направлений для работы МП. Например, недавно им показалась перспективной тема под условным названием "мясная лавка". Кураторы просчитали все составляющие (параметры помещения, наименование оборудования, режим работы, число сотрудников, санитарные и прочие нормы), при которых производство и торговля мясопродуктами будут выгодны как для предпринимателей, так и для населения. Разработали соответствующее положение, после чего собрали бизнесменов и сделали им конкретное предложение заняться "мясной лавкой". Никто не ставил никаких сроков и сверхзадач, бизнес сам решал, выгодно ему развитие этого направления или нет. В результате сегодня "мясную лавку" Омска образуют десятки предприятий, а сам город обеспечен мясопродуктами по цене примерно на 40% дешевле, чем в соседних территориях.

К барьеру!

Предприниматели часто лишь вспарывают воздух возмущениями по поводу властного произвола. Но есть и конкретные примеры противостояния. В Екатеринбурге бизнесмены безрезультатно роптали против принудительной аттестации до тех пор, пока городская прокуратура не была вынуждена привести документ в соответствие с законом. Результатом стал прокурорский протест, подтверждающий незаконность обязательной аттестации. Сегодня аттестат носит заявительный, то есть добровольный характер. Если бизнесмену очень хочется, чтобы данный документ вершил "иконостас" прочих официальных документов, он может добровольно пройтись по всем инстанциям и получить аттестат.

В Перми в середине сентября руководители МП собрались на семинар, где бизнесменов учили преодолевать административные барьеры. Правда, большинство предпринимателей назвали обучающий курс рядовым (он проводится не впервые), а идею его проведения - изжившей себя. Кроме того, организатором мероприятия выступила администрация Перми. В итоге на семинар пришло не более десятка участников.

В Удмуртии борьбу с административными барьерами в мае этого года возглавил бывший бизнесмен, а сегодня главный федеральный инспектор аппарата полномочного представителя президента в округе Сергей Чикуров. При аппарате создана межведомственная комиссия, на заседаниях которой представители бизнеса, общественных организаций предпринимателей и законодатели пытаются выработать схему противостояния поборам и властному прессингу. Самая главная задача, по мнению Чикурова, - создание "единого окна" для регистрации малых предприятий. Для примера была приведена Казань, где процесс регистрации занимает всего восемь часов, и сам предприниматель не общается с множеством служб, а значит, автоматически исключена возможность торга за регистрационные документы.

Идеальным способом учета предприятий властями многие руководители МП считают реестр. Такой, в частности, действует в Москве: предприниматель зарегистрировался, взял в аренду помещение. После этого он должен прийти в городскую управу, показать свидетельство о регистрации и договор аренды с хозяином имущества. Его документы тут же фиксируют и закрепляют за ним реестровый номер. На этом знакомство с муниципалитетом закончилось. А реестр - и есть учет предпринимателей на территории муниципальной структуры.

Другой пример. В апреле этого года в Удмуртии ввели книгу инспекторских проверок субъектов малого предпринимательства в республике. Подобное ноу-хау попытались внедрить и в Перми. В этой книге по специально разработанной форме предприниматели должны фиксировать каждое посещение контролирующих органов, фамилии инспекторов, цель и результат проверки. Реально ведение книги было затруднено тем, что далеко не каждого проверяющего можно "уговорить" расписаться в этой книге, а без подписи инспектора запись считается недействительной. Недавно лед тронулся: в августе 2001 года вышел президентский закон "О защите прав юридических лиц и частных предпринимателей при проведении государственного контроля и надзора". И теперь такие книги стали обязательными для всех субъектов МП. Предприниматели надеются, что закон уменьшит лазейки для коррупции на местах, ибо он как раз и ограничивает "полномочия органов местного самоуправления в области защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля и надзора". Право контролировать МП остается за федеральными вертикальными структурами, которые довольно далеки от возможности лакомиться из "бизнес-кормушки" на местах.

При комитете экономики Челябинской областной администрации в 2000 году был создан Центр поддержки и развития предпринимательства. Эта структура пролоббировала в местном парламенте "Программу поддержки и развития малого бизнеса на 2001 - 2002 годы" стоимостью 27,3 млн рублей. Часть этих средств направлена на издание специальной литературы и создание консультационных пунктов для малого бизнеса, около 13,4 млн предназначено для финансовой поддержки предпринимателей.

