Майонез как источник энергии эволюции

"Рынок - это модель человеческой жизни", считает генеральный директор екатеринбургского ОАО "Жировой комбинат" Владимир Веселов

Веселов прошел классический путь советского руководителя: на комбинат попал после института в 22 года, был инженером-механиком, начальником смены, начальником отдела снабжения, начальником производства, заместителем директора. В 35 лет стал генеральным директором. Тогда, в 1986 году, "пищевка" еще законно пребывала на задворках социалистической экономики.

С приходом экономики капиталистической жировой комбинат сумел выдвинуться в ее лидеры. За высокую деловую активность и эффективную деятельность признан лауреатом всероссийского конкурса "1000 лучших предприятий и организаций XXI века".

Отличительной особенностью менеджмента предприятия стало грамотное эволюционирование. О том, как удается обеспечить стабильное развитие бизнеса, наш разговор с Владимиром Веселовым.

- Владимир Петрович, что позволило вам, бывшему "советскому директору", принять другие условия игры?

- Тактично назвав меня "советским директором", вы ушли от расхожего более резкого ярлыка: "красный". Топ-менеджеров, которые продолжают работать с советских времен, можно считать последними из могикан. Но относить меня к бывшим "советским" по сути не верно.

Я такой же топ-менеджер, как и нынешние молодые управленцы, только с большим стажем работы. Начинал в пору хозрасчета, первых экономических экспериментов, когда устаревшая хозяйственная модель дала трещины. При всех гримасах перестройки именно тогда стало складываться другое мышление. Молодые директора второй половины 80-х уже пробивались к рынку. Для нас тот период был полон оптимизма. Мы выдержали все зигзаги, на которые были столь богаты экономические реформы 90-х. В это время был заложен генотип нового отечественного капитализма, который сегодня определяет судьбу бизнеса в условиях нарастающей конкуренции.

- У вас есть простая формула успешного менеджмента?

- Будь менеджмент простым делом, долларовые миллионеры составляли бы подавляющее большинство населения земного шара. Управление бизнесом лишено незатейливых рецептов. Даже самый элементарный вопрос: менеджмент - это наука или искусство, - не имеет однозначного ответа. Спросив о формуле, вы тем самым подчеркнули, что считаете менеджмент скорее наукой. Но вы же не ждете от меня точной математической формулы с коэффициентами и квадратными корнями! Универсальная и гарантирующая успех на 100 процентов формула просто невозможна. Значит, вы говорили образно, а это уже ближе к искусству...

Менеджмент - это синтез искусства и науки. Отсюда и все трудности в этом деле. Мне, пожалуй, ближе искусство. Наука по природе своей слишком холодна и устремлена в бесконечность. Бездушный механизм извлечения прибыли может быть очень эффективным, но до поры до времени. Если руководствоваться только математическим стремлением к максимуму, можно выжечь вокруг все ресурсы как напалмом.

Постоянное разрешение различных противоречий - одна из основ управления бизнесом. Не зря говорят: рулить предприятием. Имеется в виду именно маневрирование между крайностями. Но если на дороге они просты и очевидны: обочина и встречная полоса, то в бизнесе все гораздо тоньше.

- Надо ли искать золотую середину в джунглях капитализма? Быть зубастым ягуаром в них куда предпочтительнее, чем пугливым травоядным...

- Можно загрызть в джунглях всех остальных, но это будет мертвый лес. А если вдобавок съесть всю растительность, то джунгли вообще превратятся в пустыню. Нет печальнее картины, чем одинокий царь зверей на бескрайних голых просторах...

- Такому "царю" и повеситься не на чем...

- Вот видите, вы чувствуете моральный аспект рыночной конкуренции. Не учитывая его, нельзя добиться в этом деле серьезных и прочных успехов. Я не готов массированной атакой на соседние рынки "раздавить" бывших коллег по отрасли, а теперь конкурентов. Проверенная годами мужская дружба - столь же неотъемлемая часть моей жизни, как и бизнес.

- Хорошо, агрессивный маркетинг вам чужд. Что тогда главный инструмент?

- Оптимизация решения задач. Хозяйственный процесс - это всегда цепочка: на входе сырье, на выходе - товар, приносящий прибыль. Промежуточных звеньев много, и каждое требует постоянного внимания, улучшения. Сама конфигурация элементов тоже имеет массу вариантов. Вчера был хорош один, сегодня другой. Завтра должен быть третий. Какой именно? Многое часто делается с помощью интуиции и того, что принято называть даром божьим.

Но в любом случае это постоянный анализ и синтез высокого порядка. Цепочку мысленно разбиваешь на звенья, после чего их вновь и вновь собираешь, пытаясь достичь более совершенного состояния. В этом конструировании, пожалуй, и заключается главное наслаждение бизнесом.

- Но ваш комбинат, извините, майонез производит, а не компьютерные программы. В масложировой промышленности, как у Гейтса: бизнес со скоростью мысли?..

- Не вижу причин для ехидства. Потому что альтернатива мысли только одна - глупость. И для скорости альтернатива одна - неподвижность. А неподвижная глупость - это не бизнес, а что-то совсем другое.