Но, пожалуй, самую оглушительную победу одержали в суде союз "Бизнес-лига" и владелец екатеринбургских магазинов "Салон кожи" и "Снежная королева" Максим Коновальцев. Его возмутила незаконная проверка, проведенная в его магазине год назад сотрудниками инспекции по потребительскому рынку и услугам и наложившая на хозяина салона штраф. Инспекция была создана и действовала на основании постановления главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого . Однако бизнесмен посчитал, что само постановление о создании инспекции противоречит конституции, ведь на основании федеральных законов контролировать предпринимательскую деятельность имеют право лишь государственные органы, в частности Центр по стандартизации и метрологии, а также Госторгинспекция.

Все девять месяцев судебной тяжбы дело контролировали юристы "Бизнес-лиги". В результате Чкаловский районный, а затем и Свердловский областной суды признали постановление мэра о проведении проверок предпринимательской деятельности в сфере потребительского рынка и услуг, а также постановление об организации инспекции по потребительскому рынку недействительными и не порождающими правовых последствий. Теперь особенно странным кажется тот факт, что, несмотря на решение Свердловского суда, городская инспекция не распущена, ее сотрудники продолжают выполнять свою работу. И только те предприниматели, которые знакомы с судебным вердиктом и осведомлены о своих правах, не обращают на действия инспекторов никакого внимания. Правда, таких пока не много.

Под чужой "крышей" душно

Безусловно, победы малого бизнеса доказывают важность и своевременность консолидации его в самостоятельные структуры и лоббирования собственных интересов на правительственном уровне. Но еще большим доказательством становится тот факт, что слишком мало у нас предпринимателей, знакомых со своими правами и, что главное, способных отстоять их в одиночку. Редкий бизнесмен юридически подкован настолько, чтобы в совершенстве знать действующие законы и невольно не нарушать их. Мало кто решится несколько месяцев бодаться с властью в зале суда. Куда проще откупиться, считают многие. И эта безграмотность, это деловое одиночество очень помогают чиновнику в его манипуляциях.

Президент Екатеринбургской ассоциации малого бизнеса Владимир Лобок считает: в поисках управы на чиновника малый бизнес не должен ждать поддержки от конкретных управленческих персон, а активно работать со всей действующей властью, добиваясь от нее нужных решений. Правда, дается это нелегко: по словам заместителя председателя Свердловской областной думы Александра Заборова , стоявшего у истоков создания Центра содействия предпринимательству, даже и в тех редких случаях, когда власти пытаются советоваться с малым предпринимательством перед принятием важных решений (например, налога на вмененный доход для "бытовки"), активность этих решений оставляет желать лучшего. Классической обратной связи (подготовка проекта Законодательным собранием, рассылка его по ассоциациям МБ, получение замечаний) нет.

Может быть, поэтому бизнес чаще предпочитает развиваться без помощи властей. Несколько лет назад в Екатеринбурге модные и редкие книги продавали прямо на улицах, раскладывая их на деревянных ящиках и полиэтиленовых пакетах. И вот инициативные люди под руководством Евгения Волкова организовали в областном центре ассоциацию "Книжный клуб". В результате уродливые книжные развалы приняли цивилизованную форму: в помещении крупнейшего в городе культурно-оздоровительного спортивного комплекса (КОСК "Россия") появились постоянно действующие ярмарки. В этот "книжный мир" потянулись не только розничные покупатели, но и директора книжных магазинов, и жители всей Свердловской области. Теперь "Книжный клуб" не просто торгует литературой, он проводит встречи с писателями, организует дискуссии. В общем, ставит бизнес на цивилизованные рельсы. Подобная установка и у руководителя Уральской автомобильной ассоциации Павла Шестопалова. Ассоциация объединила сеть магазинов, дилерских фирм и сервисных служб. А регулярно проводимый в центре Екатеринбурга масштабный автосалон объединил инициативы участников этой ассоциации на автомобильном рынке.