Комбинат за семь лет на собственные деньги приобрел самого современного западного оборудования на 20 миллионов долларов, следуя достижениям мирового интеллекта, технической мысли. А ведь всего лишь майонез производит! Как вы считаете, простое дело - качественная рафинация 300 тонн жиров в сутки? Сами названия операций и оборудования говорят об уровне технологий: метод электромагнитной активации, атомно-абсорбционный спектрофотометр... Производство современных качественных продуктов питания не менее сложно, чем производство компьютерных программ.

- Оборудование можно купить за рубежом. Но специалисты на комбинате - отечественные. Многие работают еще с тех времен, когда наукоемкость продукции сводилась к соблюдению ГОСТа 70-х годов.

- При внешней простоте продукции жиркомбината она, подчеркиваю, весьма наукоемка. Важно быть в курсе последних исследований органического мира. Чтобы взять максимум полезного из растительных жиров и в максимально полезной форме перенести все это в человеческий организм, прикладная наука продолжает изучать и человека, и масличные культуры. Казалось бы, все уже давно известно, но такое впечатление обманчиво. Природа постоянно дает пищу открытиям. Персонал комбината теперь находится в научном "тонусе" для того, чтобы знать и понимать ход мыслей исследователей и адаптировать открытия к производству.

- Тех, кто не в "тонусе", увольняете?

- Команда хороша сплоченностью вокруг лидера и единой цели. Когда это нарушается, приходится аккуратно, но твердо вносить в состав команды изменения. И в этих случаях я расстаюсь с людьми достаточно легко. Конечно, идеальной команды не создать никогда. Хороший топ-менеджер подобен скульптору, который верит, что лучшее его произведение - впереди.

- И что - впереди? Что более всего влияет на перспективы бизнеса?

- Природные факторы. Основное наше сырье - растительное масло. Хороший урожай подсолнечника - одна картина, плохой - совершенно другая. Разумеется, мы стараемся заранее подготовиться к тому или иному повороту событий, делать быстрые и грамотные выводы из происходящего.

- Эта практика касается только видов на урожай?

- Не только. Весь бизнес по сути - оперативная реакция на внешние обстоятельства. Когда в середине 90-х в Россию хлынул продовольственный импорт, наш комбинат начал активную модернизацию производства, позволившую поднять качество продукции и уровень упаковки. Этим мы сбалансировали ситуацию. Не просто уцелели в условиях ожесточенной конкуренции, но укрепили свои позиции. Продовольствие, привозимое из-за границы, имеет очень длительный срок хранения. А это, как правило, мощные консерванты, химия. Мы ближе к потребителю того же майонеза. Традиционно предпочитая только натуральные компоненты, мы сделали ставку на свежесть и привычный, родной вкус продукции.

Технологическую базу пищевой промышленности эпохи социализма богатой не назовешь. Но даже в столь узком коридоре возможностей мы сумели отреагировать адекватно. Первые 30 лет существования жиркомбината его основной продукцией был маргарин. А потом изменилась структура потребления. В последнее десятилетие мы больше внимания уделяем майонезу, занимаем сейчас второе место в стране по его выпуску. Без резкой смены приоритетов комбинат вполне мог остаться не у дел, что и произошло со многими отечественными предприятиями.

Десять лет нового капитализма в России - хорошая школа. Кто хотел, многому научился, чувствует себя уверенно.

- И коридор возможностей расширяется.

- Но и рынок становится жестче. Помните наши магазины образца 1991 года? Там же ни хрена не было! А сегодня в универсамах Екатеринбурга одного хрена в банках - 20 сортов, майонеза - 40 видов! Все сразу: и новые возможности, и новые проблемы. Удерживать конкурентные позиции на рынке становится все сложнее, даже наращивая сбыт продукции. Ты выходишь с интересной новинкой. А следом пятерка конкурентов - еще с пятью новинками, тоже интересными. Ты предоставляешь беспрецедентные скидки оптовикам, они этому рады. Однако тут же появляется производитель с мировым именем и соответствующими ресурсами, готовый временно работать вообще себе в убыток, лишь бы тебя потеснить. Так что кататься, как сыр в масле, некогда.

Развитие отечественной экономики уже упирается в пределы, не зависящие от конкретного бизнесмена. Мы дошли до захватывающих парадоксов. Чтобы российский бизнес мог получать с потребителей все больше денег, он должен этим потребителям все больше денег давать. Главным источником платежеспособного спроса на потребительском рынке становятся доходы людей, занятых в частном бизнесе. И выбор у страны невелик: либо сравнительно дружное благосостояние, либо порочный круг нищеты.

- Достаточно высокие зарплаты на вашем комбинате - путь к коллективному процветанию?

- Коллеги-бизнесмены меня порой упрекают: балуешь персонал, можно платить и меньше. Но люди - не бильярдные шары, чтобы загонять их в угол. Да, я не хочу обижать коллектив, в котором за три десятилетия многому научился и многого достиг.

А проблема доходов в обществе в целом - вопрос не столько моральный, сколько экономический. Товары в магазин можно привезти из разных концов России и мира. Но покупатели-то в этот магазин придут "местного производства".