Таким образом, конкретные примеры пользы бизнесу от объединения предпринимателей есть, есть и успехи лоббирования интересов на властном уровне. Почему МП не спешат вступать в различные ассоциации поддержки (только в одной Свердловской области зарегистрировано 67 таких организаций)? К примеру, в каждом районе Екатеринбурга зарегистрировано по нескольку тысяч МП. При этом в одной из старейших городских общественных организаций - союзе "Бизнес-лига" - насчитывается 131 участник. Отчасти потому, что в большинстве эти структуры созданы не так давно (редко кто может похвастаться хотя бы пятилетним опытом работы в данной сфере) и результативных действий на их счету пока не так много. Кроме того, часть этих фондов и ассоциаций создана при различных властных структурах, которым они изначально и должны противостоять.

Независимую структуру, по мнению Владимира Лобока, можно создать по образцу и подобию германской торгово-промышленной палаты. Там все МП законодательно обязаны быть членами ТПП. Зато эта мощная, эффективно работающая структура может оказывать широкий спектр услуг - от финансовых до лоббистских. А поскольку является негосударственной, нет причин для коррупции: ТПП - это посредник между чиновником и частным бизнесом. Именно о таком посреднике и мечтает Сергей Чикуров; кстати, его роль пытаются играть и ТПП Сургута и Перми, взявшиеся за организацию круглых столов и пробивание межрегиональных барьеров, но до немцев им пока далеко.

Не дозрели пока малые предприниматели Урала ни до заинтересованности в охране собственного бизнеса (в том числе в интеллектуальной и юридической), ни до объединения капиталов ради общего дела. Правда, в этом году в Челябинской ассоциации предпринимателей все же надеются завести так называемый "коммерческий фонд", что-то похожее на кассу взаимопомощи, куда одни члены ассоциации будут предоставлять свободные средства для кредитования других под ликвидный залог. Но это все же имеет отношение больше к бизнесу, чем к строительству крупной лоббистской структуры.

МП по привычке считают себя жертвами обстоятельств. И не понимают: с ними не считаются как раз потому, что малый бизнес пока не представляет собой реальную силу. А чтобы стать силой, нужно время и желание. И если предприниматели займутся созданием крупной лоббистской структуры с такой же активностью, как они недавно в Екатеринбурге добивались отмены непосильного налога на вмененный доход или в Челябинске и Екатеринбурге боролись с незаконным налогом на содержание городской инфраструктуры, то они сумеют решить свои проблемы. Важно, чтобы они сами поняли: альтернативы консолидации нет.

Екатеринбург - Челябинск - Ижевск - Пермь

Елена Орлова, руководитель Пермской областной организации Роспрофсоюза среднего и малого бизнеса:

- Бизнес и власть общего языка не найдут никогда: у них разные интересы. Взаимоотношения бизнеса и власти можно сравнить с двумя соприкасающимися шестеренками, которые, по идее, существуют сами по себе, но если между ними не будет "смазки" в виде законов или устраивающих всех правил игры, то нормального функционирования как одного, так и другого не будет.

Я считаю, что неправильно видеть в малом и среднем бизнесе только источник налоговых поступлений. Идею введения единого налога на вмененный доход исказили до неузнаваемости: изначально задуманный в виде альтернативной (по выбору предпринимателя) формы налогообложения, он в итоге стал обязательным и ухудшил стартовые возможности новичков, пожелавших открыть свое дело. У нас есть закон "О государственной поддержке малого предпринимательства", приняты уже пять программ государственной поддержки малого и среднего бизнеса, но у нас нет закона о малом бизнесе как таковом. По сути у предпринимателя сейчас есть только обязанности, но не прописаны права.

Борис Югов, заместитель начальника отдела ВЭД Пермской торгово-промышленной палаты:

- Поголовная регистрация МП в каких-то крупных структурах в наших условиях невозможна. Надо быть реалистами и понимать, что многие регистрируются не для производственной или коммерческой деятельности, а для ухода из-под налогов или невыполнения договорных обязательств. Я вижу другой путь: предложить каждому предпринимателю добровольно войти в Реестр надежных партнеров, нахождение в котором могло бы стать лучшей визитной карточкой для любой фирмы.

Больше всего нас волнует проблема кредитования малого бизнеса. Одним из путей решения этой проблемы мы видим развитие франчайзинга: производство комплектующих, оборудования и инструмента для крупных предприятий поручается мелким самостоятельным предприятиям, но под маркой крупного. Главная проблема - убедить руководство крупных предприятий заняться решением этих проблем.